ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все равно было слишком поздно, потому что как раз в этот момент вошла Нанни. Бросив взгляд на несчастного Леопольда, она завопила и побежала прочь, словно охваченная смертельным страхом.

Вскоре после этого по лестнице загрохотали шаги, и в дверях появились двое солдат в наспех наброшенной форме. Сзади виднелись Нанни и двое пажей. Солдаты только глянули на лежавшего на полу принца и сразу попятились, не осмеливаясь пройти дальше, оттесняя и остальных. Мальчишки было запротестовали.

– Вали отсюда и заткнись! – рявкнул один из солдат, отвешивая одному из них звонкую оплеуху. – Он помер! Ты тоже хочешь? Заткнись и уноси свою задницу!

Мальчики продолжали протестовать. Послышался звук еще одной оплеухи, после чего дверь в королевскую башню захлопнулась.

Затем, после долгого мучительного ожидания, к невероятной радости Шелиры, послышался другой звук – стук молотка по дереву. Они заколачивают дверь! Почти не веря своей удаче, она немедля открыла люк и с последними ударами молотка оказалась в кабинете.

«Мне не надо его никуда переносить! – обрадовалась Шелира, закутывая принца в одеяло и затаскивая на циновку. – А теперь.., если он не слишком слаб, если я не отравила его насмерть, если проклятое противоядие не прикончит его...»

Противоядие было уже растворено. Ей нужно было только приподнять его голову и залить ему в рот все сразу, закрыть ему рот и заставить проглотить. Он дергался в ее руках, но яд очень ослабил его, и сопротивляться он не мог. Она влила в него все три противоядия одно за другим, затем уложила его на циновку и стала ждать.

Вид у него был страшный, она даже и представить себе такого не могла. Все лицо было в багровых пятнах, особенно жутких на бледной коже. Руки и ноги постоянно подергивались, голова металась, взгляд был совершенно бессмысленным. Если бы она не знала, что сделала, то тоже подумала бы, что он подхватил чуму.

И все же он может умереть...

Через полчаса все будет ясно.

Глава 52

ЛЕОПОЛЬД

Леопольд с легким раздражением заслышал на лестнице шаги старухи. Он слышал, как она разговаривает с пажами. Он сидел тут в одиночестве не просто так – надеялся, что ему удастся как можно дольше не встречаться с людьми отца. И у него совершенно не было желания выслушивать сплетни старухи, пусть она и милая женщина.

Однако он изобразил улыбку, и когда она с трудом вскарабкалась по лестнице в кабинет, встретил ее весьма приветливо.

А когда он увидел, что она принесла ему чаю и перекусить, он так обрадовался, что решил все же приветить ее. Было бы грубо срывать на ней раздражение, когда она всего только хочет позаботиться о нем.

– Я была с тобой малость сурова, мальчик, – сказала она с этим очаровательным деревенским акцентом. – Ты ешь так мало, что и ягненок бы с такой кормежки подох.

– Да я не был голоден, матушка, – ответил он, принимая от нее поднос. – Однако большое вам спасибо. Боюсь показаться грубым, но.., но я тут молился...

«Не так уж далеко от правды, – подумал он. – Она уйдет, если подумает, что я молился».

Нанни задумчиво поджала губы и кивнула.

– Ну ладно, мальчик, я пойду пока, – сказала она, хотя вид у нее был несколько встревоженный. – Только чай выпей сразу. Тебе полегчает.

– Хорошо, – пообещал он, и она еще раз как-то странно посмотрела на него, затем пошла вниз по лестнице.

Только потом ему пришло в голову, что она могла прийти в кабинет вовсе не для того, чтобы принести ему поесть. Он посмотрел на совершенно безобидную с виду чашку на подносе. Она никогда такого раньше не делала, так почему вдруг? И почему она так настаивает, чтобы он выпил этот чай?

«А может, я слишком подозрителен? – Он подошел к подносу и взял чашку. Принюхался. – Тут столько меда намешано, что никакого запаха не учуешь». Однако у меда был какой-то горьковатый привкус. А первое, чему учили солдата, так это если в еде чуешь что-то горькое, то это наверняка яд.

Он поставил было ее на место, но потом ему пришла в голову мысль получше. Надо просто куда-нибудь вылить его. Возможно, за окно. Он подождет, притворится спящим, затем...

