ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тайный лаз, которым Шелира добралась сюда, был одним из самых неудобных – всего вполовину человеческого роста, так что приходилось пробираться ползком, поскольку он шел над дверными проемами. С другой стороны, вряд ли кто сумел бы его найти.

Она лежала на полу, подложив под голову руку, и смотрела. Подслушав отчеты двух его офицеров, она поймала себя на том, что ей даже жаль загнанного в угол принца.

«Глупость какая! Мне радоваться надо, что ему туго приходится, что он растерян и не может понять, что творится!»

– Повсюду люди Аполона, мой принц, – извиняющимся тоном закончил доклад офицер. – И повсюду они не дают нам проходу. Мне сдается, что Аполон заменил всех стражей порядка в этом городе своими людьми, которые в лучшем случае считают нас чем-то вроде резервных сил.

Принц в тишине побарабанил пальцами по столу. Шелира не могла видеть его лица, но не надо быть магом, чтобы понять, что он хмурится.

– Я ничего не смогу сделать, если они решат устранить вас, Кастор, – сказал он наконец. – Я категорически не желаю, чтобы вы пытались что-то делать и провоцировали их. Самое большее, что я смогу сделать, так это доложить императору и указать, что нам трудно выполнять возложенные на нас обязанности, поскольку люди Аполона не допускают нас в определенные части города.

Капитан устало вздохнул.

– В этом случае, мой принц, может быть, нам лучше быть приписанными ко дворцу. По крайней мере, тут мы хоть чем-то пригодимся, посмотрим, не осталось ли еще каких ловушек... – Видимо, сложившееся положение было ему столь же противно, как и Леопольду. По некоторым ноткам в его голосе Шелира поняла, что черных в войсках ненавидели ничуть не меньше, чем в Мерине.

Леопольд кивнул:

– Хорошо. Так и сделай. Мы неплохо смотрим за дорогами. Никто не пройдет в город и не выйдет из него мимо наших постов. По крайней мере, эту работу мы выполняем.

Капитан отдал честь, как и другой офицер, и оба вышли.

Принц повернулся к сидевшему рядом с ним полному человеку в бархатном одеянии сливового цвета.

– Понимаете, что я имею в виду, Адельфус? – с отвращением в голосе сказал он. – Что бы я ни решил, все будет впустую Если я прикажу своим людям несмотря ни на что выполнять возложенные на нас обязанности, то я нарушу приказ императора не мешать Аполоновым прихвостням делать то, что они хотят. Если я издам еще пару распоряжений вроде этого, я нарушу приказание императора успокоить город. – Он развел руками. – Что я вообще тут делаю?

– Вы встречались с вдовствующей королевой? – ни с того ни с сего вдруг спросил Адельфус.

«Меняет тему? – подумала Шелира. – Зачем? Потому, что не может ответить на вопрос?»

– Да, – похоже, Леопольд, как и Шелира, понял, почему Адельфус направляет разговор в другое русло. – Если она не умрет в течение нескольких дней, то я не просто удивлюсь, но и буду просить, чтобы их лекарь занялся нашими солдатами, потому как он просто кудесник. Похоже, Аполона оставляет его хваленый разум. Эта несчастная старуха на ладан дышит, и если он думает, что она способна что-то против него замышлять, то он выжил из ума. – В его голосе послышался еле сдерживаемый гнев. – Я вот что еще вам скажу – я не стану посылать своих людей на охоту за королевой и принцессой, даже если он прикажет. Хочет их найти – пусть сам и ищет У него народу хватает. Все, что я знаю – насколько это меня касается, – так это что они обе после отречения с отчаяния бросились в канал и утонули. Я на их месте поступил бы точно так же.

– Возможно, так оно и было, – спокойно кивнул канцлер. – Я просто не могу вообразить, чтобы две какие-то несчастные женщины смогли так искусно скрыться от такой жестокой облавы. Они либо покинули город и уплыли за море, либо погибли, и потому никакой опасности для нас не представляют.

«Жалкие женщины? Ах ты надутый, чванливый, тупоголовый индюк! – вскипела Шелира. – Подожди, только войди еще раз во дворец, я тебе устрою! Я тебе покажу, кто тут жалкий!»

– Дело в том, что единственным местом, где я могу выполнять возложенные на меня обязанности, является дворец, – сказал Леопольд, ловко возвращаясь к прежней, важной для него теме. – Что я должен делать? Если я пожалуюсь императору, то меня сочтут неспособным, если нет – то я ничего не смогу сделать!

