ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Друг, собрат по оружию, партнер… во всем самом важном, что есть в моей жизни».

Минуту спустя он подозвал Джоду, чтобы тот шагал рядом с ними. Парень серьезно пострадал, и было бы просто нечестно, чтобы он находился вдали от Райэнны. Глядя на Джоду, на его маленькую героическую фигурку, на перевязанную руку, Дэйн ощутил прилив волны тепла и гордости. С внезапным изумлением он вдруг понял, что только что подумал: «Вот он какой, наш парень…»

Над ними мерцали громадные звезды Бельсара. И вдруг впереди, в темноте промелькнуло что-то белое. Дэйн схватился за рукоять меча и в тот же момент услышал, как со свистом вырвалось дыхание сквозь сжатые зубы Райэнны. Это был белый ящер!

Он был выше Аратака и значительно крупнее. Ящер стоял впереди, загораживая путь.

— Святой! — выдохнул в ужасе Ромда.

В голове Дэйна послышались слова. Он понял, что их произносит та самая фигура, которая маячит впереди, освещенная звездами.

«Остановитесь! Кто вы такие и что вы делаете на нашей планете? Пришла пора мне это услышать от вас самих: чего вы хотите?»

18

Ночные джунгли вокруг точно вдруг притихли. Пока слова выстраивались в голове в понятные фразы, Дэйн слышал, как колотится его сердце, слышал бесчисленные голоса ночи, даже шуршание листочка на ветру. Джода больно вцепился в руку Райэнны.

— Так они существуют, фелиштара! Это же один из святых из Обители Святых, и они настоящие, а не сказочные, чтобы пугать ими детишек! Они настоящие!

На фоне этого детского бормотания голос Аратака показался диким ревом.

— Божественное Яйцо говорит, что дурак видит лишь скорлупу яйца; мудрец же разглядит зародыш того, что выйдет из него со временем. Поскольку ты говоришь о нашей планете, мой отдаленный родственник, то можно понять так, что ты являешься владельцем этой небольшой, но все же не ничтожной планеты. Если это правда, позволь мне предупредить тебя. В каком бы мире ты ни находился, он не твой и не мой. Он принадлежит тем, кто обитает в нем, кто живет здесь испокон веков. Я так полагаю, что ты слышал о Совете Протекторов. И запомни мои слова: дальнейшее вторжение в этот невинный мир будет прекращено. Здесь, на орбите, находится корабль Содружества. Что бы с нами ни случилось, все станет известным, и Совет готов к самым решительным действиям, направленным против правонарушителей. С другой стороны, если я тебя все-таки правильно понял и ты называешь планету «наша» в силу того, что являешься потомком исконных древних здешних обитателей, тогда я приветствую тебя от имени Вселенского разума и признаю твое право задавать нам вопросы. Мы ищем наших коллег, исчезнувших без следа с базы Содружества, расположенной к северу от Раналора…

— Святой! — прервал его Ромда, сидя на руках у Аратака. — Прошу тебя выслушать меня! Вспомни о справедливости разума! И прошу тебя не предпринимать ничего, пока не выслушаешь их…

Аратак же продолжал говорить так, словно его и не прерывали:

— …где они проводили наблюдения за погодой, за изменениями климата и уровня солнечной радиации. Я требую их освобождения.

«Справедливость будет восстановлена».

Вновь Дэйн ощутил, как слова его собственного языка формируются где-то в речевых центрах мозга, и понял, что эти слова произносит та самая прозрачная рептилия, возникшая на их пути.

«Справедливость Разума Расы, чужеземец, требует, чтобы ни один из вас не был уничтожен без обследования ваших умов и сердец на предмет движущих вами мотивов. Но не ищи больше пропавших твоих коллег: они были уничтожены. Ты требуешь объяснений на этот счет; знай же, что мы тоже обсуждали справедливость такой акции, и тот, кто принял это решение, тоже предстанет перед судом разума. Будь спокоен, ваши собственные сердца и умы рассудят вас, и пока этого не произойдет, вам страшиться нечего».

В свете звезд слева от Дэйна показалась еще одна белая фигура. Краем глаза он заметил и появление третьего существа… но не успел он их толком разглядеть, как мир закружился вокруг него, и звездный свет исчез.

