A
A
1
2
3
...
61
62
63
64

Тем не менее Ромда ходил. Он даже ободряюще им улыбнулся, и землянин ощутил прилив радости за него и за себя. Копьеносец не останется калекой… и с рукой Дэйна все будет в порядке!

«Пусть Разум Расы присоединится к заседанию!»

В темноте вокруг них что-то громко зашипело, заерзало и стихло. С минуту казалось, что ничего не происходит; и тут Дэйн почувствовал себя несколько странно. Словно он стоит на самом краю громадной оркестровой ямы и дирижер поднял палочку. А в темноте тысячи умелых рук строят величественное здание, без усилий поднимая и укладывая на место огромные каменные блоки.

Уши ожидали услышать музыку, глаза ожидали увидеть необыкновенное архитектурное сооружение, но несмотря на окружающие его тишину и полумрак, он знал, что вокруг что-то происходит. Да, звучала симфония, просто он был глух, но каждой клеточкой тела ощущал гармонию звучания.

Уши слышали только тишину. Глаза видели только темноту. Тем не менее он ощущал рядом присутствие товарищей. Аратак, удивленный, но спокойный; Джода, разрывающийся между детским страхом и взрослым изумлением; Ромда, сосредоточенный и спокойный. И Райэнна, согревающая, как костер.

Но в эту знакомую гармонию вплетались и другие ноты: Громкоголосый, встревоженный и все еще враждебно настроенный; Драваш и прозетец-капитан, оба заинтригованные, несмотря на живость котообразного и основательность ящероподобного. Два кормчих, рулевых, облеченные властью, от решений которых зависят тысячи жизней. Марш по-своему истолковал то, что они чувствуют. Здесь не покомандуешь. Дэйн внезапно ощутил себя таким незначительным. «Я способен командовать, но только самим собой. Я слишком переживаю, когда ошибаюсь. А они могут жить со знанием того, что рано или поздно их неверное решение будет кому-то стоить жизни… или я уж слишком из-за этого переживаю? Ведь говорят же: не суди другого, пока хоть немного не побыл в его шкуре…»

Неслышная музыка то ослабевала, то нарастала, затем на гребне мощной волны отчетливо зазвучали голоса и слова, но вовсе не один голос. Или именно так и воспринимается Разум Расы?

«Сейчас двое из нас выступят с обвинением, и их обвинения есть их защита».

Свет вспыхнул ярче, и в освещенном круге появились два гигантских ящера.

«Давным-давно существа со звезд уничтожили наш мир, — начали они. Когда недавно опять прибыл первый корабль, мы испугались; некоторые сказали, давайте подождем, ведь прошли века, и этот прилет может вовсе не означать появления зла. Подождем и посмотрим. Мы стали ждать. Но за первым кораблем последовал второй. Он приземлился среди деревень, и пришельцы учинили погромы и убили многих жителей поверхности. Предпринятая нами акция была вызвана необходимостью».

Только тут Дэйн все понял. До этих людей, как и до людей Раналора, даже не дошло, что не все прилетающие сюда являются Звездными Демонами. Теперь можно сказать, что база Содружества была уничтожена из-за того, что корабль киргонов начал охоту за мирными поселянами. Присутствующие не могли или не хотели различить две разные группы пришельцев. Они не стали разбираться, кто прибыл сюда с какими целями, но видя, что творят киргоны, уничтожили всех вторгшихся на планету, а оставшихся в живых предоставили уничтожить ордену Анкаана.

«Когда мы уничтожили всех вторгшихся, мы вернулись к древнему методу наблюдению за небесами — и увидели, что те же создания вновь заняли их базу. И их мы тоже перехватили и уничтожили».

«Вот что произошло с экспедицией несчастного Вилкиша Ф'Танза», подумал Дэйн.

«Когда поступило предложение уничтожить и их корабль, мнения разделились, акции не последовало. Мы увидели, как корабль развернулся и исчез с наших небес. А теперь видим, они вновь появились. Так должны ли мы сидеть и ждать, пока вновь на нас обрушится гибель?»

Часть неслышимых голосов разразилась гневом и яростью:

«Мы тоже можем путешествовать среди звезд! Давайте отомстим за прежние древние страдания! И навсегда обезопасим наш мир и наш народ!»

