A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
64

И вообще, надоели эти звери. Здесь их чересчур много, очевидно, просто некому истреблять, а как было бы здорово сесть спокойно под дерево и отдохнуть, не опасаясь, что в любую минуту тебе на плечи свалится чертова кошка!

Вода тут падала с высоты не более десяти футов и не ревела так угрожающе. Внизу образовался глубокий спокойный пруд, густо поросший водяными цветами. Они сделали небольшой привал и перекусили, а Аратак с наслаждением погрузился в воду и застыл там на несколько минут. Дэйн понимал его состояние — ведь со дня спуска в Великий каньон у них не было возможности искупаться, и хотя ящер не жаловался, он наверняка страдал без воды. Да и Марш не спешил столкнуться нос к носу с охотником за рабами для киргонов. Он понимал, что рано или поздно надо выходить на связь с кораблем Содружества, может быть, и посредством Громкоголосого, и докладывать о наличии на данной планете киргонов. Дэйн реально оценивал шансы в схватке с этим белым животным. Даже вчетвером им не устоять. Оно настолько же свирепее гранта, насколько грант свирепее рашаса.

Копченое мясо харлика было очень вкусным. Дэйн, конечно, не отказался бы от кусочка хлеба, но что поделать, нельзя сразу иметь все, и пока не найдется то самое дерево, на котором растут сандвичи с ветчиной, как пелось в песне, он готов довольствоваться тем, что есть.

— Как там насчет рыбы, Аратак? — В конце концов, должны же надоесть ящеру блюда из насекомых. Конечно, каждый жучок имеет свой вкус, но об этом вообще лучше не думать.

— Пока не видно, — сказал Аратак. Он с довольным видом выбрался из воды и устроился на мелководье, приготовившись охотиться. Он пугнул одно из тех маленьких пушистых созданий, похожих на тюленей, лапой откинул его подальше в пруд, затем внезапно плюхнулся в самый центр водоема и вынырнул, ухватив какое-то чешуйчатое существо. Устроившись поудобнее в воде, он принялся за трапезу, мгновенно свернув добыче шею. Райэнна, сняв сандалии, погрузила ноги в воду среди лилий. Дэйну тоже захотелось искупаться. День стоял жаркий, а вода была холодной. Джода скинул юбку и поплескался у берега, а затем принялся вытирать запачканные песком ноги. Дожевав кусочек похожего на ветчину мяса харлика, землянин зевнул и принялся наблюдать за крошкой китом, выпускающим фонтан воды. Такой шестидюймовый кит казался не более странным, чем девятифутовая ласка, на которую походил грант. И ему вспомнилась старая шутка, ходившая в Йеллоустонском парке, где он отработал сезон до поступления в колледж. Самым забавным среди дикарей, как называли себя гиды, считалось сесть недалеко от туристов и травить байки о якобы обитающих в парках шакалоупе и редкой, покрытой мехом форели, живущей в гейзерах… Вот бы привезти пару таких крошечных китов на Землю!

Здесь, у подножия водопада, в мирной тишине, где Аратак занимался рыбалкой, Райэнна лежала на берегу, опустив ноги в воду, к Дэйну вернулось прежнее ощущение радости жизни.

Так всегда и было, подумал он, в настоящих приключениях.

Когда карабкаешься в горы или в одиночку совершаешь кругосветное морское путешествие, — а он проделывал и то и другое, — большая часть времени тратится на тяжелую работу, а когда выпадает редкая минута подумать на досуге, то прежде всего изумляешься тому факту, что зачем-то вообще ввязался в такое предприятие!

И только в моменты тишины, еще более редкие, начинаешь ощущать всю прелесть таких приключений. Один знакомый певец как-то сказал ему, что терпеть не может концертов. По крайней мере до тех пор, пока они не заканчиваются и не раздаются аплодисменты…

Он лениво посматривал на китов-малюток, на каких-то еще небольших, похожих на угрей, гибких существ, покрытых мехом, как выдры, которые, извиваясь, выбирались на грязный берег, таращили на него любопытные глаза, подняв усатые мордочки, и уползали обратно в воду. Какой бы катаклизм ни пережила эта планета, но все же в ее природе остались незаполненные ниши. Шестидюймовых китов труднее представить в виде объекта охоты в отличие от шестидесятифутовых!

