ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

8.

Вокруг была чернота. Абсолютная, непроницаемая. Робин будто завис в ней, отключившись от внешнего мира, предельно сконцентрировавшись на мыслях.

Главное - не глупить, говорил он себе. Отстраниться от обиды, вытравить из себя унизительное ощущение, будто меня намеренно выставляют идиотом, издеваются - нагло и изощренно, бьют по болевым точкам... Можно, конечно, эту благодатную планету представить и как просторную - весьма просторную! - и недурно обставленную клетку, где заскучавшему зверьку из жалости подселили самку... но и эта картинка не веселит, такая скотская идиллия не для моих нервов!

Спокойно! Спокойствие и рассудительность...

Что есть Бетси? Разумна ли она? Или это временная, полностью зависимая приставка к моему сознанию? И что лучше - для меня? Когда мысли воспринимает Дом - это комфорт. Когда на твой мозг настроено преданное животное - это тоже удобно, хотя и не всегда. Но когда тебя насквозь видит существо, равное тебе по разуму, но чужое, непредсказуемое - это страшно. Нет, если это лишь процесс адаптации, то Бетси явно перестаралась, последний ее шаг оказался избыточным... но не дай бог ей опять превратиться в "косулю"!

Робин попытался вызвать из памяти образ Алены, и это ему удалось... почти. Общие очертания были те же, но чем яснее проступали детали, тем больше видение походило на Бетси.

Я хочу ее видеть, понял он. Проклятье, я снова хочу ее видеть! Наваждение какое-то...

Почти против воли Робин послал Дому мысленный приказ, и окружавший его мрак смыло изумрудным светом голограммы. Теперь Робин будто лежал на песчаном морском дне, из которого выпирали причудливых форм скалы, поросшие длинными водорослями, а сверху, от мерцавшей под солнцем водной глади к нему скользило бронзовотелое золотоволосое существо. И снова у Робина перехватило дыхание от сладкого восторга и идиотской гордости, будто именно он был создателем этого чуда - инструмент, возомнивший себя творцом!..

Едва не задев Робина, златовласка гибко заструилась над самым дном, тревожа песок взмахами прозрачного моноласта, огибая валуны, бесстрашно исследуя ущелья и пещеры. Робин незримо следовал за ней, завороженный этой волшебной грацией, пока девушка, исчерпав запас воздуха, не устремилась к поверхности. Тогда он стряхнул с себя чары и переключился на парящий в вышине зонд, окинув единым взглядом всю эту живописную лагуну - свое излюбленное место купания, и плывущую к берегу девушку, и Шестинога, застывшего на мелководье прибрежным валуном и готового, при первом признаке опасности, двинуть в атаку гидрокибов, закопавшихся по самые окуляры в рыхлое дно.

Здесь все было в порядке - как и предполагалось, и Робин тихонько убрался с солнечного берега, вернувшись в темноту и пустоту Дома, к своим тягостным мыслям.

Не требовалось большого напряжения фантазии, чтобы на этом морском курорте рядом с златовлаской представить некоего мрачного субъекта. Стоит лишь чуть расслабиться и... идиллия состоится. А дальше что? Где я остановлюсь? Или меня остановят? Ладно, пока я сильнее, ситуация не выйдет из-под контроля... но куда девается моя сила, когда я вижу Бетси? А держать девочку на расстоянии невозможно, ибо губительно для нее... Что делать, что делать?!.

Нетерпеливо Робин щелкнул пальцами, и перед ним возникло зеркало - во всю стену. Из затененной комнаты в него уперлись тяжелым взглядом воспаленные глаза, превосходно гармонирующие с осунувшимся сумрачным лицом. Хорош!

Робин медленно и сильно провел по лицу ладонью, сдирая с него усталость и тревогу, будто коросту. И снова увидел себя, каким был семь лет назад, перед вылетом - решительным, непоколебимо уверенным, переполненным энергией и гордостью... Индивидуалист во всей красе, навечно впечатанный в электронную память Дома.

Они сидели друг перед другом, разделенные годами полета и невидимой границей экрана, но начинать разговор не торопились.

- Что, - наконец спросил Робин, - сильно я изменился?

- Не без того, - холодно подтвердило бывшее отражение. - А главное быстро.

