ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она припасла одежду, еду, некоторое количество денег в каждом из известных только ей потайных выходов из дворца. У ее тетки тоже было несколько излюбленных выходов, эти Шелира не стала использовать. Она не хотела, чтобы королева знала, как хорошо подготовилась ее племянница к бегству. Она не сомневалась, что Лидана тоже готовится к побегу – тетя не настолько глупа, чтобы сидеть и ждать прибытия Бальтазара в тронном зале дворца. Нет, ее тетка знала, что предстоит любому добровольно сдавшемуся правителю, да и то если повезет. Если Бальтазар пожелает быть милосердным, то ее ожидает домашнее заточение, роль приживалки при его дворе, на которую всегда будут смотреть с подозрением и в любой момент могут лишить даже видимости власти.

«Тетя этого не потерпит. Она не сумасшедшая».

А что до Шелиры – ну, она-то никому не позволит, даже королеве, решать ее судьбу. Всегда остается шанс, что Лидана попытается спрятать ее в Храме. Если так, Шелире придется подчиниться, но долго она там оставаться не намерена. У нее уже есть множество подготовленных путей для бегства, и если ее только не закуют в цепи и не запрут в келье, то она сбежит, как только ее оставят без присмотра хотя бы на мгновение.

У нее уже было готово убежище в Летнем дворце, там было запасено достаточно воды и пищи, а также одежды и оружия. И ее «особых припасов». Если придется, она спокойно сможет пересидеть там неделю или больше.

Но сейчас у нее оставалось еще одно, последнее, дело. Судя по всему, герольд Бальтазара прибудет к вратам Мерины с ультиматумом завтра поутру. Времени на последние приготовления почти не оставалось. Она могла вообще все время жить в тайных комнатах и переходах – но не хотела. Она хотела сражаться с Бальтазаром, а для этого нужно было делать вылазки в город.

На сей раз она не таясь пошла в конюшню, одетая в красивый зеленый бархатный костюм для верховой езды. Но, оказавшись там, она открыла люк в маленькую комнатку, спрятанную под полом хранилища для упряжи, и сменила костюм на одежду служанки. Через несколько минут неприметная служанка выехала из дворца на лохматом пони словно бы по какому-то поручению, поскольку у седла были приторочены две корзинки.

Ее «поручение» привело ее прямым путем в Цыганский квартал, к табору барышника Гордо Калдаша. Табор был обнесен частоколом из ошкуренных заостренных бревен, отскобленных добела. Он напоминал крепость, и это было недалеко от истины. Гордо мог бы в случае нужды пересидеть здесь осаду.

Шелира въехала в открытые ворота, не обращая внимания на крики и суматоху вокруг. Крики и ругань Гордо сказали ей о причине этой суматохи. Гордо не любил рисковать – его лучших коней сегодня отгоняли из города – вероятно, в табуны на равнинах, где и лошадей, и табунщиков отыскать будет трудно.

«Он наверняка думает, что император конфискует всех годных для войны коней. Пони и дамских верховых лошадей, скорее всего, оставят, но он избавляется от крупных тягловых и тех, которых могут забрать для кавалерии, а также мулов». Опытным взглядом, отточенным обучением у Владык Коней, она отмечала каждое животное, которое могло бы пригодиться Бальтазару, и каждый раз угадывала – именно эту лошадь отгоняли для отправки из города.

Шелира также заметила, что стены и ворота были подновлены, а кое-где и укреплены, и что сделано это совсем недавно.

Стало быть, Гордо понимает, что надвигается – наверное, он узнал об этом еще до того, как королевский лазутчик принес известия.

– Эй, девушка! – окликнул Шелиру цыганский паренек лет двадцати или около того. В каждой руке он держал конский повод. Это были жеребцы прекрасного нрава, поскольку не пытались укусить или лягнуть друг друга или своего конюха. Им не нравилась суматоха вокруг, и она поскорее отошла вправо.

– Я ищу Гордо Калдаша, – сказала она, сунув руку за ворот и вытаскивая бронзовый медальон. Юноша посмотрел на него, удивленно поднял брови и кивнул.

– Иди в конюшни, – бросил он и пошел отводить своих жеребцов к отобранным для отгона коням. Еще две вереницы коней уже вышли из ворот, пока они разговаривали.

