Содержание  
A
A
1
2
3
...
78
79
80
...
100

– Тут и мне дело найдется, – сказала она, погладив брошь, лежавшую на столе перед ней. – Или вам моя помощь не нужна?

– Вы.., вы то, что вы есть, – медленно проговорил Саксон. – Вы знаете, какую ценность вы представляете для Аполона. Так неужели мы будем бросать драгоценности к ногам врага и просить, чтобы он их принял?

Лидана рассмеялась.

– Мой капитан, много лет то, что люди именуют сокровищами, проходило через мои руки. Я восхищалась ими ради их красоты, потому что цена мне не важна. Теперь красоты у меня уже нет, но, возможно, для вас я еще что-то стою. Джонас, – она повернулась к хозяину таверны, – есть ли тут местечко, чтобы я на время могла уединиться? – Она взяла брошь и приколола ее на место.

– Тут есть контора учетчика, – ответил он. – Там сейчас сыро и мерзко, но она – ваша.

– Покажи, – попросила она, охваченная внезапным порывом, словно ей прямо сейчас предстояло совершить какое-то дело. – Скита!

Саксон нахмурился:

– Что вы собираетесь делать? Она снова рассмеялась:

– Господин капитан, у вас свои тайны, у меня – свои. Я не сделаю ничего такого, что заставило бы меня уйти из этого безопасного убежища. Но для нас моя тайна может иметь большое значение.

Он все еще хмурился, глядя, как она идет следом за Джонасом, а рядом семенит Скита, пытаясь приноровиться к ее походке. Контора и на самом деле оказалась тесной затхлой комнатенкой. Тут толстым слоем лежал мусор, обломки ящиков и бочек.

Лидана выбрала ящик, пару раз крепко его пнула, чтобы увериться, что он под ней не рассыплется, и села. Жестом отпустила Джонаса. Единственным источником света в этой комнатушке была свеча, принесенная Скитой.

Дар. Что такое Дар? Никто и никогда не давал этому явлению определения. Скорее, те, у кого его не было, думали о нем с благоговейным страхом, а те, у кого он был, просто предпочитали о нем не говорить. Она еще не достигла возраста, в котором проявляется Дар, но вдруг ей дано другое, как и многим до нее? Она раскрыла ладони, посмотрела на клеймо Сердца – оно связало ее службой навеки.

Она взяла брошь. Закрыла глаза. Она не пыталась впасть в транс – просто не умела. Но образ Адели, который она себе представила сейчас, начал обретать четкость – вплоть до знакомого рассеянного выражения ее глаз.

Вдруг Адель широко раскрыла глаза и посмотрела на дочь так, словно они сидели рядом в одной и той же комнате.

– Мы движемся, – прозвучали у нее в голове слова. – Мы в потоке. Надо торопиться. Взгляд Ад ели стал еще жестче.

– Вскоре настанет конец... – слова были еле слышны и казались далекими-далекими. И вдруг между ними возникло что-то темное, словно край шара. А за этой черной кривизной клубился ядовито-зеленый туман, похожий цветом на гниющий гриб.

Лидана тут же прервала связь. Аполон поставил преграду как раз тому, что она пыталась сделать!

– Госпожа, – Скита трясла ее. Лидана кивнула.

– Похоже, я поступила неверно, если он умеет читать мысли. Но я не видела его самого, стало быть, у него могут быть только подозрения.

Но этого было достаточно, чтобы она побежала предупредить Саксона и Джонаса. Но оказалось, что они ушли, и большинство народу вместе с ними. Она думала, что они обязательно ее дождутся, и страшно разозлилась. Стало быть, они решили не вовлекать ее в дело?

Расхаживая по складу взад-вперед, она вдруг заметила женщину, с которой они вместе выхаживали Саксона, ту, кого называли Старухой. Она спокойно сидела на табурете и потягивала из фляжки, которую держала обеими руками. Рядом стояла ее вечная корзинка. Лидана подошла к ней.

Почти скрытые в складках морщинистой кожи глаза встретили ее взгляд. Облизнув губы. Старуха протянула фляжку Ските.

– Принеси-ка мне еще. Это согревает мои старые кости, а то они что-то разнылись от сырости.

Скита повиновалась без вопросов, а Старуха показала Лидане на соседний табурет. Скита вернулась в мгновение ока, но Старуха отмахнулась от фляжки.

– Ну, что у тебя на уме, женщина, которая не то, чем кажется? – спросила она неожиданно.

