ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что ты им сказала? – спросил Фиделис. Он не был удивлен. Эльфрида знала, что он тоже принимает исповеди.

– Я сказала, чтобы они молились за то, чтобы Богиня дала им сил сохранять спокойствие, и за души черных, а еще помнить, что Та, Что Освещает Тьму, никогда нас не покинет, хотя в черные времена так может показаться.

– Неплохой ответ, – сказал Фиделис, хотя в его голосе звучало сомнение. – Ты сама-то в это веришь?

– Да, – твердо ответила Эльфрида. – Я уверена, что Она отвечает на наши молитвы, если пожелает. – Она помолчала, обдумывая факты, а не те тревожные сведения, которые она нашла в хрониках. – Даже Икткар в момент своего наивысшего могущества не осмелился переступить наш порог. Аполон пока не вступал в Храм даже под предлогом того, что желает здесь помолиться. Никто из черных не был здесь, даже генерал Катхал в Храм не входил – он посылал солдат, но сам не появлялся здесь.

– Солдаты и так много зла здесь совершили, – спокойно сказала Козима, и лицо ее помрачнело.

– Но никто не погиб, – подчеркнула Верит. – Чаще всего тут бывал принц Леопольд, его солдаты тоже. Император и канцлер только раз. Император – чтобы занять Высокий Престол...

Эльфрида поморщилась. Принц Леопольд не очень ее беспокоил, но от мысли о том, что император сидел на ее троне, пусть всего лишь раз, ее мутило. – Могу поспорить – канцлер все время пялился на рубины на алтаре и Сердце.

– Мне показалось, что он делает опись всего, что здесь есть, – согласилась Верит. – Но он приходил только раз, через день после клятвы герольда, и больше здесь не был ни разу. – Она нахмурилась. – Принц Леопольд не был здесь с тех пор, как выгнал наемников Катхала. Никто не знает, почему?

Эльфрида и Фиделис ответили в один голос:

– Он в Летнем дворце.

– Смещен с командования и сослан, – добавила Эльфрида, – судя по тому, что мы узнали от его солдат. И еще от кое-кого, кто видел его там.

– Согласен, – подтвердил Фиделис. – Некоторые из его солдат умудряются приходить на исповедь по-прежнему По большей части они каются в том, что их разбирает гнев от того, как обошлись с принцем, и что они ненавидят нового командира. Императора.

– А им ты что говорил? – спросила Эльфрида. Верит ответила прежде, чем он успел что-нибудь сказать.

– Я этого и боялась, – мрачно сказала она. – Я пыталась его предупредить, но, боюсь, он не сумел избежать ловушки Да и не мог. Возможно, сейчас, будучи в опале, он в большей безопасности, чем раньше.

– Значит, он не сможет выполнить своего обещания, что на нас больше не нападут, – сказала Козима.

– У него, во-первых, никогда не было такой власти, – сказала Верит. – И ему хватило ума пообещать это только на то время, пока он будет командовать. Но пока нас не тропит – Когда они сочтут, что весь город уже у них под сапогом, могут взяться и за нас, – негромко сказал Фиделис.

«А не был ли он прежде солдатом?» – спросила себя Эльфрида. Потом подумала, сколько еще из братии до ухода в Храм имели военный опыт. Он еще может пригодиться.

– Согласна, – сказала Верит. – Давайте посмотрим, что нынешней ночью поделывает Аполон.

В часовне не было центрального алтаря, так что она положила стекло на пол посередине комнаты, и все они уселись вокруг него. Старым костям Эльфриды приходилось несладко, сидеть было неудобно, но она надеялась, что это все продлится недолго.

Видение появилось быстро, и Эльфрида первой определила, где именно находится Аполон. Ей много лет приходилось посещать по торжественным случаям Дома гильдий.

– Это же Кабанье подворье! Что он там делает? Он же поселился в покоях принцессы-наследницы в Большом дворце!

– Нет, он явно переехал сюда, – мягко заметила Козима.

