Содержание  
A
A
1
2
3
...
66
67
68
...
100

Короче, Катхаловы наемники не полезут в это дерьмо – разве что им заплатят втрое или пригрозят вздернуть. В этом отношении у Аполона перед генералом было преимущество. Его слуги сделают все, что он им прикажет.

Потому он быстро оделся, полагая, что Катхал появится сразу же, как покончит со своим завтраком.

Он был прав – времени ему только-только хватило на то, чтобы усесться в гостиной и сделать вид, будто он уже давно тут ждет. Катхал ввалился в покои как медведь.

Аполон оторвался от книги, и хотя на лице его ничего не отразилось, внутренне он поморщился. Катхал выглядел.., странно. Как обычно, он плотоядно щурил глаза, но зрачки были тусклыми. Рот кривился, словно в оскале. Генерал всегда напоминал Аполону бешеную росомаху, но сегодня он казался более опасным, совершенно не держащим себя в руках. Более кровожадным. Это он от безделья, что ли, так взбесился?

– Я полагаю, Адельфус изложил тебе мою просьбу? – сказал Аполон после того, как они обменялись короткими приветствиями. Катхалу их прошлая встреча не пришлась по вкусу, но зато Аполону не по вкусу пришелся провал в деле с Храмом.

– Стало быть, тебе нужно Кабанье подворье? – ответил Катхал и хмыкнул, когда Аполон кивнул. – Бери. Но предупреждаю, вряд ли ты там найдешь что ценное. Я уже выгреб оттуда все и не собираюсь ни с кем делиться.

Это застало Аполона врасплох. Катхал никогда не грешил жадностью, как Адельфус. Катхал грабил ради любви к искусству, не ради добычи как таковой. Так какую такую ценность он нашел на Кабаньем подворье? Это был дом мастера гильдии кузнецов – может, он нашел так какое-то оружие, возможно, магическое? Однако не мог же он так скоро добыть меч Гидеона!

Он посмотрел на генерала долгим, испытующим взглядом, пытаясь понять, нет ли на нем сейчас чего необычного из оружия или доспехов.

Меч – но он всегда был при оружии, даже в присутствии императора. Может, это новый меч? Может быть. Аполон слишком плохо разбирался в оружии, чтобы отличить один меч от другого, да к тому же, чтобы распознать магическое оружие, нужно было исследовать его при помощи заклятья.

Но Катхал никогда прежде не носил никаких украшений, а сейчас на его правом запястье был офицерский наруч незнакомой Аполону работы, да еще с черным яйцевидным камнем. Наруч выглядел необычно и очень дорого. Так он что, его добыть хотел?

Ему показалось, что он почувствовал какой-то намек на магию. Значит, Катхал получил больше, чем хотел? И от этого он озверел еще сильнее? Аполон решил, что все это не имеет значения. Катхал и так был бешеным, ну будет еще дурнее, хуже от этого не станет. В конце концов, впоследствии это поможет устранить его с меньшими затратами.

– Благодарю, – вежливо ответил он. – Но я не об этом хотел с тобой побеседовать. У меня появилась мысль, как использовать в наших целях одного юного дурака.

Он не назвал Леопольда по имени, хотя и был уверен, что у себя в покоях он в совершенной безопасности. Но не следует быть чересчур самоуверенным. У императора повсюду шпионы. Хорошо, что большинство из них еще и на содержании Аполона, но ведь всегда найдется горстка неподкупных.

– Неужто? – ответил Катхал, еще сильнее сузив глаза и подобравшись. – И как? Аполон развел руками:

– Этот юный дурак попал в опалу и отправлен в ссылку, чтобы поразмыслить над своим неповиновением, а мы оба знаем, что местные режут наших людей, как только те остаются одни.

Генерал хищно осклабился;

– Вроде я понял. Какой-нибудь чокнутый меринский патриот может попытаться его кокнуть.

Аполон кивнул и сложил руки поверх книги.

– Ну а если патриот таки прикончит его.., представляю, что император устроит в отместку за убийство такого важного офицера. Да и войска, так скажем, могут не сдержаться, потеряв такого благородного командира.

Генерал злобно засмеялся:

– Несомненно. Думаю, мы поняли друг друга. Аполон слегка поклонился:

– Уверен. У меня есть человек...

