ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он давно уже хотел убрать Леопольда с дороги. Этот мальчишка напоминал Бальтазару о прежних днях, и все время Аполону приходилось исправлять дело, поскольку Бальтазар впадал в опасное человеколюбивое настроение. Но надо было, чтобы Леопольда загнали туда, куда он, Аполон, захочет.

А он никогда бы не выбрал в качестве места ссылки Летний дворец!

Он еще не выяснил, где может находиться магическая библиотека Дома Тигра. Ее не было ни во дворце, ни в Доме гильдии Тигра. Оставалось только одно место – Летний дворец, где теперь бельмом на глазу засел этот дубина Леопольд!

Леопольд уже и так задавал слишком много вопросов насчет дел Аполона, и тот подумал – а вдруг освободить комнаты приказал не император, а он? И теперь никак не доберешься до книг втайне от Леопольда. А если он еще и читать их начнет, то он сможет понять, что именно творит Аполон!

И если он выяснит, каким образом Аполон набирает своих черных стражей, он сможет понять и весь его план.

Пора – даже больше, чем пора – проверить свое влияние на Катхала. Катхал сумеет подстроить подходящий несчастный случай во время учений.

Но сначала нужно позаботиться кое о чем. Канцлер Адельфус явно сочувствует принцу, и он может помешать должному набору слуг для дворца. Канцлер уже давно перестал быть полезным агентом, у него уже нет оригинальных мыслей, и все, что он знает, спокойно может знать и марионетка.

– Ваши покои готовы, хозяин, – бесшумно вошел слуга и встал перед Аполоном, раболепно склонившись. Он не был зомби, но хозяин настолько его запугал, что разницы не было никакой. Он вряд ли осмелился бы дышать без позволения Аполона.

– Приведи канцлера Адельфуса, – бросил Аполон. Слуга низко поклонился и исчез. Слуги-зомби вступили в гостиную, ожидая дальнейших приказаний.

– Развести огонь в камине и приготовить мое особое оборудование в спальной, – сказал Аполон. Но поскольку для растопки пришлось использовать те же сырые дрова, то огонь в камине приносил мало удовольствия, но все же лучше такой огонь, чем ничего.

По крайней мере, он хоть немного смог поправить дело при помощи малой магии, так что дым валил не в комнату, а шел прямиком в трубу.

Он немного посидел у огня, спокойный, как паук в паутине. Он мог позволить себе быть терпеливым. Канцлер не посмеет отвергнуть его приглашения, и в конце концов он придет. А итог этой встречи предрешен.

Глава 39

АДЕЛЬ

Только после первой ночной молитвы Верит нашла время объяснить, что именно сегодня случилось. На улице разразилась жестокая буря, но в стенах Храма завывание ветра и раскаты грома были еле слышны. После молитвы брат Фиделис взял сестру Эльфриду под локоть, отвел в сторонку и молча показал, что она должна следовать за ним. Поскольку она уже видела его прежде в часовне и знала, что он из доверенных людей Верит, она последовала за ним в келью возле покоев первосвященницы.

Покои представляли собой маленькую комнатку с голыми каменными стенами, посередине которой стоял каменный алтарь. Простой куб высотой по грудь Эльфриде занимал большую часть комнаты. Вокруг него стояли четыре кресла с высокими спинками и подлокотниками, но без резьбы. Над алтарем висело изображение Сердца величиной с человеческое, вырезанное из хрусталя красноватого оттенка.

«Лидана бы сразу поняла, из чего оно сделано, – подумала Эльфрида. – Надеюсь, с ней все в порядке, и с Шелирой тоже».

Брат Фиделис уселся в кресло с восточной стороны алтаря и показал Эльфриде на кресло с северной стороны. Она спокойно села, гадая, что все это значит и зачем она здесь.

Через несколько минут вошла первосвященница Верит в сопровождении сестры в коричневой рясе, которая молилась в часовне вместе с братом Фиделисом. Они сели к западу и югу от Сердца соответственно. Верит осенила всех знаком Сердца, и все остальные последовали ее примеру. Она начала.

– Наступили черные дни, – сказала она. – И черные ночи. Я избрала вас троих, дабы отвратить зло, что тщится уничтожить нас и использовать Сердце для своих целей.

– Аполон, – сказала Эльфрида, – маг и слуга Тьмы.

