ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Распейте. Одним глотком надо. Вам придется хорошенько выспаться, пока время есть. Силы вам понадобятся. Пейте, и будьте уверены – сил у вас прибавится.

Лидана выпила не медля. Она понимала – если придется следовать за маленькой бандитской армией Саксона, нужно быть в силе. Но половину она оставила Ските.

– Это Ее дар, – сказала Старуха. – Те, что встречались с Ней еще в священных рощах, могут научить ваших великих храмовых мудрецов кое-чему, – снова хихикнула она.

– Хорошо, – медленно проговорила Лидана. – Верю, преподобная. – Она без сомнений назвала так эту старуху в латаном платье.

– Преподобная! Ха! Да ваши так никогда бы меня не назвали. Я Старуха – и никто не отнимет у меня этого звания, поскольку Она Сама меня избрала.

Древнее Триединство! Лидана даже испугалась – Дева, Мать, Старуха – Она была всеми тремя сразу, и каждой своей ипостаси избирала служителей. Старуха имела опыт долгой жизни – она могла убить и исцелить, но только когда Высшая Сила дозволяла ей это.

– Благодарность – это не просто слова, – ответила Лидана, – это идет от сердца. Если Она избрала тебя, дабы указать мне путь, я пойду по нему, даже если он и приведет к Великим Вратам.

Старуха ухмыльнулась:

– Ну, ты хоть и сильна духом, не особо на себя полагайся. Ты встретишься с тем, что противостоит и жизни, и свету. Будущее имеет много дорог, и те, кто говорит, будто бы его видит, видят лишь одну, а вот пойдет ли оно той дорогой? Вот что я скажу тебе, королева – может, ты снова станешь королевой, но твоя судьба тесно переплетена с судьбой другого человека, и ты можешь больше не вернуться на пути Тигра. Скорее всего, ты проложишь новый путь, хотя к чему это приведет – кто знает? – Она пожала плечами.

– Я приму то, что будет. Я лишь маленький камешек в большом ожерелье, возможно, даже самый тусклый. – Она замялась. – Ты много мне дала – чем я смогу отплатить?

Старуха снова впилась в нее взглядом:

– Да только одним, королева Лидана – не забывай старого, когда обращаешься к новому. В том и в другом есть свои достоинства. Ладно, теперь все. Грядет битва, и она не только их, но и твоя.

Глава 57

АДЕЛЬ

Эльфрида с Фиделисом молча сидели в часовне, ожидая прихода с вечери Верит и Козимы. Она не знала, как чувствует себя сейчас Фиделис, но ее саму просто трясло, и она стискивала лежавшие на коленях руки, чтобы сдержать дрожь. После того, что они увидели в стекле, не оставалось ни малейших сомнений в том, что Аполон – некромант. Если, конечно, кто-то из них вообще в этом сомневался. Теперь Кабанье подворье превратилось в бойню. На сей раз ей не хотелось бы смотреть в стекло...

– И скольких же он успел убить? – вслух спросила Эльфрида, не потому, что ждала ответа, а потому, что больше не могла выносить молчания.

– Кто считал? – ответил Фиделис. Голос его был довольно спокоен. Как только он умудряется? Она сцепила руки.

– Думаю, он-то считал, – медленно проговорила она, не желая выдавать своих подозрений, но и не желая их замалчивать. Возможно, это пришло в голову только ей. – Мне кажется, он стремится к какой-то цели, которой мы пока не знаем.

– К какой? – В комнату вошла Козима. За ней в нескольких шагах шла Верит. Обе, страшно усталые, просто рухнули на соседнюю скамью. Вид у них был мрачный, как и у Эльфриды.

– Не знаю, – покачала головой Эльфрида. – Если бы знать... Это просто ощущение. Я слишком мало знаю о некромантии, чтобы сделать обоснованный вывод. Все, что я могу сказать, так это то, что меня очень беспокоит его посох.

– Кроме того, что он вымачивает его в крови? – спросила Верит, Рот ее дернулся от отвращения и боли. – Не представляю, зачем ему это.

– Он слишком быстро впитывает кровь, – медленно ответил Фиделис, сдвинув брови.

– Вот это меня и беспокоит, – сказала Эльфрида, напрягая память в поисках ответа и проклиная старческую забывчивость. – Мне кажется, я понимаю, что это значит. Думаю, я найду ответ в одной из моих книг, что были в Летнем дворце, но пока я еще не нашла нужного отрывка.

