ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они вновь оказались на Красной Луне, и за ними гнались охотники… Человек-паук сокрушил копье Райэнны, но Аратак успел где-то подхватить для нее другое

Он поднял глаза, потрясенный, вглядываясь в черное, бархатное, покрытое яркими звездами небо, пытаясь прийти в себя. Конечно же, он помнил, что они находятся на Бельсаре, но тем не менее продолжал вертеть головой, ожидая нападения охотников…

Аратак поднял Райэнну на руки. Ну да, ведь человек-паук ранил ее в ногу… и затем они побежали.

«Но ведь с наступлением темноты охота заканчивается», — подумал он, вновь приходя в недоумение, и усилием воли заставил себя вспомнить, что на них нападают не охотники.

А всего лишь люди. В основном хорошие люди, но они боятся Звездных Демонов… Он бежал, пытаясь вновь окунуться в настоящее, забыть о Красной Луне. Перед глазами стоял разрубленный череп Притваи, и он с запоздалым сожалением подумал: «Ведь я не хотел убивать его! Но выбора не было».

Впрочем, им удалось-таки сбежать без потерь. И возможно, темнота, которую аборигены напрямую связывали со Звездными Демонами, укроет их от преследования.

Как бы там ни было, они уходили.

10

Где-то в густой листве, закрывающей звезды, заухала птица, охотящаяся ночью. Хруст травы, легкий шорох лап говорили о присутствии в джунглях животных, занятых своими ночными делами: охотой и бегством от преследования, едой и размножением, жизнью и смертью.

«Подобно нам», — подумал Дэйн.

Райэнна беспокойно заерзала на лапах Аратака.

— Отпусти, теперь я смогу идти.

— Не можем же мы всю ночь бродить вот так в темноте вслепую, — сказал Драваш. — Надо лагерь разбивать. За нами никто не гонится. Кто же будет по ночам связываться со Звездными Демонами? Так что суеверия в данном случае работают на нас.

Тут и там темноту джунглей прорезали лучи звездного света. Под порывом ветра зашелестели листья, и Дэйн понял, что дрожит; к ночному небу поднималось тепло, накопленное землей за день, и остывающий пот холодил тело. Ноги болели от бега, а ноющая голова еще звенела после удара древком копья господина Притваи.

Что ж, голове Притваи еще хуже…

Он плохо помнил, как же они все-таки выбрались из города; смутно припоминался бег по бесконечному лабиринту улиц, закрытых сверху сомкнутыми крышами, пережидание в укромных уголках, растянувшееся, казалось, на часы, и вроде бы происходило это в каком-то саду, поросшем отвратительно пахнущими растениями. Всплывало кошмарное ночное сражение, когда Аратак ломился в чьи-то ворота, а охранники, вместо того чтобы наброситься на них, отчаянно сражались за эти самые ворота, боясь оказаться за стенами города среди рашасов и Звездных Демонов…

В темноте кремень чиркнул о сталь, и на короткое время огонек осветил морду Драваша. Он стал подбрасывать сухие ветки и листья в огонь, а Дэйн размышлял о том, стоило ли разводить костер, ведь он может выдать их преследователям, а то и указать утром, куда они направились. Но тут где-то в отдалении взвыл рашас, и он решил, что все-таки костер — не так уж и плохо.

Итак, они снова стали дичью. Он вновь ощутил, что ждет, как вот-вот над деревьями покажется красный диск… и постарался взять себя в руки. Он находился здесь. И это происходило сейчас. Объединяла эти ситуации только угрожавшая им опасность.

Пламя взметнулось высоко, осветив поляну. Джода обхватил ладонями лицо; подошла Райэнна и положила руку ему на плечо, но он в ужасе отшатнулся.

— Что с тобой?

— Я знал, что все слишком хорошо, чтобы длиться долго! — воскликнул парень. — Что, что же вы такое наделали, если орден Анкаана приказал вас уничтожить? А вы убили в схватке господина Притваи… Кто же вы такие? Я еще никогда не был… — Он оборвал себя, сглотнул и уже спокойнее спросил: — Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?

— Завтра, — решительно сказал Драваш. — А теперь больше всего мы нуждаемся во сне.

