ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Он ищет тебя ради той силы, что спит в тебе, – сказала матушка Байян, и холодный страх охватил Шелиру, и ей пришлось взять себя в руки, чтобы не задрожать. – Это именно он, а не император и не его генерал, жаждет добраться до тебя. А если ты попадешь ему в руки, – она покачала головой, – твой конец будет ужаснее, чем может вообразить себе смертный. И этот черный пес обретет такую силу, что все мы будем повергнуты во прах. Власть в руках такой твари – это конец всяческой свободы и мира для всех, кто живет в империи и для большинства тех, кто за ее пределами. Именно потому Двое велели мне помочь тебе, поскольку если Аполон заполучит то, чего он хочет, всем нам конец «Успокоила, нечего сказать», – подумала Шелира – Но теперь обстоятельства переменились, хотя опасность со стороны Аполона для тебя по-прежнему очень велика, – продолжала матушка Байян. – Непосредственная опасность миновала благодаря твоему союзнику. Зеркало ничего не показывает мне, а это означает, что будущее может повернуться как угодно. – Она взяла кусочек шелка и быстро завернула в него то, что держала в руках, прежде чем Шелира смогла увидеть, что же там такое.

– И что это означает для меня? – тихонько спросила Шелира.

– Означает, что ты должна быть очень осторожна и что я должна как можно лучше защитить тебя, чтобы Аполон не выследил тебя по твоей скрытой силе. – Матушка Байян на мгновение прикрыла глаза. – Теперь я должна попросить тебя полностью мне довериться, Жеребеночек, – продолжала она. – Я попрошу у тебя один твой волос. Без этого я не смогу защитить тебя, поскольку такова магия, что мне ведома.

Она открыла глаза и стала ждать, сложив руки на завернутом в шелк предмете, что лежал на столе Шелира немного помедлила, вспомнив наставления бабки о том, что нельзя, чтобы такие вещи попадали в чужие руки. Но что еще ей было делать? Она ничего не знала о магии, понятия не имела о том, как найти другого мага, который мог бы ей помочь. Даже если она и найдет кого, то кто скажет, можно ли ему доверять больше, чем матушке Байян? Все говорило не в пользу этого.

Илия был ее другом детства, цыгане дали ей убежище и защиту. Если бы они хотели выдать ее, это можно было бы сделать куда проще и выгоднее.

Она решительно вырвала волосок, чуть поморщившись, и передала его матушке Байян. Та осторожно взяла его, словно это было величайшее сокровище в мире.

– Я сохраню это как смогу, Жеребеночек, – твердо сказала она. – И позабочусь, чтобы он был уничтожен, если возникнет опасность, что он попадет в злые руки. Клянусь Двумя, что от меня тебе не будет никакого зла.

– Только об этом и могу просить, – сказала Шелира столь же твердо. – И ты оказала мне милость, за которую я никогда не смогу отблагодарить тебя до конца.

– У-тю-тю, – отмахнулась старуха. – Защищая тебя, я делаю благо всем нам. Если этот адский пес запустит в тебя свои когти, то и нам конец. Это всего лишь мой долг, то, чем я могу отплатить Двоим за Дар, что они мне ниспослали.

Шелира склонила голову в знак признательности. Цыгане поклонялись Свету в лице двух божеств-близнецов, женщины и мужчины. Большего она не знала, поскольку ни Владыки Коней, ни их родичи-цыгане никогда не пытались обратить в свою веру тех, кого принимали в клан как братьев. Хотя Путь Двоих не был тайной, с чужаками никогда не разговаривали о вере.

– Тогда благодарю тебя от лица всех нас, матушка Байян, – мягко сказала Шелира. – И если мы все это переживем, то труды твои не будут забыты.

Больше не о чем было говорить. Шелира встала и, пробормотав извинения, покинула кибитку. Она чувствовала, что старуха ничего не будет делать, пока она не уйдет, так что чем скорее она покинет кибитку, тем скорее получит ту самую защиту, чем бы она ни была.

Илии и Майи нигде поблизости не было, стало быть, не придется с ними беседовать. После всего, что случилось нынешним утром, она была совершенно измотана и хотела только поскорее добраться до своей постели в конюшне и проспать до конца дня.