Марш зашарил руками в темноте: он ничего не видел! Под ногами ощущался камень, холодный и гладкий. Воздух был неподвижным и сырым — казалось, что Дэйн находится в огромном абсолютно темном помещении. Он услышал, как встревоженно воскликнул Джода, как успокаивающе забормотала что-то Райэнна. Охваченный паникой, он пытался на ощупь отыскать товарищей, но не мог их найти.

Но постепенно он начал понимать, что здесь не так уж и темно. Там и сям горели слабые разноцветные огни, гораздо более тусклые, чем звезды Бельсара. Слышно было, как в гулкой пустоте где-то падали капли воды, вызывая эхо, как в пещере.

— Не бойтесь, — прозвучал спокойный и уверенный голос Ромды. Могуществом святых вы перенесены в Обитель Святых.

«…Земля святых прохладна и тиха…» Дэйн в панике ухватился за рукоять меча и тут же ощутил, как его за запястье схватила Райэнна.

— Дэйн, где мы? — прошептала она.

Он облизал губы, подыскивая успокаивающие слова. Но не успел он ничего произнести, как в темноте гулко заговорил Драваш:

— Всем успокоиться. Они применили телепортацию или что-то в этом роде. Вспомните, что они уже несколько миллионов лет обитают здесь, внизу. Я думаю, нас перенесли в те пещеры, о которых говорил Дэйн.

— В их Обитель Святых. Да, конечно, — сказала Райэнна, стараясь не выдать голосом свое волнение.

— А я-то думал, что в Царстве Небесном немного посветлее, — пробормотал разочарованно Дэйн.

«Мы поняли, — вновь послышался голос, — что в такой темноте вы ощущаете себя неуверенно. Это несложно исправить».

Размещенные в разных местах источники света загорелись ярче, из мрака все отчетливее стали вырисовываться фигуры товарищей землянина.

Справа от них показалась отвесная стена, куполом уходящая вверх. В полумраке шевелились какие-то бледные фигуры. Дэйн содрогнулся — край призраков!

Прозвучал бодрый голос Аратака:

— Какими бы странными ни были эти люди, видно, что вежливость не относится к добродетелям, распространенным среди них; а как справедливо сообщает нам Божественное Яйцо, забота о благополучии окружающих относится к первостепенным добродетелям цивилизованных существ. Ну хоть, по крайней мере, мы не находимся среди варваров, равнодушных к благополучию другой расы; и, к счастью, это все же не киргоны. И как далее высказывается Божественное Яйцо, любое улучшение, пусть и небольшое, надобно принимать с благодарностью…

— Божественное Яйцо, — нетерпеливо прервал его Драваш, с трудом сдерживая гнев, что было ясно видно даже в полумраке, — имеет мудрые высказывания на все случаи жизни. Но может быть, мы все-таки послушаем их в другой раз, Аратак?

Не успело стихнуть эхо его голоса, как в их головах начали звучать новые слова.

«Тот ваш далекий компаньон, с которым вы выходили на связь, тоже должен быть перенесен сюда, дабы предстать перед лицом Разума Расы».

Полумрак затрепетал. Внезапно перед ними материализовалась еще одна белая фигура. Но она была почти в два раза меньше остальных… С криком ужаса существо упало на землю и застыло там, дрожа.

Драваш ошарашенно вскричал:

— Громкоголосый! Посвященный!

Тут над ними нависла вторая фигура и приблизилась к лежащему телепату, держа в руках металлическую конструкцию, служившую подпоркой для Громкоголосого.

«Успокойся. Мы сожалеем об оплошности… ты нуждаешься в этом предмете. Но по крайней мере, ты в безопасности».

Огромный белый ящер наклонился, бережно помог небольшому хнычущему существу подняться и устроиться на подпорке. Огромные глаза на массивной голове белого ящерообразного в полумраке отливали розовым.

«Теперь еще один с вашего корабля, и все будет в порядке», — прозвучал голос.

Рядом с Громкоголосым внезапно появился прозетец-капитан. Он мгновенно принял боевую стойку, а рука его инстинктивно рванулась к поясу, где не было никакого оружия.

— Спокойно, капитан, — сказал Драваш. — Пока еще опасность нам не грозит… Расслабься…

59
{"b":"4964","o":1}