– Если он слуга Тьмы, – спросила сестра в коричневом, – разве ночь – подходящее время для борьбы с ним? Верит вздохнула.

– Сестра Козима, – спокойно ответил она, – вы до сих пор питаете заблуждение, что сегодня у меня было много свободного времени?

Козима покачала головой:

– Нет, благочинная. Верит кивнула:

– Кроме всех приготовлений к похоронам вдовствующей королевы и неприятностей с солдатами, я много времени потратила на то, чтобы выслушать всех тех из нашего Храма, кто уверен, что император не собирается причинить нам зло.

– Не собирается? – воскликнула Козима. – Да как у них язык поворачивается говорить такое после сегодняшнего!

Верит поморщилась:

– Им кажется, что солдаты искали кого-то из горожан, совершивших проступок.

Козима недоверчиво покачала головой.

– Я слышала такие речи в трапезной своими ушами, – подтвердила Эльфрида.

– Однако твое замечание имеет смысл, – добавила Верит. – Обычно ночь – лучшее время для черных дел. Слугам Тьмы больно смотреть на Свет. Но если мы хотим узнать, что делает Аполон, то нужна ночь. Он, скорее всего, творит свои дела сейчас, а не днем. – Она взяла с полки рядом с ее креслом кусок стекла и положила его на алтарь между горевшими по всем четырем углам свечами. Фиделис и Козима тоже встали, Эльфрида поторопилась последовать их примеру.

Верит посмотрела на них.

– Фиделис и Козима, думаю, вы знаете Эльфриду, по крайней мере, в лицо. – Оба кивнули. – Я попросила ее присоединиться к нам, хотя она и новичок среди Огненных. Дело в том, что я уверена: она обладает способностями, очень для нас важными. Я безоговорочно доверяю ей, и вы тоже можете ей довериться.

Она указала на стекло на алтаре.

– Эльфрида, я думаю, что ты знакома с основами ясновидения, хотя прежде этим и не занималась. – Эльфрида кивнула. – Посмотрим же, что нам пожелает открыть Владычица. – Она еще раз осенила себя знаком Сердца, затем протянула руки остальным Они встали вокруг алтаря, взявшись за руки, глядя на стекло.

Эльфриде показалось, что стекло подернулось туманом. Затем оно прояснилось, и она увидела комнату. Она узнала ее – это была комната Шелиры. По ней в ярости метался человек в темно-сером одеянии и орал на солдата, стоявшего перед ним.

– Приказ был проще простого, Катхал, а ты сделал все хуже некуда! И так плохо, что твои наемники не могут найти ни королеву, ни принцессу, но не суметь доставить труп, когда вокруг нет вооруженных, кроме их самих – Катхал, зачем нам вообще твои солдаты?

– Мои солдаты все делали верно, пока не приперся принц Леопольд и не приказал им возвращаться в казармы! – рявкнул в ответ генерал Катхал. – Почему бы тебе не пожаловаться императору, Аполон?

– Настанет время, я с ним разберусь, – прорычал Аполон. – Среди твоих можно найти хотя бы одного солдата, который способен выполнить простейшее поручение? Может, если бы ты послал малый отряд до рассвета, когда все в Храме спят между молитвами, ты мог бы доставить мне труп?

– А чего тебе нужно от трупа этой старухи? – проворчал Катхал. – Она там с утра лежит. Бьюсь об заклад, полгорода уже там побывало. Все уже знают, что она умерла, так не ради же подтверждения тебе ее труп нужен!

– А это не твое дело, Катхал, – холодно ответил Аполон. – Твое дело – доставить его мне.

– Как хочешь, – пожал плечами Катхал. – Но будь я на твоем месте, я бы хорошенько подумал. После того, как ты устроил эту свалку и провалился, половина армии думает, что ты некрофил. – Он повернулся и пошел прочь, не ожидая разрешения.

Аполон мрачно усмехнулся ему вслед – Некрофил? Ну, не совсем. Эти кретины даже не догадываются, насколько они близки к истине.

Верит разомкнула круг и без сил упала в кресло. Козима упала на колени рядом с ней и схватила ее за руку, проверяя пульс. Фиделис опустился в кресло, Эльфрида тоже, несколько озадаченная возбуждением Верит.

54
{"b":"4970","o":1}