– Мы снова будем наблюдать за ним нынешней ночью? – спросила напряженным и полным страдания голосом Козима. Эльфрида не могла ее осуждать. Целителю трудно смотреть на смерть стольких людей и ничего не делать, – Мы просто посмотрим, не предпримет ли он чего другого, – сказала Верит, гладя ее по голове. – Это недолго. А потом мы должны будем кое-что обсудить.

Они устало собрались вокруг стекла на полу и взялись за руки. Через пару минут они увидели Аполона. Он снова создавал живых мертвецов, и пленников у него было много – хватит до рассвета, а то и дольше. Эльфриду затошнило – и не только ее. Козима побледнела до зелени и стиснула зубы.

– Итак, – сказала Верит, когда видение исчезло, – мы знаем, что он делает. Как мы докажем это другим?

Вопрос прозвучал странно.

" – А кому доказывать? – спросила Эльфрида, подняв брови. – И что это изменит? Возможно, император и так прекрасно об этом знает, но ничего не предпринимает. В любом случае, он сюда не собирается. Принц Леопольд хорошо если до конца этого года доживет при нынешнем положении дел. Катхал же скорее всего будет помогать Аполону в убийствах, если тот попросит. Кому еще мы можем представить доказательства?

– Мы должны доказать это нашим Орденам, – сказала Верит. – Мы должны объединиться пред ликом грядущего. Раскол в наших рядах сделает нас легкой добычей, а мы уже и так разобщены, хотя и живем под одной крышей Вспомни, что ты сама мне говорила – Ордена должны быть единодушны. – Лицо ее было суровым и решительным. – Думаю, ты права, Эльфрида. Нам предстоит последний бой. И мы должны стоять нерушимо и укрепиться в нашей вере.

Все сурово закивали, соглашаясь с Верит.

– Может, нам привести сюда одного из черных и показать, что он собой представляет? – робко спросила Козима. Губы ее были совсем белыми.

Верит пожала плечами.

– Это идея, – сказал Фиделис. – Однако тут есть некоторые сложности. Во-первых, не все черные – мертвецы. Во-вторых – а как мы это сделаем? Не думаю, что мы можем вот так просто выйти на улицу и пригласить одного из них зайти в Храм. А силой тащить я бы не стал.

– Ну, если совсем не останется выхода, то попробуем, – ответила Верит. – Но, честно говоря, вероятность, что нас при этом перебьют, весьма велика. Все это только на крайний случай. Но мне кажется, что до самого края мы еще не дошли.

«Пока не дошли».

– Пока никто из черных не вступал в Храм, – напомнила Эльфрида. – Не знаю, может, это потому, что они не хотят или просто не могут.

– Ты думаешь, что они рассыплются прахом или что-то в этом роде? – с сомнением покачала головой Козима. Эльфрида не могла корить ее. Все было слишком неестественно – совершенно неподготовленными они оказались к тому, о чем лишь в сказках и легендах рассказывали. Но если бы они были в легенде, то обязательно явился бы герой с волшебным мечом, дожидавшимся своего часа в тайном подземелье...

К несчастью, если не считать Фиделиса, который лет тридцать назад был солдатом, других кандидатов в герои не было. А единственный волшебный меч в городе был в руках врага.

– Не знаю, – сказала Эльфрида, чувствуя, что совсем пала духом, – не знаю, могут они войти или нет и не помню, чтобы в книгах о них что-то было. Если бы мы узнали о них побольше.

– Пресветлая Владычица, Эльфрида, мы знаем, как их создают! – возразил Фиделис. – Разве этого мало? Эльфрида покачала головой.

– Нет В общих чертах мы знаем, как он их создает, но не знаем подробностей, а в них вся суть. Мы не знаем, как он сделал свою сеть, какие слова он произносит. Скорее всего, часть заклятий он произносит мысленно, так что мы и понятия не имеем, каковы они. Мы знаем только то, что видели в стекле, а этого недостаточно.

– К тому же, – добавила Верит, – мы не обладаем пороками, которые необходимы для того, чтобы понять суть происходящего. – Она посмотрела на Фиделиса. – Или нет?

80
{"b":"4970","o":1}