ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Какие вести? – сказал он, не называя ни ее имени, ни титула.

– Ключ от Кабаньего подворья, – без обиняков ответила она. – Мы должны вызволить Саксона сегодня ночью, если у тебя есть люди...

Джонас хрипло рассмеялся, окинув взглядом окружавших его людей.

– Слушайте, ребята. Похоже, мамаша Фортуна и вправду к нам благосклонна. У нас есть ключ. А мы уж собрались штурмовать подворье сегодня ночью, – добавил он, уже для Лиданы.

– Хорошо, – ответила она. – Что ты придумал?

– Это Барсук, – он положил руку на плечо стоявшего рядом с ним человека. – Он живет, так сказать, на воде. Южный канал сворачивает в нужном направлении. Никто из этих трижды проклятых захватчиков не умеет плавать в шторм А раз шторм на нашей стороне, то чего уж лучшего желать бедному моряку?

– Нечего, насколько я понимаю.

Теперь у Лиданы было средство для достижения ее цели, и кем бы эти люди ни были, чем бы они ни могли оказаться, в этот час она им доверяла

Глава 38

АПОЛОН

Серый маг тупо смотрел на пустые ящики, в которых просто обязаны были лежать самые интимные предметы дамского туалета. Распахнул шкаф – там не было ничего, кроме безликих парадных платьев, которые надевали от силы раза два. Этого было слишком мало для того, чтобы они впитали хоть какую ауру личности, чтобы с помощью их можно было бы кого-нибудь выследить. Его ограбили, отняли то, что ему было всего необходимее!

Ничего – совсем ничего – не осталось в комнате принцессы Шелиры, равно как и в комнатах ее тетки и бабки! Осталось только то, что лишь случайно соприкасалось с телами женщин Дома Тигра Этого было недостаточно, совсем недостаточно! Аполон просто кипел от злости.

– Кто это сделал? – зарычал он на солдата, который привел его сюда – Кто приказал убрать вещи и вымыть комнаты?

Солдат пожал плечами:

– Думаю, император Он собирался сразу же занять комнаты королевы, вам отвел эти, а покои вдовствующей королевы – канцлеру Наверное, он и приказал освободить комнаты.

Солдат подавил ухмылку, но Аполон все равно заметил Он знал, что ее вызвало. Кто-то снял все белье с постели королевы, налил на перину воды и аккуратно перестелил белье. Катастрофа была обнаружена только тогда, когда пришли слуги императора. К тому времени перина покрылась плесенью, а дерево под ней почернело от гнили. Вонь стояла невыносимая, так что пришлось постель выбросить.

Аполон зарычал и снова повернулся к пустым ящикам И без того долгий и трудный день окончился крахом.

Когда император со свитой въехал в ворота города под нестройные приветствия согнанных Катхаловыми наемниками и Аполоновыми черными стражниками людей, небо словно прорвало, и все мгновенно вымокли до нитки И вместо триумфального въезда, который должен был вселить страх и послушание в души этих меринских собак, Бальтазару пришлось возглавить унизительное поспешное бегство под защиту дворцовых стен, в то время как горожане, невзирая на наемников, разбегались кто куда.

Как только император со спутниками достиг дворца, он увидел, что к встрече ничего не готово. Отослав принца так поспешно за реку, Бальтазар с Адельфусом совершенно забыли, что теперь некому будет отдавать приказания по подготовке дворца к приему гостей. Принц жил во дворце так же скромно, как и в лагере, и со времени отречения королевы мало что изменилось. По показаниям офицеров, Леопольд ел из одного котла с солдатами, занимался по большей части инспекцией, и до последнего времени спал в тех же казармах, что и его люди. Никаких деликатесов на дворцовой кухне себе не приказывал готовить, да и к тому же кухонная прислуга была уволена прежде всех.

Возможно, потому он и не обратил внимания на то, что случилось с припасами. Нет, их не растащили – их просто сгноили. И, скорее всего, нарочно.

Тонкая белая мука, использовавшаяся для выпечки сдобных булок, которые император очень любил, вся кишела долгоносиками. Масло и жир прогоркли, сыры заплесневели. Мяса не было вообще – его сожрали крысы. Соль и сахар слежались комками, так что использовать их можно было только раздробив заново. Коренья все сгнили. И даже Аполон не мог понять, как могло случиться, что вино во всех закупоренных бутылях в винном погребе превратилось в настоящий уксус!

