ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Запрограммированная дверь уже стала закрываться за Аратаком, который еще не втащил внутрь длинный хвост, и Дэйну с Райэнной пришлось придерживать ее руками, но все равно ящер получил несколько царапин. Дэйн попытался сочинить подходящее случаю извинение, но не нашел ничего лучшего, чем сказать:

— Разве Божественное Яйцо ничего не поведало на тему трудности посещения друзей, обитающих в мышиных норах?

Аратак, подняв глаза, убедился, что не сможет выпрямиться во весь рост, не ударившись головой о потолок, и потому примирился с удобной позицией на четвереньках на полу. Его глубокий мягкий голос вибрацией отозвался в диске-переводчике, вмонтированном в горло Дэйна.

— Божественное Яйцо, да продлятся мудрые дни его, пока солнце горит, говорит, что, где встречаешь старого друга, там тебе и дом большой, и радость. — Дэйн, уже привыкший пользоваться диском, внимательно прислушивался к шипящим слогам родного языка Аратака, который продолжал: Я рад вас видеть обоих до глубины души. Надеюсь, ваша жизнь здесь полна счастья и богатства?

— В достаточной мере, — без энтузиазма отозвался Дэйн.

— Полна работой, — рассмеялась Райэнна.

— Следовательно, таковая жизнь соответствует вашим требованиям к существованию в этом мире? — спросил Аратак. На его морде застыло то странное выражение, которое Марш никогда не мог понять.

— Как сказать, — медленно проговорил Дэйн, желая быть откровенным с другом, но не собираясь жаловаться, тем более что жалобы эти прозвучали бы глупо, — просто я думаю, что чересчур долго сижу на одном месте. Вот мы и подумываем о том, чтобы нанять небольшой космический корабль и посмотреть, что нового в галактике; ведь есть же неисследованные миры… и хотя этот очень приятный, но…

— А правду сказать, — страстно вмешалась Райэнна, — он просто чертовски заскучал!

— Ну, Райэнна…

— Чертовски, — повторила она с той же горячностью. — Он думает, что я не вижу, но я вижу. Я сама по уши увязла в работе! Я занималась отчетами об охотниках и программе, которую не закончила, когда невольничий корабль мехаров захватил меня. У меня такое ощущение, что, если я увижу еще одну тетрадь для записей или услышу очередной запрос об информации, я взорвусь! Я жду не дождусь, как бы вырваться снова на волю.

— Это в самом деле так?

— Так, — подтвердила Райэнна. — Аратак, хочешь чем-нибудь освежиться?

— Я бы выпил, — признался он. — Эта планета неприятно сухая, и у меня нарушен обмен веществ.

Она подошла к панели, за которой в отдельном отсеке лежали тубы с пневматически запечатанными продуктами питания, и с помощью компьютера стала составлять напиток, приятный для вкуса ящера.

— Дэйн? Вино или чай?

Он подошел и помог ей разобраться с напитками; размеры Аратака не позволяли им свободно перемещаться по комнате, не переворачивая мебель, поэтому они просто стащили на пол диванные подушки, сели на них и оказались как раз на уровне глаз ящера.

— Итак, ты намерена вырваться на свободу, Райэнна? И скажи мне, с чего бы ты хотела начать? Или у Дэйна, может быть, есть какое-нибудь сокровенное желание?

Райэнна сказала:

— Я бы хотела организовать экспедицию на спутник планеты охотников, на тот, что мы называли Красной Луной, и заняться изучением руин, которые мы там обнаружили, и выяснить, какие существа там обитали.

Во время охоты Райэнна как-то пропадала целый день и всю ночь, и друзья уже сочли ее погибшей, но она вернулась и рассказала невероятную историю о том, как оказалась в подземелье и как ее спасли существа, обитающие во мраке, потомки древней, неизвестной цивилизации.

— Я умираю от любопытства, но надеюсь, что на этот раз отчеты об экспедиции будет писать кто-нибудь другой!

Дэйн хихикнул. Аратак спросил:

— А разве ты уже не сделала столько работы, чтобы можно было заняться чем-нибудь другим или отложить ее?

— Честно говоря, до конца еще далеко, — признался Дэйн. — Я уже знаю, где нанять космический корабль и опытного пилота, но у нас все упирается в окончание работы Райэнны! И не говори, что ты тоже страстно хочешь полететь!

