ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Преподобная, душа моя в смятении, – произнес глубокий приятный голос, но прежде, чем она успела ответить согласно ритуалу, голос продолжал:

– Корни глубоки, дерево стоит крепко, большая кошка идет своим путем. – Пока он говорил, его рука что-то просунула под отпоротый угол перегородки. Это с тихим стуком упало на пол. Эльфрида быстро подняла предмет. Это оказалась серьга. Сапфировая. Сказочный зверь яростно сверкал синим глазом. Серьга Шелиры – они были на ней во время последнего совета перед их «исчезновением».

– Говори, дитя, твоя мать слушает тебя, – автоматически ответила она, немного ошарашенная, затем быстро добавила:

– Хотя, если ты не сменила обличья, ты дитя не моей крови.

– И вы мне не бабушка, хотя некая юная дама хотела бы знать, жива ли ее бабушка, – весело сказал пришелец. – Некоторые называют меня Том Краснобай, преподобная.

«Том Краснобай! И этому негодяю Лидана поручила Шелиру!»

– Скажи ей, что слухи о моей кончине преувеличены. А теперь поведай, что творится в моем городе.

– Эти черные повсюду, – коротко сказал посетитель. – Не сомневаюсь, вы уже слышали об их делах. Преподобная, в них есть что-то неестественное... – на мгновение его голос дрогнул. – Мне трудно объяснить, но некоторые из них кажутся не такими.., не как настоящие люди. Словно они стремятся к чему-то, но к чему – я не понимаю и не хочу знать.

Она нахмурилась.

– Это люди Аполона, а он черный маг, даже нечто большее. Но я бы поостереглась ходить мимо них. Он может дать им способности, к которым мы не привыкли.

Тень за перегородкой кивнула.

– Есть и еще новость для вас. Один из высших генералов императора – Катхал – ввел в город своих наемников. Я не уверен, что принц, который вроде бы должен управлять городом, знает о том, что они уже здесь. Катхал разместил их в складах, а старый гарнизон перевел в доки.

Я видел некоторых из них. Я знаю такой тип людей, преподобная – будут беспорядки. Им не досталось драки, им не досталось добычи – они хотят получить и то и другое. – Теперь голос его звучал умоляюще. – Не могли бы вы пустить среди людей приказ не поддаваться на их подначки и не задирать их? Пусть говорят тихо, не поднимают глаз, иначе прольется кровь!

Она и так прольется, раньше или позже. Эльфрида кивнула.

– И я, и сестры с братьями будем говорить об этом в исповедальнях.

Хотя бы что-то она сможет сделать, пусть и немногое.

– А что до девочки... – он замялся и кашлянул. – Преподобная, я должен был вывести ее отсюда...

– А она уперлась. Я ожидала этого. – Несмотря на слабость в груди, она тихо рассмеялась, услышав растерянность в его голосе. Она поняла, что этот человек привык по-своему обращаться с женщинами, заставляя их ухаживать за собой. А девушка вроде ее внучки совершенно выбила его из колеи.

– Мне кажется, ты сумеешь добиться с ней большего, если будешь не настаивать, чтобы все было по-твоему, а уговаривать. Однако вряд ли ты убедишь ее покинуть город. Она из Дома Тигра, и камни Мерины – наши кости, вода ее каналов течет в нашей крови. И мы будем биться за нее, пока от Мерины останется хотя бы пара камней.

– Я давал клятву на крови. – Странно. Голос его звучал жалобно. Словно бы ему было стыдно, что он не выполнил своей клятвы – Попытайся недельку ее подговаривать Если не удастся, я освобожу тебя от клятвы, – быстро сказала она.

– Спасибо, – вздохнул он. – Она велела вам передать, что не слишком многое разузнала. Принц еще не поселился во дворце, он живет вместе со своими солдатами в так называемом «малом гарнизоне»

– Стало быть, в казармах дворцовой гвардии, – сказала она. – Интересно. Думаю, он обыщет дворец насчет ловушек прежде, чем осмелится вступить в него.

– Я на его месте именно так бы и поступил, – сказал Том. – Ваши солдаты сдались без боя. И если бы я был настолько привычен к предательству, как имперские, то я подумал бы, что вы оставляете дворцу отомстить за вас.

– Хм. – Это многое раскрывало ей в характере принца и образе его мышления. И все же несмотря на то, что он был ей врагом, в душе она почему-то относилась к нему благосклонно. Если бы он на самом деле был поставлен во главе города, за Мерину нечего было бы опасаться. Но – увы. Он был лишь марионеткой своего отца.., и Аполона.

