ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда она уложила его снова, он протянул к ней руку с туго забинтованным запястьем.

– Морская Звезда... – снова это имя, которое она считала тайным и позабытым уже давным-давно. – Ты.., ты привела меня в родную гавань.

Лидана с трудом изобразила улыбку – как давно она не улыбалась!

– Ты узнал меня? – Ей так хотелось увериться, что он наконец вернулся из края ужаса и призраков.

– Ваше величество, – нет, не этого официального приветствия ей сейчас хотелось. Она покачала головой.

– Королева мертва, – быстро сказала она. – Я совсем другой человек.

Его разбитые губы сложились в подобие ответной улыбки. Он поморщился.

– Теперь мы сами оружие. – Она порывисто схватила лежавшую на груди брошь и поднесла ее к губам. Он моргнул, взгляд его упал на то, что она держала. Затем он снова посмотрел ей в глаза.

– Ты обрела Силу – раньше срока. – В его голосе было что-то, чего она не могла понять. Однако она покачала головой.

– Нет, Дара у меня нет. То, что у меня в руках – просто подарок Великой. Посмотри на нее, воин, и исцелись.

И вновь она ощутила поток силы, идущей от рубина. Она старалась, чтобы ее рука не дрожала, старалась не шевелиться. Неужели она все это видит? Потом она так и не могла в точности вспомнить, что это было, помнила ли она это разумом или все было лишь на уровне ощущений – но свечение, похожее на огонь костра, манящего замерзшего путника, исходило из рубина волнами, все усиливаясь.

Лицо Саксона казалось алым, словно бы окутанным закатными облаками. Волны света шли по его телу. Он лежал спокойно, но не отрывал взгляда от лица Лиданы. Она тоже все смотрела на него.

Где-то далеко-далеко, словно эхо, зазвучал хорал. Чем-то знакомый, будто она много раз слышала его на литургии, но в чем-то и другой, словно горячая молитва стремилась в небеса перед тайным, сокрытым алтарем.

Волны колыхались, сливались, а он все не сводил с нее глаз. Могут ли люди разговаривать без слов? У нее не было Дара – она и не хотела его. Но сейчас она знала только одно – этот человек должен исцелиться с ее помощью, и быстрее, чем даже при помощи настоящего лекаря.

Затем, словно ожив, свет замерцал. Руку ожгло, она бессильно повисла, словно Лидана уже не могла повелевать собственным телом. Но Саксон поднялся на ложе. Кровоподтеки исчезли почти бесследно, раны закрылись, оставив лишь слабые белые шрамики.

– Аска, госпожа, нейоб вартер себо ларн, – склонила молитвенно голову Старуха. В узловатых старческих пальцах она перебирала красную веревку с узелками, на которых были привязаны маленькие камешки.

Возможно, она была тоже священницей, как и Верит – но жрицей более старой веры, даже более близкой Великой Богине. Лидана понимала не слова – но смысл. Как преподобная мать перебирала четки в своей молельне, так и эта женщина из далекого прошлого возносила свою собственную молитву той же самой Силе.

Человек, которого они лечили, сидел, подняв голову и расправив плечи. Теперь в нем не было ни малейших признаков слабости или боли. Лидана вздохнула. Кто-то обхватил ее сзади за плечи – Скита. Она была тут все время, пока они боролись за жизнь Саксона.

У нее не было сил встать на ноги. Вокруг были еще мужчины и женщины, обитатели этого убежища. Они все столпились теперь вокруг, плача от восторга. Лидана позволила Ските отвести себя на свою циновку и уснула прежде, чем ее успели накрыть потрепанным одеялом. Она чувствовала себя опустошенной, совершенно вымотанной. Ей уже не хотелось ничего, кроме как вернуться в уютную Тьму.

Глава 50

АДЕЛЬ

Последние дни жизнь в Храме была не слишком спокойной. Сестра Эльфрида проводила много часов в исповедальне, так что начальные слова исповеди «преподобная матерь, сердце мое в смятении» преследовали ее даже во сне. А то, что следовало потом, в исповедях, было способно вызвать кошмар. Несчастные шли сюда несмотря на бурю, в надежде получить хоть какое-то облегчение!