Шелира спешилась и повела пони к огромным конюшням, расположенным прямо в середине табора. Там, прямо у входа, она увидела Гордо. Он орал и сквернословил, словно сержант на плацу. Крупный, тяжелый человек, волосатый, словно медведи, которых он любил, с высокой бочкообразной грудью, едва прикрытой алой цыганской рубахой. Чуть кривоватые ноги выдавали в нем человека, всю жизнь проведшего в седле. Шелира знала, что эти огромные руки, которыми он сейчас так яростно размахивал, могли и нежно ухаживать за захворавшим жеребенком, и усмирить перепуганного скакуна.

– Да не этого, дурак, этот остается! Кобылку, серую кобылку! Ты что, кобылы от жеребца не можешь отличить, что ли? – Он повернулся и увидел ее. Он уже готов был ее прогнать, но, узнав принцессу, придержал язык и изобразил улыбку.

– А, Лютик! – с нарочитой сердечностью проревел он. Она поморщилась, услышав, каким именем он ее сейчас назвал. – Что, твоей хозяйке нужен другой пони? Знаешь, я сейчас занят...

– Моей хозяйке нужен конь для охоты на тигра, – отрезала Шелира. – И мне нужно поговорить с тобой об этом.

Гордо слегка побледнел, затем повернулся и изрыгнул очередную порцию приказов десятку конюхов, отбиравших коней.

– Так что смотрите! – закончил он. – Я вернусь и проверю! Дважды проверю! А до тех пор табун не отправлять!

Затем он быстро повернулся к Шелире, взяв повод ее пони и подхватив девушку под локоть.

– Ты что, спятила? Ты зачем сюда явилась? – прошипел он ей прямо в ухо по-цыгански и отдал пони конюху. – Ты понимаешь, что надвигается? Не соображаешь, что сейчас не время для дурацких игр?

– Я прекрасно все знаю, – разозлилась она. – Потому и пришла.

По дороге в маленькую комнатку при его конюшне она быстро обрисовала ему позицию своей тетки – для Мерины сопротивление смерти подобно, так что королева намерена сдать город императору. Гордо слушал и хмуро кивал.

Он захлопнул дверь и оперся на нее спиной, сложив руки на груди.

– Это и мудро, и глупо, – наконец сказал он, – но я не могу придумать для города другого пути спасения. А что Тигр? Ты бежишь? Ищешь быстрого коня и сопровождающих, чтобы попасть к Владыкам Коней? Я могу помочь.

– Моя тетка думает, что нам надо бежать – точнее, я уверена, что она думает, что мне надо бежать. – Эти слова повисли в воздухе.

Хмурое лицо Гордо медленно расплылось, в улыбке.

– Ага. А ты не сбежишь. Стало быть, ты задумываешь.., что? Рано или поздно богатым меринским торговцам надоест император, если он и в самом деле таков, как о нем говорят. Они будут терпеть и терпеть, пока император не выжмет их досуха или что? Рано или поздно они затянут потуже пояса на своих потертых одеждах и сбросят его ярмо?

– Что-то вроде этого, – согласилась она. – Потому я и пришла. Моя тетка пусть себе думает, как бы отослать меня из города, у меня свои планы. А у тебя есть кузина, которая однажды приезжала сюда с севера, чтобы научиться лечить лошадей.

– Да, я помню малышку Раймонду, да и все остальные члены клана помнят ее. И мало кто из нас знает, что ее родители не были цыганами по крови – лишь по кровному побратимству. – Гордо медленно кивнул дважды, и слегка расслабился. – Мало кто знает, что ее отец был королем Мерины. Но...

– Но я не хочу, чтобы клан Гордо Калдаша понес урон в торговле, если император захватит город, – продолжала она. – Я здесь еще и по этой причине. Но прежде, чем мы продолжим разговор, пусть с моего пони снимут корзины.

Гордо чуть приоткрыл дверь и проорал приказ. В мгновение ока корзины были на полу комнаты. Он снова запер дверь.

Шелира рылась в ворохе одежд, пока ее рука не наткнулась на большие свертки, спрятанные в каждой корзине. Она вытащила их и с тяжелым стуком опустила на пол.

– Смотри, – сказала она, – император конфискует у тебя все, что только сможет, а остальное тебе если и удастся продать, то с трудом. Дом Тигра желает защитить своих друзей и союзников от разорения.

7
{"b":"4970","o":1}