– У меня тоже, – перебил его генерал. – Положим, каждый из нас пошлет своего человека проверить, насколько безопасно этому молодому дураку там находиться. Мы оба верны императору, так что не можем оставить его сына совсем без охраны.

– Нет, – перебил его Аполон. – Нет, нам следует просто приставить наших людей к тем, кого пошлет император. Я уверен, что их пошлют за реку сразу же, как кончится буря. Не надо светиться.

Генерал медленно кивнул:

– Я узнаю, какое подразделение туда легче всего послать.

– А я пошлю своего человека, – ответил Аполон. – Этого хватит?

Генерал расхохотался. Это был как раз тот ответ, которого и ждал Аполон.

Глава 48

ШЕЛИРА

– ..и бедняга Леопольд сидит там один-одинешенек, если не считать двух пажей, – говорила Шелира бабке. – Буря ярится уже два дня, и я не знаю, как кто-нибудь сможет перебраться по мосту до того, как она уляжется. Так что до тех пор он будет там один. Думаю, мы как раз вовремя умыкнули оттуда книги.

– Наверное, ты права, – послышался задумчивый голос с той стороны перегородки в исповедальне. – События разворачиваются куда быстрее, чем мы успеваем их осознать. Ну, по крайней мере в этом случае мы опередили врага.

Признание бабки так ошарашило Шелиру, что она на время лишилась дара речи. Последние три дня ей казалось, что они проигрывают битву. И если такое говорит Адель – обученный маг, посвященная Храма, то не остается никакой надежды на то, что они смогут держать ситуацию под контролем или вернуть себе город, или хотя бы продержаться против врага. Но следующие слова Адель, или, точнее, вопрос, застали ее совершенно врасплох.

– А как ты относишься к принцу? – спросила она. – В смысле, как к человеку.

«Как я отношусь к нему? – Она заглянула в себя и даже испугалась. Чувство вины охватило ее. – Благие небеса, он мне нравится. Хотелось бы мне стать ему другом, и даже больше. Но он же враг!»

Как в этом признаться?

– Зачем тебе это? – спросила она в ответ, надеясь выиграть немного времени и не слишком уверенная в том, что ее бабка не умеет читать мысли. Или, по крайней мере, не почувствует ее вину.

– Мне очень жаль его, дорогая, – сказала Адель, еще раз ошарашив Шелиру. – Мне кажется, что он очень хороший человек, просто попал в совершенно безвыходную ситуацию. Он верен отцу, а это значит, что он должен соглашаться со всем, что делает император. А тот вытворяет совершенно немыслимое и позволяет своим подчиненным делать то, что Леопольд никак принять не может. Так что он должен либо предать отца, либо себя.

Шелира облегченно вздохнула. Адель настолько четко изложила то, что думала она сама, что это могло показаться чуть ли не чудом. Снова ей показалось, что у них с бабкой куда больше общего, чем можно было бы предположить.

– Я тоже так думаю, – ответила она. – Странно, но мне почти хочется присматривать за ним, следить, чтобы ему не стало совсем худо от всего этого. Понимаю, что это невозможно, – нервно хохотнула она. – Но это все чувства, а они логике не поддаются.

– Ну, если ты будешь присматривать за ним, никому от этого хуже не станет, – быстро ответила бабка. – Он попал в опасную ситуацию, и ты можешь ему помочь, не нанося ущерба нашему делу.

Шелира аж рот разинула.

– В Летнем дворце ты, возможно, узнаешь не меньше, чем в Большом, – ровно продолжала Адель. – И сейчас я бы хотела, чтобы ты в Большой дворец не совалась. Я узнала, что Аполон расположился в твоих покоях. Прошу тебя, Шелира, не пойми меня не правильно, но Аполон очень опасен, и как человек, и как маг. Он ищет тебя и твою тетю – мы не знаем, зачем, но у меня есть опасения.., у Верит тоже. Аполон занимается самой черной магией, и если он хочет тебя заполучить, то это вряд ли для того, чтобы сделать тебя залогом покорности города.

Если даже Адель и Верит боялись того, что может с ней сделать Аполон, то уж ее воображение в этом отношении разыгралось во всю силу. Одной из ее слабостей, которую терпеть не могла ее тетка, была любовь к простым, чувствительным преданиям и балладам, в которых Черные маги рисовались страшными злодеями. И хотя менестрели и сказители приглаживали свои творения для ушек принцессы Шелиры, детали было легко досочинить.

67
{"b":"4970","o":1}