ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Любовь на продажу

На нее есть спрос, есть предложение. Но есть и некоторые «проблемы»…

Сельский секс в интерьере

Оставался последний вечер командировки. Ясно было, что директор местного рыбхоза, о чьих успехах требовалось рассказать читателям, постарается организовать достойный финал, и в колхозной гостинице мне коротать время не придется.

Это ж надо понимать – посидеть вечерок под деревенские разносолы! До хруста зажаренный окунь… Плотный, как хорошее сливочное масло, таящий во рту копченый угорь… Опять же, до хруста поджаренная, домашняя («пальцем пханая») колбаска с чесноком! И в каком-нибудь исполнения 50-х годов графине с виноградными гроздьями по стеклу – настоящая хлебная самогонка! Та, которую на западе Витебской области называют «мамина». Потому что только мама приготовит такую единственную своему сыну – мягкую, пьющуюся, как лимонад, но при неосторожном употреблении намертво отключающую ноги и оставляющую в покое голову.

Что говорить, понимающий человек не сменяет десяток ужинов в любом ресторане на один в компании директора рыбхоза. Ну, в крайнем случае – грамотного председателя колхоза.

…В дверь постучали, и на пороге возникло донельзя кучерявое существо по имени Лариса – рыбхозный диспетчер двадцати двух лет, урбанизированная слаксами и турецкой косметикой.

– Вас Михайлович зовет в контору.

– А что там?

– Приехали из района, наверное, в баню повезут…

…В конторе действительно ожидали директор рыбхоза Михайлович – крупный мужчина лет сорока – и человек из района, мужчина еще более крупный и выпивший уже достаточно, чтобы точно знать, чего он в этот момент хочет от жизни. Мы сели в директорский «УАЗ» и поехали к только что построенному детскому саду. Именно там находилась сауна, бассейн и комната отдыха, где на светлого дерева столе без скатерти уже стояло и лежало все, перечисленное выше… Угорь, колбаска, грибки… И да, графин той самой хлебной!

Человек из района без особого интереса оглядел стол и, стаскивая очень большого размера цветастые исподники, перешел к делу.

– Михайлович, а бабы?

– Не успеем по второй выпить, как придут…

– Ну, ты позвони там… Скажи, чтобы шли уже…

Михайлович, раздевшийся оперативнее начальства, подсел к телефону:

– Лариса? Но что вы там? Люди тут ждут! Так… А Надя? А Сергеевна? Ну хорошо!

И обернулся к нам:

– Порядок, мужики!

За три дня в рыбхозе я познакомился и с Надей, и с Сергеевной. Одна агроном, другая бухгалтерша – обе полноватые, домовитые и доброжелательные. Время от времени к ним на работу забегали дети – почерневшие под летним солнцем мальчики и девочки, пронзительно что-то верещавшие на полешуцком украинско-белорусско-русском диалекте. И Надя, и Сергеевна знакомили меня, приезжего человека, с детьми, рассказывали о болезнях, с трогательной непосредственностью посвящали в семейные дела… И это с ними предстояло…

Проблему усугубляло еще и то, что участвовать в таких «мероприятиях» как-то не приходилось. Нельзя сказать, чтоб оно было не интересно. И чтобы захотелось немедленно одеться, выйти вон и отрешиться от всего происходящего… Нет, оно как-то и наоборот…

Но вступать в половой контакт с Сергеевной… Это получалось теперь уже вроде как с любимой тетушкой… И вообще тут, в деревне, где все и всех знают… Нет, в городе оно как-то проще.

В городе все проще

…Судья Минского городского суда Татьяна Геннадьевна Городничева любезно дает мне не так давно рассмотренное дело, и я с головой погружаюсь в мир сексуальных услуг, о существовании которого понаслышке знает каждый, но с которым сталкиваются далеко не все.

Дело, как водится, начинается с трупа. Во Фрунзенском районе Минска в одной из квартир застрелили молодого человека – назовем его Петром. Вполне респектабельный специалист в области восточных единоборств, не стесняющийся, по отзывам свидетелей, свои познания демонстрировать. Поскольку основным его занятием было – «выколачивать» деньги у нерадивых должников.

Компетентные органы начали это убийство «раскручивать». И в результате раскрылась весьма любопытная картина… Жили-были мать и сын. Сын – назовем его Игорь – был не из худших сыновей. Правда, уже имел неприятности с милицией за буйство в собственной квартире, когда «выгружал» свои стрессы на мать и бабушку. А так ничего. Работал, мать всю жизнь работала, в общем – – хватало.

Но в последнее время стало труднее. Фирма, где мать служила диспетчером, лопнула. И надо было думать о будущем. Как вскоре выяснилось, об этом в фирме пришлось думать не только ей.

– Юрьевна, а что если вы с нами поработаете? – обратилась к ней Таня, теперь уже бывшая сослуживица. Привлекательная девушка с адекватными ногами, полукружьем белых зубов и высокой грудью, всегда сосредотачивавшей внимание мужчин фирмы. Правда, вступить с ней в более тесный контакт, по отзывам, удавалось редко кому. Почему Таня и считалась девушкой серьезной. Почему и предложение показалось Юрьевне неожиданным.

– Мы даем объявление в газете. Ну, понимаете, написано будет «оказание бытовых услуг». И ваш телефон. А на самом деле это девушки по вызову. Ну, секс – понимаете?

Что тут было особенно понимать…

– А кто будут девушки по вызову?

– Я, Света – вы ее знаете… Ну и еще там.

Свету Юрьевна знала. Девушка из тех, о которых говорят – все при ней. После школы приехавшая в Минск, чтобы поступать куда-нибудь. Куда – особенного значения не имело.

Поступить никуда не удалось. Пожила по квартирам, по «общагам». Розовая пыльца с маленьких, очаровательной формы ушек слетела моментально…

– А может у вас, девушки, ничего не получится?

– Да мы уже пробовали. Сами…

Да, они уже пробовали. Дали объявление, указав там Танин телефон: «Очаровательные девушки оказывают бытовые услуги. Звонить…»

В первый же вечер прозвучал звонок:

– Мы по объявлению…

– Да, слушаю вас.

– Нам две девушки нужны на вечер.

– Это стоит 35 долларов в час, знаете?

– Какая разница, сколько стоит? Главное, чтобы телки были о'кей! Не старухи, блин…

23
{"b":"49666","o":1}