– Вот и все, преподобная, – сказал Том. – И с тех пор, как меня извлекли из Водяной башни, мне хочется придушить эту девчонку по двенадцать раз на дню! В сем каюсь.

– Не тебе одному, – ответила Эльфрида, сдерживая улыбку. – И если ты сдержишь свой нрав, это послужит для тебя достаточной епитимьей. Да пребудет с тобой мир и благословение Сердца, дитя мое, – закончила она ритуальной фразой. – Ступай под сенью Его и знай, что Оно слышит тебя.

Том Краснобай поклонился, пробормотал благодарность и выскользнул из исповедальни.

Эльфрида занялась следующим посетителем, но часть ее "я" все никак не могла опомниться от потрясения. Кто бы подумал! Том Краснобай – вор, мошенник, совершенно испорченный человек, пьяница, лгун – был верующим! Он исповедовался от чистого сердца! Она определяла искренен ли человек сразу и безошибочно, и именно ее она слышала в его голосе!

Несомненно, что в тюрьме он раскаялся от всей души.

И почему-то это небольшое откровение зажгло в ее душе искорку надежды и заставило воспрянуть духом. Ведь если даже Том Краснобай оказался истинным сыном Богини.., то тогда все возможно. Даже спасти город.

Глава 20

ЛИДАНА

Если Берта и получила какое утешение после исповеди, то по ней этого заметно не было. Обе они, скрепя сердце, заплатили лодочнику за перевоз, торопясь попасть домой.

Матильда вернулась вовремя. Один из черных держал Угря за шиворот и бил его по лицу, в то время как другой молча стоял рядом.

– Что тут творится? – взвизгнула Матильда. – В чем провинился парнишка?

Человек с холодными глазами, который говорил с ней сегодня утром, смерил ее взглядом.

– Он торгует без разрешения. Он мошенник, и потому мы заберем его, чтобы он работал честно...

Матильда схватилась за сердце. Под корсажем она нащупала королевскую рубиновую печатку, и камень словно бы согрел ее своим теплом.

– Это сын моей сестры, – она встала, уперев руки в боки перед черным человеком. – И он по закону мой подмастерье. Он не мошенник, и торгует потому, что ему было приказано.

– Пока ты шлялась без дела, так?

– Пока я была на службе в Храме, как прилично порядочным женщинам! Разве для жителей Мерины Храм теперь закрыт? Мне-то казалось, что император – верный сын Храма.

Черный заморгал, губы его задергались, словно он хотел что-то сказать, но так и не решился. Он выпустил Угря и швырнул его о стену.

– Следи получше за своей лавкой – пока она еще твоя.

Он смачно плюнул на ее уже ненужное разрешение с королевской печатью.

Они ушли. Лидана следила за ними сузившимися глазами, пока они не исчезли за поворотом. Затем она повернулась к Ските. Щеки ее покраснели – вскоре появятся синяки. Давно сдерживаемый гнев вспыхнул в сердце королевы. Не в правилах Дома Тигра сидеть себе в уголке и терпеть оскорбления. Знак их Дома – знак их отваги и ярости. Пора сделать что-то большее, нежели просто ловить слухи. Пора выработать какой-то план среди всего этого хаоса.

Она повела Скиту в закуток, пошарила на полке и достала баночку с травяной мазью, не слишком старой, чтобы ее еще можно было использовать. Осторожно смазала ушибы. Скита морщилась от боли.

– С чего они нагрянули сюда? – спросила Лидана, покончив с обработкой больных мест. Она обняла хрупкое тельце, словно так могла защитить его от страданий.

– Пришли, словно у них тут было дело, – слова с трудом выходили из разбитых губ. – Сначала поинтересовались ценами. Но потом начали спрашивать о тебе, о лавке. Перебрали все ожерелья-амулеты, словно искали что-то определенное. Затем стали угрожать. Тут ты и пришла.

– Амулеты! – Лидана, не отпуская плеча Скиты, бросилась к лотку. Было очевидно, что некоторые низки сильно дергали, и лишь зажимы не дали украсть их. Одно ожерелье было порвано, и бусины рассыпались по мостовой.

26
{"b":"4970","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Это слово – Убийство
История дождя
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Шестая жена
Как покорить герцога
Мадам будет в красном
Пирог из горького миндаля
Дети лета
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей