ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она прислушалась. Было достаточно тихо, чтобы она могла слышать шарканье собственных башмаков, но сейчас она слышала еще кое-что – решительный солдатский шаг. Однако она не оборачивалась назад, чтобы не подавать виду, хотя ее беспокойство усилилось.

Лидана добралась до затененной ниши маленького дворика, сняла с пояса длинный ключ и вставила его в скважину. Сумерки сгущались, и дверь была не слишком заметной.

Эта часть Мерины была очень старой. Хотя гильдии и старались поддерживать в городе порядок, распространяя распоряжения о том, что каждый домовладелец должен содержать свой дом в чистоте, здесь резко бросалась в глаза дряхлость домов.

Повернув ключ и толкнув дверь плечом (она всегда не с первого раза отворялась), Лидана осмелилась обернуться. Шаги уже не были слышны, но на улице у самого входа в ее двор стояли двое мужчин и смотрели на нее.

Даже если бы они не были одеты в свою тускло-черную форму, сразу было понятно, кто они такие. Это были стражи закона – что-то вроде этого, – хотя чьему закону они служили, это еще вопрос. Бальтазар не стал посылать солдат для патрулирования улиц новообретенного города. И эти люди не были солдатами. Однако он держал их наготове, и как только Мерина сдалась, он спустил их с поводка. Но Лидане было все равно, как они на нее смотрят.

– Мамаша, – сказал один, подходя к ней, – Это твой дом? – Он неодобрительно посмотрел на дверь и примыкавшее к ней закрытое ставнями окно.

– Я Матильда Ранкисдотер, торгую всякими украшениями, и дозволение у меня есть, – фыркнула «Матильда». Не в ее натуре было робеть, да к тому же она уже давно усвоила, что лучшей защитой против наглости зачастую служит острый язык.

Он стоял достаточно близко, чтобы ударить ее и показать этим всем, спрятавшимся за ставнями, свою власть.

– И где ж ты шаталась, мамаша? – ровным голосом спросил он, не сводя с нее пронзительного взгляда. Это взгляд словно бы шарил по ее телу, забирался в ее мысли.

– Да в городе была. Смотрела, как императорский человек клятву давал.

– Сколько народу живет у тебя в доме? – сменил он тему.

«Матильда» поставила корзинку на землю и, уперев руки в боки, уставилась на него.

– А тебе-то какое дело, черный?

– Попридержи язык, мамаша. Мы новые стражники, и нас нелегко обвести вокруг пальца. Все дома должны быть учтены. Все домовладельцы будут подчиняться закону. Иначе ты и представить себе не можешь, что с тобой будет. Итак – кто еще с тобой живет? – Он показал на полуоткрытую дверь.

– Я да сын моей бедной сестры. Смотри сам, ежели хочешь, никого другого там не найдешь.

Она задержала дыхание – что, если этот нюхач войдет? Сразу будет видно, что это убогое жилье давно не использовалось. Это сразу же выдаст ее. Однако судьба была к ней благосклонна. Он слегка пожал плечами и отвернулся. Но она прекрасно понимала, что он взял ее на заметку и ей придется быть очень осторожной. Она подобрала корзинку и, крутанув юбками, вошла, плотно затворив дверь, пусть и не хлопнув. Внутри было темно, но она нащупала на полке пыльную свечу, запалила трут и поднесла его к фитильку.

Комната была длинной и узкой. Справа от нее у закрытого ставнями окна стоял складной стол, на котором она выставляла свой товар, когда лавка была открыта. Рядом стояли два табурета.

Однако сейчас она пошла в дальний угол. Там был очаг, у которого стояли шкаф, стол и еще три табурета. И лампа, которую она зажгла от свечи. Лидана принюхалась. Мыши. Точно, мыши. И затхлый запах закрытого помещения. Надо устроить хорошую уборку.

У стены стоял еще один шкаф. Лидана рывком распахнула его, чуть не вырвав разбухшую от сырости деревянную дверцу, и осмотрела лежавшие внутри покрывала. Надо их пропарить над очагом в дыму от душистых трав, прежде чем лечь на них спать.

Еще и еду надо проверить. Она хотела зайти к Берте пекарше и Лэнни, делавшей сыр. Но этот черный тип все еще стоял во дворе. Так что выйти возможности не было. Он наверняка спросил бы, почему у добропорядочной хозяйки так худо с припасами.