За прудом начинался небольшой склон. Почва там была мягкой, и на ней отчетливо выделялись округлые отпечатки лап, принадлежавших, должно быть, охотнику за рабами. Рядом тянулись следы от сандалий аборигена.

Дэйн опустился на колени и внимательно осмотрел следы. Они выглядели свежими, словно кто-то еще шел по следу белого существа. Он отыскал то место, где все следы соединились. Человек, должно быть, двигался навстречу Дэйну и его товарищам.

Какое-то расстояние Марш прошел вдоль цепочки следов. Тут торопиться не следует: им совершенно ни к чему сталкиваться с монстром лицом к лицу, да и любого аборигена Бельсара можно сразу же пожалеть, если он вдруг столкнется с белым чудовищем. Не доходя до деревьев, Дэйн остановился. Судя по ширине шага и глубине отпечатков носков сандалий, можно было предположить, что, выйдя из леса, неизвестный побежал. Словно преследуя кого-то или будучи преследуем. Однако Дэйн не видел других отпечатков. И это его озадачивало.

А может быть, аборигена преследовал белый ящер? То самое призрачное существо, которое могло при желании и не оставлять отпечатков, чьи следы начинались и обрывались, точно он приходил из никуда в ниоткуда?

«Вот это уже нечестно», — подумал Дэйн. Особой любви к аборигенам Бельсара он не испытывал, но надо отдать им должное: по большей части это были мирные и радушные люди. Похоже, сейчас землянин начинал разделять принятую в Содружестве точку зрения: эти люди ничем не заслужили такой судьбы. Слишком скверно, что на их планете появились киргоны, охотники за рабами. А тут еще и эти чудовищные белые ящеры!

Разумеется, мирный статус планеты делал ее весьма удобным местом для охоты киргонов или другой рабовладельческой расы, например мехаров, выкравших Дэйна с Земли…

Марш вернулся к пруду. Аратак продолжал заниматься рыбалкой, вернее, только делал вид, лишь бы оправдать свое затянувшееся пребывание в холодной воде. Райэнна и Джода сидели на берегу, увлеченные беседой.

И все же что она нашла в этом ничтожестве? Впрочем, такое суждение тоже нечестно. У нее столько же оснований выбрать Джоду, как и Дэйна. В конце концов, парень испытал шок, узнав, что вселенная — это нечто гораздо более впечатляющее, чем он даже мог себе представить, а Райэнна…

Громкие щелкающие звуки вернули его к реальности. В глубине джунглей с деревьев взмыли вверх совоподобные птицы, испуганно крича. Марш посмотрел в сторону деревьев; эти совы действовали как превосходная система сигнализации.

Где-то среди деревьев зашевелились кусты, и Дэйн услыхал чей-то голос, но слов на таком расстоянии разобрать было нельзя.

Из леса по направлению к ним выходили люди. Марш опрометью кинулся к своим.

— Подъем! — скомандовал он. — У нас гости! Живее!

Они быстро поднялись по склону и миновали ступеньку следующего каскада водопада. Дальше подъем пошел круче, пришлось карабкаться между больших валунов. Дэйн был настороже, держа руку на рукояти меча. Его глаза внимательно осматривали верхушки нависающих над водой деревьев. Если рашас прыгнет прямо сейчас…

А может быть, и повезет. Может быть, рашас подождет их преследователей…

Вверху расщелина сужалась, по краям потока и из самой воды торчали острые, как клыки, кристаллические обломки. Карабкаться становилось все труднее — гладкие поверхности стекловидной породы выматывали больше, нежели мягкая почва. Вдоль потока, извиваясь, тянулась узкая тропа, усеянная небольшими зазубренными осколками стекловидной породы…

Из-за валуна вышел господин Ромда и остановился посреди тропинки.

На его красивом лице гуляла довольная улыбка, однако было очевидно, что он готов в любой момент пустить в действие копье, которое держал обеими руками, прижав к телу.

— Ну и хватит, — сказал он. — Не советую бежать обратно вниз. Там уже поднимаются мои люди.

Дэйн вздрогнул, и копье тут же дрогнуло в руках Ромды. Джода и Райэнна встали рядом с Маршем, выставив копья, но Копьеносец лишь улыбнулся. Место, где он стоял, было слишком узким. Втроем они не могли подойти к нему одновременно, даже вдвоем было бы тесно.

47
{"b":"4964","o":1}