Да, подумал Робин, глядя на себя предполетного, тогда-то казалось: запаса прочности на века.

- Я устал, - сказал он. - Устал балансировать между глупостью и подлостью. Как по-твоему, что такое Разум?

- Точнее: разумна ли Бетси? - "Робин" снисходительно улыбнулся. Существует старое правило: сомнение трактуется в пользу подозреваемого. Не можешь доказать отсутствие Разума, поступай так, будто он есть. Вспомни, как получили права гражданства киберы-универсалы.

- Самое время для исторических экскурсов!

- Да - самое время! Именно историческое развитие эгоцентризма привело к тому, что ситуация кажется тебе неразрешимой. Началось с особи, потом в понятии "свои" последовательно включались семья, род, нация, раса, - пока человечество не осознало себя единой общностью. А сейчас мы пришли к пониманию неприкосновенности Разума - любого, независимо от происхождения и степени развития.

Силы небесные! - уныло подумал Робин. Неужто и я когда-то вещал банальности с таким же идиотским глубокомыслием?

- Стало быть, выбора нет? - спросил он вслух.

- Увы, придется тебе принять разумность Бетси на веру и постараться вести себя достойно. В самом деле, нельзя же строить отношения на беспочвенных подозрениях?

- И что остается?

- Ждать.

- Чего?

- Новых фактов. Определенности.

- Стоять по пояс в болоте и ждать, пока тебя засосет с головой? Замечательно!

"Робин" пожал плечами:

- Насколько я в курсе, работать тебе не препятствуют.

- Еще бы! Бетси же идеал - во всем, в характере тоже. Женщина мечты. Мне не к чему придраться - это-то и бесит!

- Надеюсь, у тебя хватает ума не срывать зло на Бетси?

- Я не могу позволить себе такую роскошь. Стоит моим эмоциям превысить какой-то порог, как Бетси будто взрывается - это страшно! Я должен постоянно держать себя в узде, даже внутренне, даже во сне. Знал бы ты, как это изматывает...

- Она искренна?

- Откуда мне знать? Я не вижу ни малейшей фальши, но что это доказывает?

- Кажется, мы подошли к главному, - сказал "Робин", - к цели. У тебя есть предположения?

- Я думал... Конечно, вариант с диверсией ни в какие ворота. Мешать стройке, играя на моих нервах? Есть куда более простые и действенные способы, да и не остановится без меня стройка, киберы это дело добьют.

- Похоже, тебя хотят приручить.

- Кому я нужен? - Робин тускло улыбнулся. - Я ведь даже никого не представляю - так, осколок исчезнувшего мира, бездумно продолжающий исполнять свою функцию. На Земле обо мне уже могли забыть.

- Кто это может знать? Сам понимаешь, вероятность случайной встречи на чужой планете с посторонней жизнью исчезающе мала, но когда жизнь оказывается разумной, вероятность обращается в прах. Следовательно, встреча спланирована, и вряд ли ее цель совпадает с нашей.

- Логично, - сказал Робин. - Но и только. И все-таки, что есть Разум? Может ли он быть продуктом адаптации? В конце концов, мы ведь тоже в какой-то мере... Правда, у нас на это ушли миллионы лет, Бетси же управилась за месяцы, но что это меняет? Однако если над нею довлеет инстинкт выживания, то в процессе адаптации она от пассивного приспособленчества неизбежно перейдет к активным действиям, попытается меня подмять. И тогда роли поменяются, тогда уже мне придется угождать Бетси - и это станет смыслом всей моей жизни... Как тебе такая перспектива?

- В этом случае, советую не тянуть с "обновлением".

- Что, - ехидно спросил Робин, - не терпится внести посильный вклад?

- У каждого свои функции. Не опоздай: моя матрица может оказаться для тебя спасительной.

Робин вздохнул.

- Я надеялся на твою свежую и холодную голову, - сказал он, - но не услышал ничего нового. Отдыхай.

"Отражение" кивнуло и растворилось во тьме.

Это можно было предвидеть, подумал Робин. А чего ты ждал? Чтобы этот хронический победитель смог проникнуться твоей слабостью и дать совет единственно верный? Или ты хотел, чтобы за тебя решили?

4
{"b":"49647","o":1}