Шкатулку с низками бус она засунула в длинный ящик у стола для торговли и снова занялась корзинкой. Прежде чем покинуть дворец, они плотно поели. Со вздохом она достала остатки еды. На вечер хватит.

Куда сильнее, чем еда, ее беспокоила судьба ее спутницы. Королева была уверена, что Ските с лихвой достанет осторожности, но эти черные уже глубоко влезли во все закоулки старого города, и девушке придется приложить все усилия, чтобы пройти незаметно. Конечно, была и другая дорога...

Отодвинув стол и поставив на его место табурет, Матильда-Лидана встала на него, потянулась наверх и в густой, словно тяжелая портьера, темноте нащупала конец цепи. Ухватившись за нее, она сильно потянула, словно собиралась звонить в колокол.

Как и в случае с дверью, старое дерево подалось не сразу. Затем сверху посыпалась пыль, Матильда ругнулась, и над головой открылся квадрат тусклого света. Как раз вовремя – она услышала шорох над головой, и гибкое тело скользнуло внутрь. Лидана поймала Скиту и поставила на пол прежде, чем снова взяться за цепь. На сей раз она потянула цепь в сторону, и люк со скрипом закрылся.

«Мальчишка» сидел на полу, тяжело дыша С грязного лица на Лидану смотрели круглые глаза.

– Патрульные, – хрипло выдавила Скита Лидана слезла с табурета. Услышав эти слова, она замерла.

– Здесь?

Скита показала рукой, давая понять, что они могут быть повсюду за этими стенами.

Лидана налила немного разбавленного вина в роговую чашу. Скита выпила и закашлялась прежде, чем глотнуть еще.

– Они., словно из-под земли выскакивают, – поморщилась она. – Похоже., они были в городе еще до приезда герольда.

Лидана закусила нижнюю губу. Да, она знала, что в Мерине есть шпионы императора. Это и так было понятно. Но она ожидала обычного в этом случае ввода войск, которые расположатся здесь в стратегически важных точках Но не этих черных. Наверное, они уже давно были здесь, раз так хорошо знают город. Она медленно опустилась на табурет. Насколько давно? И насколько хорошо? Неужели все ее планы, полупланы, различные замыслы, которые она держала в голове, покидая дворец, погибнут, так и не начав осуществляться?

Скита вытащила из-под потрепанной одежды какой-то предмет, похожий на прошлогодний каштан. Лидана быстро схватила его, вскрыла ногтем и нажала на потайной рычажок Внутри лежала серьга-гвоздик с головкой большого ястреба с яркими сапфировыми глазами. Серьга Шелиры!

Значит, Том сделал свое дело – пока девушка в безопасности. Хотя эти черные... Придется довериться Тому. Послушать о его воровских подвигах – так невольно подумаешь, что он почти неуловим. Если это поможет им двоим скрываться, пока все не уляжется, то она сумеет решить проблему, как справиться с этими черными соглядатаями Она по-прежнему обдумывала эту мысль, приглашая Скиту поесть, прежде чем заняться расспросами.

Черных видели не только на городских улицах, но и на каналах, в яликах. Угорь заметил, как они причаливали у дверей главных мастеров гильдий, но ни один солдат Бальтазара в город не вошел Ходили слухи, что новый правитель Мерины останется в лагере за ее стенами.

Теперь – тяжко вздохнула королева – остается ждать и смотреть, что будет дальше. Хотя нервы ее были натянуты до предела, она сдерживалась и не бросалась действовать сразу же. А пока она будет вести жизнь здесь – она уже давно подготовилась к этому.

Она была слишком взволнована и слишком устала, чтобы заснуть. Однако, как только они с Угрем легли на сундук, их сразу же охватил глубокий сон без сновидений

Глава 15

ШЕЛИРА

Если Том ждал, что она, как любая богатая женщина, усядется на носу своего личного ялика, то, наверное, он был весьма изумлен, когда увидел, что Шелира не собирается делать ничего подобного. Она прыгнула в стоявший на приколе ялик, ловко схватила второе весло, точно так же как мгновение назад схватила первое. Быстро отчалила и повела суденышко прочь от берега канала, где был укрыт ялик. Эта часть канала весь день находилась в тени и больших улиц рядом не было, так что никто не видел их внезапного появления.

18
{"b":"4970","o":1}