ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Служба принесла ему некоторое успокоение. После заутрени он последовал примеру Шелиры и пошел в указанную ею исповедальню.

Вышел он оттуда просто потрясенным. Он узнал голос исповедницы – это была сама первосвященница Верит. Этого голоса ему не забыть, покуда он жив. И не забыть того, что поведал ему этот спокойный, бесстрастный голос человека, повидавшего слишком много и уже переставшего чему-либо удивляться.

Она сказала ему, что хотя она сама и не знает ничего о покушении на него, но Шелире он может доверять. Но не это потрясло его. Это был ее рассказ о ближайшем советнике и личном маге его отца. Аполон – некромант! Он догадывался, что Серому магу есть что скрывать, но никогда не думал, что такое!

На свете нет существа более жестокого, чем некромант. И все, что рассказала ему Шелира о том, что творится при отцовском дворе, было правдой. Она рассказала ему даже меньше, чем Верит. Верит была совершенно уверена в том, что император не знает, чем занимается Аполон и откуда идет его сила. Однако это не извиняло безразличия императора по отношению к происходящему.

Леопольд вышел из Храма с ощущением, что земля у него под ногами проваливается. Шелира взяла его за руку, как только он покинул исповедальню, и это было хорошо. Сейчас без ее помощи он просто не знал бы, куда идти.

– Идем туда, где мы сможем передохнуть, – тихо сказала она.

Он только кивнул и позволил увести себя. В голове все мешалось.

Глава 53

АПОЛОН

После трех дней потопа буря утихла, уступив место ясной погоде. Четырех ясных дней Аполону вполне хватило, чтобы обжиться на новом месте. Страх поселился на Кабаньем подворье, а в большой комнате в подвале воздух пропитался густым металлическим запахом крови. Аполон был в своей стихии и чувствовал себя прекрасно. Наконец-то после стольких неприятностей ветер переменился! У него есть укрытие, где он сможет спокойно работать, Катхал помогает ему, Адельфус стал его марионеткой, так что от него неприятностей уже ждать не приходится.

Очень скоро и этого дурака Леопольда не будет у него на пути. Его соглядатай еще не присылал донесений с того дня, как Аполон заперся в этой комнате и занялся работой, но в успехе он не сомневался. В целом жизнь была прекрасна.

Теперь Серый маг вплотную занялся работой. Ночь почти миновала, а он еще не всех пленников использовал. Половину он скормил демону, который привязывал души его жертв к телам, или тому, что обитало в его посохе. Годились только человеческие тела и кровь – кровь животных не подходила. Те пленники, кровь которых шла на корм посоху, в марионетки после этого уже не годились. И демон, и посох высасывали из тела жизнь вместе с кровью, что не давало оживить человека, хотя душа и оставалась в теле. Так что не было смысла привязывать душу к тому, что не могло ни двигаться, ни говорить.

Хотя однажды он поймал одного из своих врагов в момент сердечного приступа, когда тот чуть не умер. Он весьма радовался, присутствуя на погребении, зная, что душа оставалась в теле, и враг захоронен как бы живьем, а сама себя душа освободить не может.

Другая половина его пленников сегодня ночью станет марионетками, умерев от его руки и заменив живых и неживых черных, уничтоженных местными. Некоторых из пропавших он так и не нашел – либо утонули в каналах, либо их унесло в море. Большую часть он так и так не восстановил бы – соль и вода могли через некоторое время разрушить его заклятье, и души освободятся из тел еще до того, как акулы и другие рыбы пожрут плоть. Некоторых он сам освободил, когда те вернулись с патрулирования искалеченными настолько, что больше уже не могли служить.

Он устал. Рассвет близился, и он оставил напоследок тех подонков, которых, как он был уверен, будет легче всего подчинить. Это были преступники, а не перепуганные жители трущоб, и не обычные горожане, по несчастью оказавшиеся ночью на улице и попавшие в облаву. Соглядатаи, которых он заслал в Мерину задолго до вторжения, заранее наметили большинство из тех, кто сейчас сидел в цистернах. Некоторые настолько закоснели во грехе, что их сопротивление будет очень легко преодолеть. Их не волновало посмертное бытие, а двое настолько отчаянно цеплялись за свои тела, что демону и стараться особенно не было нужды. Из таких получались самые лучшие слуги. В них оставалась прежняя изворотливость, а когда дело доходило до устрашения местных, так они в этом даже подобие удовольствия находили.