Лидана, прежде чем ответить, молча посмотрела на старуху. Как и прежде, она ощутила силу, окружавшую это дряхлое тело. Она невольно подняла руку и очертила знак Сердца.

Старуха каркающе рассмеялась:

– Милое приветствие от младшей к старшей, не так ли, госпожа? Впрочем, ты права. Та, что есть Сердце, мне является в другом образе, но Они одно и то же, хотя в прежние дни Она была точь-в-точь как я. Ты попыталась смотреть и увидела кое-что страшное...

– Ты слышала об Аполоне? – спросила ее Лидана. Она все сильнее доверяла Старухе.

Морщинистые губы старухи скривились.

– Всегда будут находиться извращенцы, что лезут в дела, которых им никогда не понять. Ну, слышала я об Аполоне. И об Икткаре, и о других ублюдках Мрака. У Тьмы есть сыновья, как у Нее – дочери. В этом мире равновесие всегда шатко. То в одну сторону клонится, то в другую. Стало быть, ты об Аполоне знаешь. А что он знает о тебе?

Лидана не стала врать.

– Не знаю. Разве что... – она вкратце рассказала ей о своей попытке связаться с Адель и о преграде, возникшей между ними. Старуха кивнула. Она сунула руку в корзинку, порылась в ней и вынула связку тоненьких палочек, перевязанных серебристой ниткой. Она быстро развязала нитку. Палочки были не длиннее среднего пальца Лиданы. Похоже, они были очень старыми и ими много раз пользовались.

Старуха повертела их в руках, прикрыв глаза морщинистыми веками. Лидана видела, как шевелятся ее губы, но слов не слышала. Затем быстрым жестом кисти Старуха бросила палочки на пол.

Они не разлетелись в стороны, как ожидала Лидана, а упали, образовав определенный узор. Чем дольше она смотрела на него, тем яснее он становился. Он напоминал ялик с двумя гребцами. От грубого подобия ялика веером расходились три палочки, похожие на нацеленные копья. Старуха кивнула:

– Да будет так. Ты призвана по праву древней клятвы, которую давным-давно дали люди вашей крови. Мужчины сражаются мечами и стрелами, но те, которым Она благоволит, идут другими путями. Иди тем путем, который избрала себе и следовать которому поклялась в душе. Иди за бойцами. То, что дано тебе, сильнее любого меча, даже меча твоего капитана.

Лидана облизнула губы.

– Сила притягивает силу, и в гавани уже кишмя кишат черные. И если я призову силу, – она положила руку на брошь, – Аполон мигом выследит меня и найдет Саксона и его людей.

Старуха хихикнула:

– И чему только учат молодежь в наши времена? Неужто позабыта вся старая мудрость? Текучая вода, текучая вода, госпожа моя, припомни о текучей воде!

Лидана нахмурилась. Минуты две она не могла понять, в чем тут суть. Затем вдруг вспомнила об одном суеверии, которое отвергали большинство мудрых Храма.

– Зло не может преодолеть... – начала было она.

– Да соберись ты с мыслями, спасительница мира! – снова хихикнула Старуха. – Пользуйся тем, что имеешь и забудь о старых страхах. А теперь, – она снова вернулась к корзинке, – пусть твоя служанка принесет кружку кипятка – там, на полке чайник стоит, – кивнула она головой на кирпичный камин. – И фляжку, что там висит, – она ткнула в ряд кожаных фляг, висевших на гвоздях. – Дважды сполосни ее, а потом принеси ее и кипятку.

Казалось, пока Скита суетилась, исполняя ее приказ, Старуха погрузилась в себя. Она словно смотрела куда-то внутрь своей души. Вскоре Скита вернулась с мокрой кожаной флягой и чашкой кипятку.

Взяв флягу, Старуха принюхалась и довольно кивнула. Снова вынула что-то из корзинки. На сей раз это был маленький льняной мешочек. Она, ворча, склонилась над ним, словно боль в костях мешала ей двигаться, и насыпала в кипяток какого-то порошка. Взяла чашку и стала медленно покачивать ее вперед-назад. Лидана почувствовала приятный запах. Травы. Но запах был незнакомый. Она вдохнула поглубже пар из чашки.

Пахло утренним лугом, вешним цветущим лугом. Старуха осторожно перелила варево во фляжку. В чашке осталось еще немного. Она протянула чашку Лидане:

79
{"b":"4970","o":1}