– Принц Леопольд, – раздался голос позади него, и голос этот был чист и звонок, как голос колокола, если бы тот мог говорить. Он вздрогнул, обернулся – и застыл на месте.

Опустился на колено, склонив голову. Чашку он по-прежнему сжимал в руках. Когда он впервые увидел ангела, он не преклонял колен, но тогда ангел и не говорил с ним. Один лишь голос наполнял его благоговением, а вместе о образом все это действовало потрясающе.

Ангел рассмеялся, но принц чувствовал, что он смеется не над ним, Леопольдом.

– Встань, принц, и не страшись, – словно отвечая на его мысли, сказал ангел. Он осторожно встал и так же несмело поднял голову.

Лицо – не мужское и не женское – светилось такой силой и красотой, что у Леопольда перехватило горло от нежданных слез. Ангел улыбался, и улыбка его была сама радость, от нее у принца горячо забилось сердце, и душа его наполнилась светом. Ангел был одет в ризы чистейшего белого света, и свет был вокруг него. Принц облизнул пересохшие губы, сердце его колотилось, а нервы пощипывало от одного присутствия ангела.

– У тебя есть друзья там, где ты меньше всего ждешь их, Леопольд, – ласково сказал ангел. – И сегодня жизнь твоя подвергается страшной угрозе. Выпей то, что у тебя в руках – и ты избегнешь опасности. И пойдешь ты путем Света и Чести, служа Той, Что Зажигает Звезды, поверив тем друзьям, что сейчас спасают тебя.

Ангел снова улыбнулся ему, наполнив сердце и душу Леопольда своей спокойной красотой – и исчез.

Леопольд долго стоял, пальцы его свело от того, как он вцепился в чашку. Посмотрел на черную жидкость.

Смертельная опасность? Выпить то, что у меня в руках?

Но...

Но что он потеряет? Если это отрава – он умрет, а это значит, что спасется от более страшной судьбы. Жизнь его сейчас совершенно бесполезна, он не может ни исправить отцовых ошибок, ни переносить со спокойной душой того, что делают его отец со своими подручными. Лучшее, на что он может надеяться, так это прожить свою бесполезную жизнь, все время опасаясь, все время под надзором, так никогда больше и не став свободным человеком... Смерть лучше такой жизни, жизни беспомощного узника, который вынужден наблюдать, как императорские советники громоздят зверство на зверство, а Бальтазар купается в славе и крови.

Он поднял чашку в насмешливом салюте и осушил ее одним глотком. Затем сел со странным фатализмом ожидая того, что должно свершиться.

Но это было не то, чего он ждал.

У него слегка закружилась голова, затем все поплыло перед глазами, руки и ноги стали ватными, так что он не мог пошевелиться, его начала бить дрожь. Чуть позже у него застучали зубы, руки и ноги задергались, и он упал с кресла на пол. Он попытался было закричать, но лишь слабо застонал.

После этого он ощущал только жуткий холод, погружаясь в водоворот странных цветов и звуков. Это нельзя было назвать видениями, кошмаром или галлюцинацией, потому что в них не было ни формы, ни содержания. Он ощущал цвета на вкус, слышал запах дыма от горящих дров и кожаной обивки кресла, видел потрескиванье огня и собственный стон. Его продолжало трясти. Свет, тени и цвета мешали увидеть хоть что-нибудь, что могло быть ключом ко всему этому. Он погружался в водоворот безумия.

Сначала ушел холод, затем его перестала колотить дрожь. Чувства снова вернулись к нему – так быстро, как выбитая кость становится на место. Однако до того, как он смог раскрыть глаза, прошла целая вечность. Когда же ему удалось это сделать, он вовсе не был уверен, что перед ним не очередная галлюцинация.

Над ним склонилась девушка с портрета. Но она была в платье цыганской плясуньи. Одна рука ее лежала у него на лбу, такая легкая, что он почти не чувствовал ее. Глаза были полны сочувствия.

– Вы можете говорить? – спросила она, прежде чем он успел подумать об этом.

73
{"b":"4970","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Полтора года жизни
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Няня для олигарха
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Последнее дыхание
Министерство наивысшего счастья
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Рыбак