Возможно, таким способом Первые Люди избегали прямых ответов. Джода стелил себе постель, яростно поглядывая на Райэнну. «Что же мы ему расскажем? — подумал Дэйн, укладываясь. — И неужели Драваш думает, что мы спокойно уснем после всего того, что произошло?» Лично он, Марш, был слишком взвинчен, чтобы уснуть. Он просто закроет глаза…

Дэйна разбудил вопль рашаса. Он открыл глаза и увидел, как тварь извивается в объятиях Драваша; сверкнул тяжелый нож протозавра, и капитан отбросил обезглавленную тушу в кусты, затем поднял голову зверя и швырнул ее в другую сторону. Дэйн услышал призывные крики и шорох лап. Местные хищники собирались на обед. «Интересно, как они выглядят», — подумал он, но потом решил, что лучше и не знать.

Райэнна покрепче прижалась к нему. Слышно было, как рядом лязгал зубами Джода. Женщина откатилась от Дэйна, перевернулась на другой бок, и он услышал, как она что-то успокаивающе бормочет в темноте, и понял, что она прижимает парня к себе, укладывая его голову на плечо. Он ощутил волну охватившего его раздражения. Боже милостивый, да неужели он ревнует к пареньку? Глупо, ведь малыш напуган до сумасшествия всем случившимся! К тому же Маршу очень хотелось спать. Он плюнул и снова сомкнул веки.

Когда он снова открыл глаза, небо посветлело от приближающегося рассвета, звезды исчезли. Аратак скукожился над умирающими углями костра, к которому во сне жался обернутый в одеяла Драваш, рискуя подпалить край накидки.

— Я хотел по возможности дать ему поспать подольше, — прошептал Аратак, да так тихо, что Дэйн уловил его слова только через диск-переводчик. — Он сражался накануне больше, чем я, и заслужил отдых.

Вокруг в лесу было тихо. Дэйн уже знал, что на рассвете вероятность нападения рашасов мала, но тем не менее, отойдя в кусты облегчиться, он не выпускал из руки рукояти меча. Когда он вернулся к лагерю, Райэнна и Джода тоже проснулись. Аратак поймал себе жука на завтрак, и теперь поедал это блюдо с огромным удовольствием, так горожанин лакомится свежей форелью, выловленной в горном ручье. Джода же, вытаращив глаза, со страхом смотрел на появившуюся чудом из рюкзаков Дэйна и Райэнны горячую пищу; и, несмотря на всю любовь к наставнице, он таращился на нее с суеверным страхом в глазах. Что ж, придется ей подумать, как объяснить ему, что рюкзаки-термосы нужны для того, чтобы не питаться, как Аратак, живыми насекомыми.

— Вы обязаны мне объяснить, что это значит! — сказал Джода, уставясь на пищу, но не дотрагиваясь до нее. — Вас назвали Звездными Демонами! А тут еще пища, которая появляется разогретой сама по себе, — она выглядит странной и не похожей ни на одно блюдо, которое мне доводилось видеть… Может быть, это и есть пища демонов?

Райэнна задумчиво провела рукой по волосам и улыбнулась ему.

— Ну что ты, конечно же нет, — сказала она. — Неужели в твоих глазах, Джода, я выгляжу демоном?

— А я не знаю, как выглядит демон-женщина! — В голосе его прорезалась высокая истеричная нотка. — Дерешься ты как мужчина, груди перевязываешь, словно у тебя их нет, а они есть, есть… А твои глаза, они такие странные…

Он испуганно замер. Райэнна закусила губу.

— Ну тогда, может быть, — тихо сказала она, — будет проще, если я скажу тебе, что да, мы Звездные Демоны, а ты уходи к своим в город, из которого мы бежали.

Он уставился на нее, затем отбросил коробку с едой, обнял Райэнну и зарылся головой у нее на груди.

— Я не могу этого сделать! — воскликнул он. — Ты не демон! Я никогда не поверю, что ты демон! Ведь если ты со звезд, то я всегда верил, что на звездах живет добро, а не зло! А ты — добрая! И мне наплевать, что будут говорить, я знаю, что все вы добрые!

На минуту Райэнна крепко прижала его к себе, затем мягко отстранила и произнесла:

— Ты прав, я не демон, и надеюсь, что в твоих глазах я всегда буду только доброй. Бери эту пищу и ешь; запасов у нас не много, но если есть возможность, надо питаться. А пока ты будешь есть, я постараюсь объяснить тебе столько, сколько смогу.

32
{"b":"4964","o":1}