Ночью придется начать работу в Летнем дворце. Это не так опасно, но потребует куда больших физических усилий, чем ее приключения в Большом дворце. Если получится, то надо забрать все книги бабушки и спрятать их за одну ночь. Насколько она помнила, на книжных полках в комнате Адели было не так уж и много томов. Если на половину из них наложено заклятье, стало быть, придется унести двадцать, ну, тридцать книг. Это немного по сравнению с огромной библиотекой Храма. Труднее всего будет найти другие книги, которыми нужно будет заменить похищенные, чтобы никто не заметил пропажи сразу.

«Надо будет брать по одной-две книги с каждой полки во дворце, – решила она наконец. – Только так я сумею сделать, чтобы никто ничего не заметил. Провожусь всю ночь, если не учитывать того, что придется прятаться от солдат и красть книги...»

Но в это мгновение ее размышления прервал колокольный звон. Она вскочила при первом же ударе. Уставилась на верхушку колокольни, которую было видно из-за стен окружающих зданий. Большой колокол говорил лишь тогда, когда умирал кто-то важный. Но кто? Конечно же, не первосвященница...

Она считала удары, означавшие возраст покойного, затем удары, говорившие о его титуле и положении, и постепенно все вероятные имена отпадали, пока не осталось только одно.

Адель. Большой колокол вещал о смерти вдовствующей королевы Мерины, которая теперь была недосягаема для врагов.

Глава 34

ЛИДАНА

Преподобная Зения стояла на коленях, перебирая четки, и читала отходную, когда вошла Лидана. Увидев ее, Зения поманила ее рукой, словно желая утешить.

– Госпожа моя, – начала было она, но королева перебила ее.

– Преподобная, не дадите ли вы мне одну из ряс вашего монастыря? Я иду в Храм.

Зения внимательно посмотрела на нее, затем быстро встала.

– Да, это нужно сделать. Все, что у меня есть – к вашим услугам.

У стены стоял маленький шкафчик. Она открыла его. Там висели рясы ржаво-коричневого цвета их Ордена. Они были поношенными, с опрятными заплаточками слегка другого оттенка по подолу. На другой полке лежали снежно-белые, тщательно сложенные головные покровы.

Колокол замолк. Лидана уже сбросила свое платье и шаль. Облегающий костюм для ночных похождений не будет заметен под свободной рясой, которую протягивала ей Зения. Однако, чтобы головное покрывало легло двумя крыльями, пришлось прибегнуть к помощи преподобной. Такой головной убор поможет лучше скрыть лицо.

Зения осенила ее знаком Сердца.

– Да охранит тебя Ее длань, дочь моя, – тепло сказала она. – В этот час воистину тебе нужен покров Ее безграничной милости.

Лидана склонила голову.

– Молись за меня, преподобная. Я иду непрямыми путями, которые могут привести меня к гибели. И все же, клянусь Сердцем, я верю, что дело мое правое!

– Это так, – спокойно ответила Зения. – Мы идем Ее тропами, которые Она прокладывает так, как Ей нужно. – Она снова взяла колотушку, и тут же словно из воздуха появилась сестра Папания.

– Госпожа идет молиться перед Высоким Алтарем. Проводи.

На улицах было неспокойно Черный, стоявший у монастыря, сделал было шаг в сторону Лиданы, затем в сердцах плюнул и отвернулся. Когда она по мосту перешла в другую часть города, ее охватило странное чувство. Казалось, что Мерина вдруг приняла обличье огромного зверя, который был знаком ее Дома, и замерла на ходу, подняв голову и принюхиваясь в предвкушении схватки.

Она влилась во все увеличивавшийся поток людей, стремившихся к Храму. Они шли к площади. Женщины плакали, дети шли тихие и испуганные, а лица мужчин были мрачны Впервые она увидела на площади войска. Это были не черные, а наемники, они стояли на ступенях, и всем приходилось проходить в Храм между двумя их рядами. Лидана шла, стараясь не поднимать головы, пряча лицо под крыльями плата. Толпа была невероятно пестрой. Монахи различных Орденов – в серых рясах ученые, наверняка сорвавшиеся со своих мест за столами в скрипториях, пришли отдать последний долг; в красных, желтых, коричневых, которые, кроме помощи беднякам, еще были хранителями Ее прославленного сада и приюта для раненых и больных животных.

47
{"b":"4970","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Очарованная луной
Мужчины на моей кушетке
Темный паладин. Рестарт
Сломленные ангелы
Сияние первой любви
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Плен
На самом деле я умная, но живу как дура!