Содержание  
A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
100

Матильда имела репутацию женщины гулящей. Шли толки, что она положила глаз на одного моряка, хотя никто никогда его не видел. Но когда она исчезала на несколько дней, судачили, что она гуляет с каким-нибудь тороватым морячком, вернувшимся из прибыльного плавания. С другой стороны, женщины подворья Морского Кота завидовали ей и уважали ее, даже в чем-то побаивались. Уже несколько раз Матильда подтверждала, что обладает ясновидением, может дать ответ о пропавших мужьях или сбежавших дочерях, а порой и присоветовать что-нибудь, благодаря чему удастся освободить родичей из-под стражи. Хотя она торговала лишь дешевыми безделушками, женщинам они нравились, и торговля у нее шла бойко.

День был спокойный. Лидана зевнула и поняла, что проголодалась. А что она ела? Рано поутру только сухарики и вино. Но, похоже, Скита заблаговременно подумала обо всем, поскольку она достала корзинку, а из нее сыр, хлеб, вяленое мясо и две истекавшие сладким соком булочки.

Нужно подождать, пока город не узнает о захватчиках. Переменив обличье, Лидана уселась, скрестив ноги, на пол и стала детально припоминать, что сегодня сделала королева, выискивая слабые места в своих торопливых приготовлениях.

– Том сдержит слово, – Скита притушила лампу, так что она еле-еле горела. – Он человек не простой. Лидана вздохнула.

– Слухи слухами, но как подумаешь о том, среди кого они ходят, так и призадумаешься. Да, я слышала, что Тому можно верить. Я только надеюсь, что он достаточно хитер, чтобы справиться с Шелирой. Она делает то, что ей сказано, только тогда, когда у нее нет времени на раздумье. Но, – Лидана безнадежно воздела руки, – что мы еще можем сделать, когда у нас так мало времени? А ведь у нас было время. – Ее рот дернулся, и помада испачкала зубы. – Но полгода назад мы были словно слепые. Мы видели, что Бальтазар и его армия делают на севере и думали, что наш город не привлечет его внимания, пока он разбирается с баронами Шлада. Да и будь мы готовы защищаться, что мы могли ему противопоставить? Горожане стали бы сражаться за свои семьи и дома, но ведь они не закаленные походами ветераны. У нас нет стен, которые выдержали бы удары осадных орудий, когда-то сокрушивших Хардклау. Нет, остается только прятаться и ждать с терпением термитов, способных свалить вековой дом.

Она взяла почти пустую корзинку с едой и начала ее тщательно укладывать. Странное оружие, но лучшего у нее нет. На дно она положила шкатулку со злыми камнями, поверх – груду бус, некоторые нанизанные на нитки, другие в мешочках. Ей трудно было сдерживать нетерпение, она хотела поскорее выйти из дворца и приступить к осуществлению своего плана, но им нужно было прикрытие.

– Угрю пойти проверить? – Скита еще больше стала похожа на парнишку. Наверное, ее тоже угнетала необходимость остерегаться. Лидана поразмыслила, затем кивнула. «Мальчишка» быстро сорвался с места и исчез в простенке.

Лидана повертела в пальцах нитку нефритовых бус – камень бледноват и трещиноват. Перебирая бусины одну за другой, внутренне читая молитву, она заставила себя подумать о другом – об Адели. Она верила в Храм, эту веру она впитала с молоком матери, и знала, что у преподобной есть особые способности, казавшиеся обычным людям чудесными. Однако в душе она предпочитала действовать и надеялась, что Сердце и Та, что стоит за ним, благосклонны к тем, кто защищает себя сам, если дело их правое.

Адель была в безопасности. Она не верила, что даже Бальтазар или его взысканный Тьмой маг осмелятся вступить в монастырь. Храм слишком глубоко вошел в их жизнь. Его собственные вассалы восстанут против него, если он так сделает. Но ведь можно было проникнуть в Храм и по-другому, кроме как ломиться с оружием в беззащитные его двери. Беззащитные? Она отсчитала еще одну бусину. Они под защитой куда менее ощутимой – и куда более мощной – чем любые запоры, сделанные рукой человеческой.

Благочинная Верит стара. Она уже сорок лет восседает на престоле, хотя ни ум ее не оскудел, ни сила не уменьшилась с годами. Может, Аполон сумеет навести на них какую-то неведомую даже Сердцу порчу? Не к чему пугать себя такими мыслями. Лучше думать о том, что стоит непосредственно перед тобой.