То, что осталось, было слишком грубо для высокородных господ и годилось лишь для слуг – горох да бобы, ячмень, грубая пшеничная и ржаная мука, вяленое мясо, соленая рыба, немного меда да крестьянский сыр.

В дровяном сарае прохудилась крыша, так что все дрова отсырели. Так что императору пришлось удовольствоваться скудным ужином из солдатского рациона, улечься на затхлые простыни из кладовой на чердаке и спать в холодной комнате, полной чада от трескучего пламени в очаге.

Ходили слухи, что по дворцу расхаживают призраки, что ночью они устраивают всякие пакости, переворачивая все вверх дном без единого звука, и исчезают бесследно. Аполон мог бы заподозрить, что все это – дело человеческих рук, да только вот слуг всех уволили прежде, чем все это началось, а уж слуги ну никак не могли натравить крыс на съестные припасы и превратить все вино в уксус.

На мгновение он ощутил холод в затылке. Затем гнев снова одолел страх. Кто бы все это ни устроил, преступнику придется иметь дело с ним, Аполоном! Он установит такую защиту, что даже ангел сквозь нее не просочится, устроит ловушки, мимо которых и мышь не проскользнет. И теперь, когда тут он, Серый маг, больше такой чепухи твориться не будет...

Но пришлось вернуться к реальности.

Он мог бы все это сделать, если бы у него было время, если бы он нашел источник магической силы, чтобы одновременно выполнить все, что задумал. Он по-прежнему терял слуг, потихоньку, одного за другим. Каждый раб если пропадал, так навсегда, а вместе с собой уносил часть его, Аполона, драгоценной силы. Он просто обязан найти им замену. Он не может продолжать свои дела без них. Он должен, просто должен разыскать принцессу. Ему нужно то, что в ней скрыто.

– Приведите моих слуг с вещами, – рявкнул он солдату. Тот, похоже, увидел, что маг нервничает, и неожиданно быстро исчез, даже не поклонился.

Это, конечно, был человек из солдат Леопольда. Принц явно вел себя с ними слишком по-приятельски, совершенно их распустил, что и привело к такой наглости. Теперь император поставил над ними Катхала, так что этот парень вскоре получит кнута.

Аполон должен найти в городе уединенное место, где мог бы совершенно спокойно и в полной тайне заниматься магией. Во дворце это невозможно.

Он думал, что раз император со свитой въехал в город, то все встанет на свои места. А вместо этого у него на пути возникло столько неожиданных препятствий. Как будто некая незримая сила противодействовала ему.

Ладно, возможно, она и существовала в лице всяких там старых сварливых баб, засевших в Храме.

В этот миг появились слуги с его пожитками, молчаливые и покорные. Он сам ушел в маленькую гостиную и стал ждать, пока они все приготовят. Исчезли все вещи принцессы, кроме шкатулки с украшениями, что стояла на столе в спальной. Ее забрали люди канцлера. Таких шкатулок было три. По одной в каждой комнате, и все забрали люди канцлера, чтобы доставить их в императорскую сокровищницу.

Прекрасно. Аполон не интересовался безделушками. За что канцлер испытывал к нему симпатию.

Пока он ждал, в голове его складывался план действий. Поскольку он потерпел поражение в попытке заполучить принцессу, ему придется искать ее другими способами.

Для этого надо набрать еще слуг, стало быть, нужно потаенное и безопасное место для работы с черной магией.

Но прежде чем заняться этим, он должен что-то сделать со старыми дураками в Храме. А для этого ему нужно потеснее сотрудничать с Катхалом и его людьми. Нынче в полдень они просто сели в лужу.

Если бы не Леопольд...

Аполон стиснул зубы в приступе злобной досады. Будь он проклят! Этот дурак вообще может быть в услужении у этих благоверных болванов из Храма. И будь он дважды проклят за то, что успел добраться до императора прежде Аполона, прежде, чем тот успел направить мысли императора в нужном направлении.

53
{"b":"4970","o":1}