– Хотела бы я, чтобы те, кто считает, будто бы император ведет себя с Мериной честно, сами, своими ушами послушали бы эти исповеди! – выпалила она, когда они встретились вечером с Верит в часовне. Поскольку магией занимались только четверо из них, они перешли в часовню из рабочей комнаты, чтобы в часовне не было пусто, если вдруг кому-то понадобится помощь.

– Прекрасная мысль, Эльфрида, – ответила Верит. – Попытаюсь найти среди них наиболее непредвзятых. Конечно, нам придется ограничиться посвященными – нельзя же разрешить принимать исповеди послушникам. Кроме того, мне придется позаботиться, чтобы в исповедальню не попали те, кто на просьбу об утешении ответит – может, ты сам виноват в своих несчастьях? – Она вздохнула. – Беда в том, что, по всем нашим писаным и неписаным хроникам, светская власть Мерины всегда была к нам по меньшей мере благосклонна, а в лучшем случае вообще действовала с нами заодно. Потому многие из сестер и братьев просто не могут себе представить, что власть может быть и не права. И потому они просто считают, что все, кто приходит к ним исповедоваться – это недовольные, смутьяны или, в худшем случае, преступники. И лишь те, кто достаточно гибок разумом и способен осознать, что дела могут меняться как в лучшую, так и в худшую сторону, смогут поверить своим ушам.

– Это ограничивает наш выбор, – горько сказал Фиделис. – По разговорам нашей орденской братии в комнате для отдыха можно подумать, что мозгов у них не больше, чем у огурцов, за которыми они ухаживают.

– И как только ты находишь время отдохнуть? – завистливо спросила Козима. – Я вроде бы даже и во время еды за все эти дни ни разу не присела. С самого начала бури, а это уж четыре дня как.

– Ты должна заставить себя отдохнуть, Козима, – сказала Верит.

Козима мало что не зыркнула на нее в гневе.

– Да, благочинная, я знаю, что отдых – важная часть нашей повседневной жизни...

– Сейчас же, – сухо сказала Верит. – В комнате для отдыха ты сможешь узнать, что думают обитатели Храма и какой ждать от них помощи или помехи, когда дойдет до самого важного.

Козима неохотно кивнула:

– Постараюсь. Но я не собираюсь оставлять больных, потому что пришло время отдохнуть за пустой болтовней с другими членами нашего Ордена!

Верит вроде бы была этим удовлетворена.

– А твой Орден, Эльфрида?

– Большинству все равно, – ответила Эльфрида. – Во время отдыха о событиях в городе едва ли упоминают, а если кто слишком «разболтается», то разговор быстро уводят в сторону, особенно после того, что вчера случилось в трапезной. Мне кажется, что все это их обескураживает. Большинству наплевать на то, что делает Бальтазар, пока он не трогает нашу библиотеку.

Верит кивнула:

– Ордена слишком замкнуты и оторваны от мира за стенами своих монастырей, потому важно прислушиваться к мнению целителей. Имеющие Дар считают, что зло не сможет войти в монастырь, большинство из них уверены, что мы в безопасности, пока находимся в стенах Храма. – Но вид у нее был встревоженный.

– И император не намерен причинить нам зло, – язвительно сказал Фиделис, явно цитируя кого-то, – он же верный сын Храма, не так ли?

Верит скривилась:

– Я не хотела сразу говорить, но наша защита подается. Когда ничто не разъедает Ордена изнутри, когда мы единодушны, когда молимся вместе от всего сердца, тогда защита наша прочна и непреодолима.

– Я думала об этом, – помедлив, сказала Эльфрида. – В рукописях я нашла этому подтверждение. Когда мы едины и молимся все вместе об одном, то «стены молений прочны и безупречны», но что происходит, когда половина из нас молится Богине, чтобы она избавила нас от этого демона, четверть просит, чтобы их просто не трогали, а еще четверть – чтобы нас оставили в покое любой ценой? – Она растерянно развела руками.

– О, – так же язвительно, как и Фиделис, сказала Козима, – император не демон! Он верный слуга Богини и сын Храма, не забывай!

– Любой, кто поощряет некромантию, не может быть сыном Храма, – пробормотала Эльфрида – Сегодня ко мне приходили шестеро, рассказавшие, что видели среди черных давно умерших людей.

70
{"b":"4970","o":1}