Она была права. В комнате с одной стороны стоял диван, рядом письменный стол, заваленный какими-то рукописями. На полу в самой середине комнаты был начертан разомкнутый круг, в котором стояла бронзовая трубка, наполненная жидкостью, подозрительно напоминавшей кровь. В ней стоял деревянный посох, и пока они смотрели, уровень жидкости в трубке заметно опустился, словно посох пил ее. Но дерево не может впитывать жидкость так быстро!

Аполон стоял у дверей, разговаривая с одним из своих черных стервятников.

– Приведи моих пленников и всех крепких мужчин, которых сумеешь поймать на улицах между закатом и полуночью, – приказал он.

Нормальный человек спросил бы зачем, но черный просто кивнул и молча пошел прочь.

– Я бы сказал, что этот – мертвец, – почти прошептал Фиделис.

– Думаю, ты прав, – промолвила Верит, роняя руки. Видение погасло. – Мы встретимся здесь, чтобы увидеть, что Аполон собирается сделать с этими людьми.

По лицам своих товарищей Эльфрида заподозрила, что никто не хочет думать об этом.

Глава 51

ШЕЛИРА

У входа лежала записка. «Тута солдаты. Шесть. В комнатах слуг. Поберегись».

Незачем предостерегать, она и так бережется. Последнее время она только и делала, что вела себя осторожно. Том еще не вернулся, и поскольку никто его не видел, она все больше склонялась к мысли, что он погиб в этой буре либо под ее прикрытием сбежал из города. Гордо послал Владыкам Коней предупреждение, чтобы те ждали его.

Последние три ночи Шелира делала вылазки в Летний дворец и по большей части заставала Леопольда за разговором с ее портретом. Она начала уж подумывать, не попросить ли у Адели разрешения подарить эту картинку Храму – ведь она умеет выслушивать исповеди! То, что она подслушивала, ее одновременно сильно тревожило и наполняло жалостью к принцу.

Леопольд был абсолютно уверен в том, что его отец после окончания бури еще пару дней даст ему в одиночестве поразмыслить над своими грехами. Он оказался прав.

Шелира, однако, не думала, что результаты этих размышлений Бальтазару понравятся. Поскольку принцу нечего было делать, у него было предостаточно времени, чтобы обдумать поступки Бальтазара, поведение его армии, и он был вынужден признаться себе, что оно далеко от совершенства, а точнее, просто недопустимо.

Он еще не понял, однако, насколько во всем этом замешан Аполон. Он подозревал, что Серый маг на самом деле занимается черной магией, но то, что он может быть еще и некромантом, в голову Леопольду не приходило. Но кто бездоказательно может обвинить Аполона в некромантии? Те колдуны прошлого, что опустились до этого черного искусства, не прятались в чужой тени, а стремились завоевать мир в открытую.

К облегчению Шелиры, Серый маг покинул Большой дворец и перебрался на Кабанье подворье, как только буря улеглась. Странно, но канцлер тоже переехал вместе с ним. Она никогда не думала, что эти двое настолько спелись. Тем не менее оба они покинули дворец, так что она почувствовала себя полегче – всегда существовала опасность, что Аполон обнаружит потайные ходы и, что еще хуже, узнает, что один из них ведет прямо в Храм!

По крайней мере, ей больше не надо было тревожиться, что Аполон обнаружит какую-нибудь из ее личных вещей, которую не заметила она, ее тетка или бабка.

Она засунула записку в сапог для пущей сохранности и решила проверить, что тут за новые жильцы появились. Если это люди, верные Леопольду, то это будет неожиданным подарком. Если даже всего несколько человек будут на его стороне, принц сможет пойти на разрыв с отцом по-настоящему. Это снова разделит силы врага, поскольку часть армии стояла за принца, а часть – за императора. Она не думала, что Леопольд поднимет оружие против отца, но даже если он просто ослабит его войска, для Мерины это уже будет благом.

В комнатах слуг было лишь одно слуховое отверстие, причем расположено оно было неудобно. Пришлось лечь на живот и прижаться ухом к отверстию, чтобы умудриться хоть что-то услышать – оно было спрятано под кроватью, привинченной к стене. Носом Шелира уткнулась в пол, под щеку подложила руку.

– ..и он все еще сидит там наверху и дуется? – спросил незнакомый мужской голос, странно холодный и невыразительный.

71
{"b":"4970","o":1}