И в этом крике сам Разум Расы разделился, высказываясь «за» и «против»:

«Что за манера вести судебное разбирательство? Ведь они же не могут отвечать за древние преступления, которые совершались, когда этих людей еще не было и в помине».

Яркий свет заставил Дэйна прикрыть глаза рукой. У него было такое ощущение, что его разбудили посреди какого-то странного причудливого сна. Он вгляделся в глубокую пещеру, увидел ряды бледных обитателей пещер, тоже закрывавших глаза лапами. Вдруг свет померк, и где-то в глубине пещеры появилась мерцающая планета Бельсар, именно такая, какой она видна из космоса! Но не Бельсар, испещренный древними кратерами, а Бельсар без шрамов, покрытый широкими голубыми морями, континентами, над которыми двигались тонкие слои облаков.

«Вспомните, дети мои, — вскричал Разум Расы, — посмотрите на нашу планету, какой она была!»

Послышался плач, скорбные крики огласили пространство пещеры…

Огромные зеленые пространства; громадные существа, подобные динозаврам Земли… сияющие на солнце города, улицы и автострады… Луч света спроецировал на стену древних ящеров в натуральную величину, плывущих на деревянных судах, сажающих растения и убирающих урожай, обрабатывающих железо и дерево. По мере того как прокручивался фильм, Дэйн отмечал, что войн здесь было меньше сравнительно с земной историей, хотя, конечно, происходили столкновения отдельных групп, испытывалось какое-то смертоносное оружие. На пике развития индустриального общества были выстроены эти пещеры из опасения, что чья-нибудь рука обрушит на них несчастья от ими же разработанного оружия…

«Но мудрость все преодолела; наш мир объединился в стремлении жить безмятежно, и мы думали, что все опасности в прошлом. И в этот момент, когда менее всего ожидалось, на нас обрушилась катастрофа…»

Вновь в пространстве появилась планета, и Дэйн вспомнил о звезде, которую аборигены называют Уничтожитель Мира. Солнце, расположенное недалеко от Бельсара, может быть, даже слишком близко…

«Мы так и не узнали, почему они напали на нас».

Дэйн содрогнулся, не в силах представить себе межпланетную войну. Экран заполыхал жуткими всполохами. Смерть и разрушение… туннели и бомбоубежища, битком набитые темнокожими ящерами. Бельсар, испещренный кратерами, мертвый мир, столь же безжизненный, как и Луна — спутник Земли. Безмолвие. Огромные зарева, взрывы, осколки…

— Астероидный пояс! — прошептала Райэнна.

«Наш мир исчез. Мы уничтожили их базу; но цена нашего безрассудства оказалась чересчур высокой. Никогда нашим потомкам уже не жить под открытым небом…»

Время. Тысячелетия. Изменения климата, эрозия, землетрясения, ураганы. Крошечные растения, давая невидимые побеги, постепенно распространялись по планете, пока цивилизация ящеров теснилась в подземелье.

«Поколение за поколением, тысячелетие за тысячелетием мы трудились под землей, открывая новые виды энергии, создавая новые искусства и науки… и наконец пришла пора выглянуть в мир, который мы покинули, мы сделали это, ожидая найти его пустынным и разрушенным. И смотрите, в нашем несчастном мире вновь зародилась жизнь…»

Пустыня; растут жесткие кустарники; по песку стремительно пробегают крошечные животные, похожие на мышей. Птица, похожая на коршуна, камнем падает с неба, мышеподобное создание ищет укрытия в кустарнике, стремительная попытка к бегству, гибель…

Громадная степь, покрытая травой, бредут кочевники, существа, стоящие на задних ногах, отбиваясь от свирепых хищников камнями и копьями. И вновь пещеры, наполненные темнокожими ящерами…

«Вырастали новые лидеры, проповедующие, что мир на поверхности снова должен стать нашим, что наш долг отнять его у обезьян. Тем не менее мы не должны обходиться с ними так, как обошлись с нами существа с Уничтожителя Мира. Мы тоже решили начать все заново. И мы должны были быть уверены, что наши сыновья, вышедшие жить на поверхность рядом с обезьяноподобными, никогда не допустят, чтобы те оказались в такой же опасной ситуации…»

62
{"b":"4964","o":1}