ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он осторожно облизнул губы.

– Д-думаю, да, – помедлив, прохрипел он. Он говорил осторожно. «Я не должен дать ей понять, что догадываюсь о том, что чай был.., приправлен». – Что случилось? Я болен? – Затем, не в силах сдерживаться дальше, спросил:

– Вы – принцесса Шелира?

– Да, Шелира, но сейчас я не принцесса. – Ему показалось, что она вздохнула с облегчением, но он не понимал, почему. – А случилось то, что я вас отравила, а потом дала вам противоядие.

Ну, это уж было совсем глупо!

«Я не ожидал, что она вот так во всем и признается. Стоп! Она признается, что отравила меня и в то же время спасла?»

Он хотел было что-то сказать, даже не знал еще, что, но она положила ему на губы палец.

– Пожалуйста. Послушайте меня, прежде чем что-нибудь скажете.

Он готов был вскочить на ноги, но когда попытался отодвинуть ее руку, то понял, что ему волей-неволей придется выслушать ее. Он даже пальцем не мог шевельнуть, не взмокнув от усилий. Никогда прежде он не бывал так слаб и беспомощен. Или более готов лежать спокойно и слушать.

"Но она же враг! – кричала одна половина его "я". – Она только что призналась, что отравила тебя!"

«Да, – соглашалась другая половина. – Но припомни слова ангела. Или ты сомневаешься в его словах? И кто может быть тем самым неведомым другом, кроме нее?»

– Те люди, которых прислал ваш отец, должны были вовсе не присматривать за вами, – жестко говорила она. – По крайней мере двое были присланы убить вас. Я подслушала, как они сидели и прикидывали, как бы выманить вас из дворца, чтобы устроить засаду, а потом свалить все на жителей Мерины и королеву.

Но уж этому он не может поверить!

– Мой отец не... – начал было он, пытаясь сесть.

– Никто и не говорит, что это ваш отец, – отрезала она, толкая его назад, на циновку. – Ни Аполон, ни Катхал не являются вашими поклонниками. А когда вас не станет, как вы думаете, кто будет следующим кандидатом в наследники?

«Но откуда она знает?»

Он едва удержался от возражения.

– Но. – начал было он.

– Клянусь вам самим Сердцем, я слышала, они обсуждали, как убить вас! – горячо повторила она. – Я не стала бы врать о таком и не стала бы рисковать вашей и своей жизнью, чтобы убедить их, будто бы вы подцепили чуму!

– Чуму? – повторил он. – Вы отравили меня, чтобы они подумали, будто я заразился?

– Верно. – Она села на корточки, и в глазах ее промелькнула мимолетная радость. – И это подействовало. Они забрали ваших пажей и забили дверь в башню, чтобы вы тут и умерли. А совсем недавно я слышала цокот копыт, так что они, наверное, уехали вместе с мальчиками в город под крылышко имперских лекарей.

И словно в подтверждение ее слов, знакомый голос произнес откуда-то сзади нее:

– Эти несносные уехали, милая моя. Мне пришлось привести из конюшен Джема и Лью, чтобы снова открыть дверь в башню. А с молодым человеком все в порядке?

– Молодому человеку значительно лучше, – сухо ответил Леопольд, – но благодарю вас за заботу, мамаша. – Он снова попытался сесть, и на сей раз Шелира не стала ему мешать.

Было понятно, как старуха и молодая женщина проникли в башню. Часть книжного шкафа у очага была отодвинута в сторону, открывая потайной ход. А стук и скрип снизу окончательно убедили его в том, что вместо того, чтобы помочь ему и привезти врача, его просто оставили тут умирать, забив дверь.

«Значит, вот как она их подслушала. И еще много о чем узнала. Эти два дворца, наверное, источены ходами, как гнилое дерево!»

Он снова сел, прислонившись к креслу, стоявшему у него за спиной.

– Говорите, – сказал он наконец, – я выслушаю вас. Большего не обещаю.

Пока он ее слушал, действие шести различных отваров постепенно проходило. Конюх и его помощники освободили дверь и, наверное, пошли спать, поскольку так и не появились. Старуха же спустилась на кухню более привычным путем и вернулась с горячим вином, хлебом и сыром. Пока Шелира говорила, он ел и пил. К несчастью, ее слова были слишком похожи на правду. Хуже того, они совпадали с тем, что знал он, но вряд ли могла знать она.

