ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но радостно делалось в сменявших еловые рощи сосновых лесах. Великолепные мачтовые деревья высоко поднимают прозрачные вершины. Много внизу света и воздуха, и дышится вольно всему живому.

К полудню ущелье расширилось в долину, и стала видна резкая граница гор. Стенами они стоят на севере, востоке и юге. Одна из красивейших русских местностей открыта только на запад. По ней, вырвавшись на свободу, бежит весной полноводный Сим, бьет буйной водой в берега и хвалится своей недолгой силой. Как легко ходить по земле, как хорошо и далеко все видно!

- Сюда нужно будет проложить дорогу, - говорил Царев. - А к нашей золотой бездне следует пройти сверху шахтой. Это самое простое. И вопрос ее вентиляции проще так разрешить. Проход через Сим и тоннель годится для разведки, но не для промышленной эксплуатации.

Молодые геологи рассуждали о своих открытиях с рабочей простотой, давая этим последний урок Новгородцеву.

Давно забыл Новгородцев о своих намерениях приписать себе роль в открытиях экспедиции. Если бы кто-нибудь мог ему сейчас напомнить о них, молодой человек, вероятно, смутился бы до глубины души. Он принял решение.

На первом же коротком привале Новгородцев обратился к своим спутникам:

- Я вас прошу, товарищи, выслушать меня. Коротко говоря, я ухожу со своей теперешней работы и прошу мне помочь. Я хочу работать на производстве, в поле, на изысканиях вместе с вами.

Сочная сила русской весны смотрела на молодых людей и звала их тысячами голосов. Любовно стонали сизые голуби-вяхири в вершинах деревьев. Тарахтели неугомонные дрозды. Длинноносый бекас взмывался вверх в брачном полете так высоко, что не рассмотреть глазом, бросался вниз и пел песнь любви своей скромной подруге вибрацией жестких перьев в расставленных крыльях.

- До чего же хорошо у нас жить... До чего же прекрасна наша природа... задумчиво сказала Елена.

- И л нашей землей тоже совсем неплохо! - весело возразил Андрей. Смотрите, Петр Петрович запросился под землю! Что же мы ему ответим? A ну? На голоса! Кто за?

Дружно поднялись три пары рук. Андрей Карнаухов сделал страшное лицо и спросил:

- Кто против? Никого. Принято единогласно.

- Вы не подумайте, Петр Петрович, что мы шутим, - сказала Новгородцеву Елена. - Просто сейчас так хорошо... А Андрюша, вы думаете, не доволен? Мне тоже за последнее время думалось, что вы так и поступите...

- Я очень рад! - сказал Царев, дружески обнимая Новгородцева. - Ведь если бы не вы...

3

Дальше и дальше шли товарищи. Тонко и нежно посвистывали в лесах рябчики, перекликаясь и подзывая друг друга. В пойменных приречных озерах и в лесных болотах звонким кряканьем серые утки звали селезней. Со страстным шипеньем пролетали на зов над головами путников широконосые красавцы в ярких перьях.

Прекраснейший из всех наших куликов, лесной кулик - великан-кроншнеп славил весну в полете длинным и мелодичным напевом: кууль -кууль - кууль.

Вверх шли новые соки. Набухали и взрывались почки деревьев. Первые душистые гроздья уже повисли на тонких веточках черемухи. Струей бил целительный сок, когда острие ножа впивалось в белое тело нежного русского дерева.

Это могучая сила русской весны, и счастливые подземные путешественники ощущали ее, как радостный, великолепный и торжественный праздник.

День пошел на убыль, а они все шли и шли вперед, на призывы паровозных близких гудков, переходили вброд разлившиеся лесные ручьи, обходили озера. Уже был слышен и шум проходящих поездов.

Наконец, пройдя через чащу кустов, молодые люди увидели перед собой высокую длинную насыпь и взобрались на нее. Вдали. над сходящимися линиями рельсов, как бы приветствуя путешественников, поднималась рука входного станционного семафора.

4

На маленькой линейной станции не было телеграфного отделения. Слишком странный вид имели вошедшие в дежурное помещение молодые люди, и дежурный по станции посмотрел на них весьма недоверчиво.

Успокоенный объяснениями Андрея Карнаухова и прочтя предъявленные им документы, дежурный сказал что пассажирский поезд будет через два часа пять минут. Ввиду необычного случая дежурный посоветовал передать телеграммы экспедиции на узловую станцию по селектору.

Выбрав окно между двумя поездами, он говорил дежурному узла:

- Семушкин! Слушай! Тут ко мне из-под земли вылезли четверо московских геологов. Да. Ты не удивляйся... Запиши их телеграммы и, по дружбе, сдай на телеграф. Принимай!

"Москва Геоинститут точка Карстовых пещерах открыты большие залежи драгоценных ископаемых также стоянка первобытного человека вернемся через неделю точка". Принимай вторую: "Толманово директору завода Михайлову. Вышли землю долине Сима вернемся сегодня ночью точка". Подпись на обеих телеграммах одинаковая - Карнаухов, Царевы, Новгородцев. Все.

Дежурный выслушал то, что сказал ему товарищ, положил трубку и обратился к молодым людям: - С успехом просит вас поздравить. И я поздравляю. Интересуемся, а что вы в наших местах нашли?

- Золото! - веско ответил Карнаухов.

- Золото? Хорошо! Золото тоже полезно нашему Союзу. Да тут еще много всего найдется, на нашем Урале!

...Поминутно звал телефон. Дрожало бревенчатое здание станции. По путям, не снижая хода, проносились тяжелые товарные маршруты.

Лес вплотную окружал станционные постройки. Вечерело. Дежурный по станции, сдав смену, подошел к путешественникам, сидевшим на скамье. За спиной у железнодорожника было двуствольное ружье.

- Ваш поезд уже на выходе. А я провожу вас - и в лес! Вальдшнеп сильно тянет!

В лесу, сначала робко, а потом звучнее, раздалась соловьиная трель. Дежурный улыбнулся:

- В нынешнем году - первый. Это в вашу честь, товарищи!

На насыпи показался быстро увеличивающийся высокий пассажирский паровоз.

Октябрь 1950 года

19
{"b":"49676","o":1}