Канцлер вздохнул.

– Я намерен поговорить с императором по этому вопросу, – с неохотой сказал он. – Меня прислали посмотреть, как вы справляетесь, и, насколько я понимаю, это весьма важный вывод.

Леопольд фыркнул, встал и зашагал по зале. «Он тут тропу протопчет, – подумала Шелира. – Не хотела бы я оказаться на его месте. Что бы он ни сделал, у него нет ни малейших шансов, и он это понимает. Поскольку он не слишком сообразителен, в политику ему соваться опасно. Я не понимаю, как он позволил загнать себя в такую ловушку».

Наверное, ей следовало бы радоваться, но почему-то не получалось. Она успела понять, что Леопольд – отличный командир, он вежлив со всеми, он заботится о благополучии солдат – и он совершенно бесполезен здесь. И не потому, что не способен выполнить приказ, а потому, что ему просто не дают ничего сделать!

Ей уже не в первый раз захотелось, чтобы Леопольд был на их стороне. Такой человек мог бы поднять людей и воодушевить их, и тогда Мерина была бы способна защищаться даже от императора.

Конечно, будь Леопольд на их стороне, он не допустил бы, чтобы город в своей защите полагался бы только на старые как мир подкуп, дипломатию и союзничество. Он бы понял угрозу, исходящую от Бальтазара, задолго до того, как император даже подумал бы о Мерине, и создал бы крепкую армию...

«Проклятье. Похоже, он начинает мне нравиться, – досадливо подумала она. – Он стоит двух сотен Томов Краснобаев. Его отец просто дурак. Но – пусть принц честен, пусть он храбр, но мозгов у него не хватает. Даже полный идиот понял бы, что его положение безнадежно».

– Хорошо, – сказал канцлер, несколько минут понаблюдав за тем, как Леопольд расхаживает взад-вперед по комнате. – Думаю, мне лучше вернуться в лагерь. Император ждет моего отчета.

– Я... – начал было Леопольд, затем покачал головой. – Ничего. Сами видите, Большой дворец вскоре будет готов. Просто предупредите меня заранее, чтобы я удалил слуг и заменил их императорскими.

– Хорошо. – Канцлер поднялся с кресла и неторопливо пошел к дверям. – Да кончайте же вы пол топтать, Леопольд! Отдохните. Я уверен, что поутру все наладится.

У дверей канцлера поджидали два его телохранителя – двое белобрысых громил, выглядевших так, словно каждый день ради упражнения поднимали коров. А насчет упражнения мозгов – тут нечего было упражнять. Шелира не раз видела, как таких людей приводили в полное недоумение простейшие механизмы. Если таким приказывали зажечь свечу, они брали канделябр целиком и совали его в огонь – что приводило к печальным последствиям для свечей.

«Сильные, как быки, тупые, как ослы». Если кто-то нападет на канцлера, причем сделает это по-настоящему умно, как обычно поступают профессиональные убийцы, то пятьдесят на пятьдесят, что эти два сокровища даже не заметят ничего, пока не увидят трупа канцлера, а убийца будет уже далеко.

Леопольд еще немного постоял у стола, затем покачал головой.

– В одном он прав, – сказал он сам себе. – Расхаживать туда-сюда бесполезно...

Он вышел из залы, но Шелира знала, куда он идет. Он ходил туда каждый вечер, прежде чем покинуть дворец и отправиться в гарнизон, где он ночевал со своими солдатами. Во дворце оставались ночью одни слуги. Он не мог рисковать безопасностью своих людей и своей собственной в месте, в надежности которого не был уверен.

Она подтянулась, выбралась из лаза и пошла по другому ходу к дворцовой часовне. Там тоже было отверстие для наблюдения, а Леопольд имел привычку разговаривать вслух наедине с собой. Иногда ей удавалось подслушивать кое-что важное.

Часовня была совсем простой – тут бывали нечасто, поскольку Храм был рядом. В часовне даже не было изображения Сердца, только светильник на множество свечей над алтарем, представлявший Вечный Свет. Ее тетка распорядилась повесить его здесь вместо изображения Сердца. Похоже, королева была единственным членом венценосного семейства, которая предпочитала часовню Храму.

32
{"b":"4970","o":1}