Конечно, если она рыскала по здешним потайным ходам как мышь, то могла уже все выведать и сочинить свой рассказ с учетом полученных сведений. Но тогда зачем она рассказала ему, что Адель все еще жива и прячется в Храме, если думает обмануть его?

– Вы не обязаны мне верить, – закончила она. – Я понимаю, нужны доказательства.

«Интересно. Она откровенна со мной, хотя и понимает, что у меня будут подозрения».

– Я могу отвести вас к преподобной в Храм, если вы ей доверяете. Она расскажет вам то же самое, но... – она замолчала и покраснела.

– Но я больше склонен доверять преподобной, чем вам, в этом вы правы, – мягко сказал он. «Хотя этот Храм и находится в Мерине, преподобная не станет врать даже ради города. И я должен ей верить, иначе вся моя вера – пустое слово». Он попытался встать на ноги, ожидая, что упадет и расквасит себе нос. К удивлению, устоял. Закрыл на мгновение глаза. «Чем скорее выясню...» – он и хотел узнать правду и боялся ее. – Мы прямо сейчас пойдем?

Она слегка нахмурилась и закинула прядь за ухо.

– Надеюсь, хотя бы одна из знакомых мне сестер не будет спать, – вздохнула она. – Думаю, вы понимаете, что мне придется открыть вам тайну, которую моя семья хранила веками? – Она устремила на него суровый взгляд. – Я не открывала тайных ходов даже своим союзникам.

Он кивнул и вдруг осознал, что еще не настолько оправился, как думал – комната поплыла.

– Шелира, я вам клянусь своей честью, что не воспользуюсь этим ходами без вас или без вашего на то дозволения. Этого вам довольно?

Он совершенно без всяких задних мыслей взял ее за руку. Она глянула вниз, но не отняла ее.

– Если бы это был кто-нибудь другой, – начала было она, затем покачала головой. – Однако это вы. Ладно, я верю вашему слову чести.

Он не упустил этого ударения на «вашему» и подумал – чьему это честному слову она не стала бы верить? Чуть улыбнулся и поднес ее руку к губам, прежде чем отпустить. Она вспыхнула, но улыбнулась в ответ.

– Ну, так идемте, – сказала она и пошла вперед.

Он не понял, почему она боится, что он узнает секрет потайных ходов, поскольку после третьего поворота он совершенно потерял ориентацию. В каком-то месте он вдруг понял, что они уже не во дворце, а когда им пришлось подниматься наверх, он подумал, что они, наверное, поднимаются к башенке на мосту. Когда они ползли по цилиндрической трубе в половину человеческого роста высотой, он был уверен, что они сейчас под самим мостом.

Они вышли в темноту. Принц никогда не пробирался по городу, избегая патрулей, и потому снова восхитился ее способностями. И где только она такому научилась?

«Наверное, у Владык Коней», – подумал он, следуя за ней обходным маневром, чтобы не попасться паре черных. Она совершенно не похожа на ту женщину, которую он себе представлял...

Но кто сказал, что она должна соответствовать его вымыслу? Если она и кажется слегка бесшабашной, чуть порывистой – сейчас это только на руку. Иначе она не доверилась бы ему. Если бы она не была бесшабашной и порывистой, то она никогда не стала бы его спасать.

Беда была в том, что она могла сама состряпать это самое покушение, и те факты, о которых он знал, все равно ложились бы в схему. Не нужно быть предателем, чтобы забить дверь в комнату умершего от чумы – достаточно просто испугаться. Даже самые отважные солдаты в их армии страшно боятся чумы. Так что сомнения не покидали его.

Довольно странно, но пока они пробирались под городом, сила и координация движений снова возвращались к Леопольду, хотя он и устал. Они добирались до Храма долго – попали туда, когда небо осветили первые, неверные лучи рассвета.

Поскольку до заутрени оставалось всего ничего, они смогли войти в Храм почти открыто и вполне чинно. Когда он был выслан в Летний дворец, он предпочитал носить охотничий костюм, а не армейскую форму. Он не желал носить одежду, которой уже не был достоин. Сейчас это было ему на пользу, поскольку так он не выделялся из толпы молящихся.

74
{"b":"4970","o":1}