— А если я тебе скажу это, ты не впадешь в ярость? — спросил Аратак, и Марш засмеялся — он и забыл, насколько буквально переводит диск. Ни ирония, ни сарказм, ни преувеличение прибор не передавал.

Он сказал:

— Если ты мне скажешь такое, Аратак, поверь, мы оба просто обалдеем от радости. Не так ли, дорогая? — добавил он, многозначительно взглянув на Райэнну.

— Ну разумеется, — подтвердила она. — К тому же совсем не сложно найти корабль с необходимым для тебя пространством и соответствующие твоим вкусам запасы пищи. Аратак, ты всерьез подумываешь отправиться с нами?

Даже в сухом переводе диска отразились нотки сожаления, прозвучавшие в ответе Аратака.

— Боюсь, это невозможно, — сказал он. — Но если вы не слишком далеко зашли в подготовке этого проекта, может быть, я смогу предложить другой вариант, а свой вы отложите на время?

Дэйн почти физически ощутил укол любопытства. Интуиция? Можно было бы догадаться, что друг заявился сюда не просто так!

Аратак неторопливо отхлебывал свое «вино», созданное компьютером, хотя, по мнению Марша, напиток отдавал сильным запахом давно прокисшего и забродившего пива, ящер его просто смаковал.

— У меня недавно был разговор с одним из членов Совета Протекторов, сообщил он им. — Похоже, у них возникли проблемы, и они полагают, что мы в состоянии помочь им.

Дэйн никогда не слышал о Совете Протекторов. Это его не удивило — в Содружестве широкой сетью раскинулись различные административные учреждения, организации и ассоциации, охватывая собою всю огромную Звездную Федерацию. Так что человеку не под силу все их упомнить.

Поначалу такое положение вещей его тревожило, но вскоре он выяснил, что и Райэнна помнит названия только тех агентств, с которыми имеет дело. Разумеется, Содружество не являлось само по себе правительством как таковым, а скорее уж разумной организацией, способствующей сохранению мира и развитию торговых отношений между цивилизациями различных звездных систем.

— Совет Протекторов изучает культуру Закрытого Мира, недавно открытой планеты, — сказал Аратак, и Дэйн, естественно, тут же понял, что термин «недавно» применяется в масштабах Содружества и может означать не одну сотню лет. — Цивилизация на этой планете находится пока на варварском уровне развития. И, как обычно, Совет пытается получить подробное представление об их обществе и его культурной структуре, прежде чем объявить им о нашем существовании и попытаться привлечь их в Содружество. Место это по-настоящему любопытное — с особенностями, которые должны заинтересовать тебя, Райэнна. Например, там существуют на одинаковой ступени развития разума два вида существ. Один — раса похожих на меня ящеров, а другой — разумные обезьяноподобные…

— Что? — взволнованно спросила Райэнна. — Уж не о Бельсаре ли Четвертом ты говоришь, Аратак?

— Ну да. А ты знаешь о нем, Райэнна? Это значительно упрощает мою задачу.

— Я слежу за дискуссией вокруг теории Дельма Велока о Пропавшем Корабле. В комментариях Анадриго, мне кажется, мало смысла; параллельная эволюция могла бы…

— Подожди, подожди, — сказал Дэйн. — Да подожди же! То есть я хочу сказать, остановись на минутку и поясни хоть немного, пока я вконец не запутался!

Райэнна рассмеялась:

— Я расскажу тебе, что знаю, а затем Аратак продолжит объяснения для нас обоих. Бельсар-4 является загадкой для ученых моей области науки. Дело в том, что, как правило, раса соответствует окружающей ее среде. Большинство рас ящерообразных обитают на тех планетах, где ни за что не смогли бы развиться млекопитающие или, в крайнем случае, они были бы мелкими и незначительными. Если ящерообразные разумны, они бы уничтожили всех млекопитающих конкурентов еще на ранней стадии развития; хотя в других условиях… Я помню, Дэйн, как ты рассказывал мне о ваших протозаврах, которые не были разумными, имея крошечные мозги, и, не умея приспособиться к изменению климата и планетарной экологии, вымерли. Правильно?

3
{"b":"4964","o":1}