Работа с последним из ночного улова будет легкой – вор и прославленный мошенник Том Краснобай. Судя по слухам, он еще и убийца и наверняка настолько погряз в преступлениях, что даже будет помогать демону, чтобы только не расставаться с телом.

Аполон скрестил руки на груди. Этот человек оказал отчаянное сопротивление двум самым крепким из матовых слуг, Аполон был несколько удивлен, увидев Тома – обычно воры с его репутацией грубы и неряшливы. Этот другой. Молодой, красивый, похожий на неопытного юнца, подмастерье богатого мастера...

На мгновение Аполона охватил приступ раздражения, и он невольно стиснул кулаки. Если бы у него была такая внешность, ему никогда не пришлось бы трудиться, сражаться, пробивать себе дорогу к нынешнему положению – он просто использовал бы свой невинный вид, достиг бы богатства и власти путем соблазна...

Но он быстро успокоился. Если бы он был красив, он пошел бы самым легким путем, как и этот хам, полагался бы на свою внешность, охотился бы за мелкой рыбешкой, но не покушался бы на большую добычу, позволив своему разуму праздно угаснуть. А в таком случае он сам бы мог оказаться пленником кого-то другого, более умного. И, может, сидел бы в ожидании такой же участи, что предстояла Тому Краснобаю.

Аполон всегда приказывал завязывать рот своим пленникам, поскольку их вопли и проклятия мешали сосредоточиться. Краснобай сверлил его яростным взглядом поверх повязки, однако люди-слуги, занимавшиеся пленниками, были знатоками своего дела, и Том в лучшем случае мог издать невнятный рык.

Несомненно, этот дурак ждал, что Аполон сейчас начнет разглагольствовать, в подробностях расписывая ту ужасную судьбу, что его ожидает, и объяснять, что заставило Серого мага прибегнуть к таким средствам. Возможно, он даже ждет, что Аполон начнет хвастаться своими планами на будущее.

Все это отняло бы слишком много времени и к тому же было совершенно бесполезно. Аполон же бесполезными делами не занимался.

– Сам скоро все поймешь, – сказал он, достал из рукава ритуальный кинжал и погрузил его прямо в сердце жертвы ударом, рассчитанным на то, чтобы убить быстро, но не слишком, чтобы демон успел сделать свое дело.

Крови было очень мало – Аполон за долгие годы научился убивать почти без пролития крови. Он не хотел, чтобы его зомби были слишком уж повреждены, а такое убийство позволяло обойтись практически без «починки» тела. Он набросил на тело, упавшее на руки слуг, особую, окрашенную кровью сеть.

Двое опустили тело на пол, в то время, как третий кормил демона кровью пленника, убитого прямо перед Томом, затем все трое отошли настолько отрепетированным движением, что ему даже не пришлось отдавать им приказы. Глаза вора начали стекленеть, последний вздох заклокотал в горле. Время, как всегда, было рассчитано в точности.

Аполон воздел руки, призывая демона от его кровавого пира, и указал на тело и пойманную душу:

– Свяжи, – сказал он.

И тут его тщательно разработанный план рухнул.

Прежде чем демон успел приступить к делу, пойманная душа вора поднялась и начала разрывать тонкую сеть магии. Она боролась упорно, с невероятной силой, куда большей, чем те, что попадались Аполону прежде!

Аполон на миг даже отпрянул. Никогда за все время, как он создавал из пленников зомби, никто не пытался сопротивляться с такой силой и решимостью! Так что же это за человек?

Он быстро вплел в сеть еще заклятий, чувствуя, как сила уходит из него, словно кровь из открытой раны. Он обрушился на душу со всей силой своей воли, пытаясь сломить ее – она отшвырнула его прочь, словно стряхнула руку с плеча, и набросилась на сеть с новой силой и отчаяньем.

75
{"b":"4970","o":1}