Саксон – да, комендант гавани сейчас будет задействован в любом плане, какой бы она ни измыслила. Но Саксон на виду, как была и Лидана, пока сидела за столом совета. На него можно рассчитывать, только если он сам будет в безопасности. Сейчас другого пути нет.

Глава 10

ШЕЛИРА

Они втроем вышли из потайного хода в один из коридоров на третьем этаже. Скита пошла вперед, совершенно открыто. Том Краснобай двинулся было за ней, но остановился, увидев, что Шелира не тронулась с места. Скита остановилась и обернулась.

Шелира, нахмурившись, смотрела на них, однако Тому достался более неприязненный взгляд, который, казалось, говорил: «Уж тебе-то следовало бы это знать в последнюю очередь».

– Возвращайся к королеве, – сказала она Ските, сопровождая слова нетерпеливым жестом руки. – Ты ей больше нужна.

– Но ялик... – воспротивилась было Скита. Шелира покачала головой:

– Я могу не только на ялике. Чем меньше ты будешь знать о том, как мы отсюда ушли, тем лучше. Даже тебя могут схватить и посадить в клетку, чтобы подвергнуть допросу.

Она нарочно сказала так – она знала историю Скиты. Маленькая женщина еле заметно вздрогнула. Не говоря ни слова, она повернула прочь и поспешила к покоям королевы. Шелира подождала, пока она не скрылась из глаз и звук ее шагов не замер. Затем она знаком приказала Тому следовать за ней. По тому, как он поджал губы, она поняла, что он не из тех, кто привык повиноваться приказам, и подавила довольную улыбку.

Она не просила седлать ей именно этого строптивого жеребца, и потому не собиралась терпеть от него никаких выходок.

«Плевать мне на его репутацию. Его поведение только подтверждает ее. Ради славы он готов пойти на глупый риск. Дай ему только выбор между полезным деянием, но без свидетелей и глупостью, которая приукрасит легенды о нем, он выберет второе». Она с первого взгляда поняла, что он полагается на свое обаяние и приятную внешность. Надеется, что она проникнется и тем и другим, и потому он сумеет настоять на своем. Он ожидает, что она всего лишь изнеженная и избалованная принцесса, падкая на лесть, легко подпадающая под чужое влияние, потому он и согласился. Ну, блажен, кто верует. Если он думает, что она не знает настоящей жизни потому, что выросла во дворце, так он сильно ошибается.

Он не учел, что ее с рождения окружали красивые молодые люди с большими амбициями и крошечными мозгами, которые старались всячески ее очаровать надеясь, что она сможет послужить их честолюбивым замыслам. Честно говоря, многие из них были покрасивее Тома, но она прекрасно понимала, что за их льстивыми речами прячется пустота.

«Тетя Лидана и половины не знает о том, как я жила среди Владык Коней, и вообще ничего не знает о моих друзьях-цыганах. То есть надеюсь, что не знает. Поймать и подвергнуть допросу можно не только Скиту, по и мою тетку. – Она ощутила, как холодная дрожь прошла у нее по спине. – Нет, лучше уж я буду придерживаться собственных планов. Ее замыслы могут оказаться не так уж и безопасны. Я не хочу бежать, поджав хвост, чем более что есть шанс сделать дело».

Она вошла в комнату дворцовой экономки, которой не будет на месте до полудня. Том, по-прежнему с кислой физиономией, последовал за ней.

– Ну, и... – начал было он, как только за ними закрылась дверь.

– Тихо, – перебила она прежде, чем он успел закончить вопрос. – Тут повсюду могут быть уши.

Он трагически вздохнул, возведя очи горе, словно взывая к ангелам о терпении. Он явно считал, что она по-дурацки осторожничает. Она подошла к задней стене комнаты. Теперь она с еще большим презрением думала о нем.

«Дурак. Как только ему удалось так долго прожить?»

Запор потайной двери был так хорошо скрыт, что даже экономка, которая каждый день брала нужные ей книги из шкафа у задней стены комнаты, так ничего и не заметила. Как и та дверь, которой воспользовалась прошлой ночью Шелира, эта поворачивалась на центральной оси. Она загородила собой дверь так, чтобы Том не заметил, где именно она нажала на рычажок. Она была намерена выиграть свою битву с императором, что означало, что Дом Тигра обязательно вернет себе этот дворец, и потому не собиралась посвящать Тома в тайны, которые принадлежали только ей.

12
{"b":"4970","o":1}