ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 60

ЛИДАНА

Ей казалось, что даже в темноте кто-то постоянно ходит туда-сюда, но кто и зачем, она не могла понять. Да ей, честно говоря, было все равно. Однажды ей показалось, что вдали она видит легкие туманные очертания Сердца, глаза матери. А за всем этим – вспышка света. Она не могла уловить очертаний, но знала, что это жизненная сила Шелиры, которая что-то сейчас делает. Все эти призраки как-то сразу исчезли, и Лидана погрузилась в сон.

Она проснулась и увидела, что лежит на постели, а на ее лицо падают яркие лучи солнца. Она озадаченно огляделась. Нет, это не постель, это, скорее, подстилка в том самом складе. Ее что, каким-то образом перенесли в убежище Джонаса?

Рядом с ней кто-то шевельнулся. Она с трудом повернула голову.

– Скита?

Маленькая, почти детская рука легла на ее лоб, погладила по щеке.

– Выпейте, госпожа, – кто-то другой чуть приподнял ее, и она ощутила у губ край рога для питья. Какой-то запах, слабый, смутно знакомый по каким-то давним воспоминаниям. Она выпила, как послушный ребенок.

Муть в голове прошла – словно ветер сдул облака. Она уставилась мимо своей сиделки на видавшую виды стену. Теперь она ощущала запах моря, слышала его беспокойное дыхание. И память вернулась к ней, словно встали на место все кусочки мозаики.

– Что?..

Скита улыбнулась. Она уже сбросила «шкурку» Угря и снова стала собой, пусть и была сейчас в грязных обносках.

– Что творится? Много что. Капитан оказался настоящим вождем. Еще и ночи не прошло, а он уже собрал армию. Теперь они устраивают ловушку для императорского флота.

– Ловушку? – Лидана поискала брошь и на сей раз приколола ее открыто, раз уж пока она еще не может снова надеть свой королевский перстень.

– Буря изрядно разрушила гавань, – продолжала Скита. – Капитан воспользовался этим. Он приготовил брандеры.

Брандеры. Она вернулась памятью к прежним дням, к победе при Оурсе. Внезапно к ней возвратилась вся ее сила и бодрость, и она заставила себя встать.

– Я хочу это видеть!

– Сначала, – твердо ответила Скита, – ты поешь. Это твое чудесное питье мы выпили до капли. Сейчас ты, как и все мы, должна беречь силы.

Она исчезла, пока Лидана осматривалась по сторонам. Комната, в которой она лежала, была маленькой, с единственным незастекленным окном, сквозь которое проникал запах и шум моря. Судя по висевшим на стене снастям, это была рыбацкая хижина. Вернулась Скита с тазиком воды и жестким полотенцем. Лидана с удовольствием умылась, оттерла щеки и с отвращением после этого посмотрела на грязные следы на полотенце.

Скита снова исчезла. Когда она опять вернулась, в руках ее был деревянный поднос, окованный медью с вычеканенным рисунком, видимо, привезенный из путешествия. На нем была глиняная щербатая миска и серебряная чаша, явно добытая в пиратском набеге.

В миске было какое-то варево, а рядом лежала такая драгоценная вещь, как ложка, так что Лидана смогла наконец поесть как нормальный человек. В чаше было красное вино с юга по крайней мере трехлетней выдержки. У рыбака, жившего здесь, дела шли явно неплохо.

– Рассказывай, – жуя, приказала Лидана. Скита уселась на пол, скрестив ноги. В руках она держала круг колбасы, от которой время от времени откусывала.

– Они, насколько возможно, привели в порядок три самых больших рыболовных судна. Черные и прочие сторожили склады, но почему-то не разграбили их. Может, они хотели сохранить их как трофей для флота. Потому капитан забрал все лучшее. Они начинили суда порохом...

Лидана торопливо проглотила кусок, стараясь не думать о том, что будет, когда порох взорвется.

– Он набрал добровольцев, чтобы вести суда. На самом деле вызвалось столько народу, что капитану пришлось заставить их тянуть жребий. Остальные пошли на двух разведывательных катерах. Все, что они увидели – только обломки да и несколько человек в доспехах наемников на грузовых кораблях. Сейчас они идут в гавань, – Скита откусила еще кусок колбасы.

Лидана подождала, пока та проглотит.

– Весь залив в обломках – им придется идти осторожно. Но брандеры будут иметь вид захваченных кораблей, причем в хорошем состоянии. Капитан уверен, что на них пошлют призовые команды. Наши люди спрячутся, и когда суда подведут к их кораблям – бабах! Люди на брандерах уже имели опыт в этом деле, так что им можно доверять.

– А если мы так захватим флот? – спросила Лидана.

– Капитан не думает, что мы сможем его захватить. Но если мы возьмем флагман и по меньшей мере еще три транспорта, мы подорвем их дух. В конце концов, имперский флот никогда не сражался с таким флотом, как наш. Да, они захватили Гомбу, да, это портовый город, но там купцы по большей части полагались в своей торговле на иностранные суда, а те, как только заслышали о приближении имперского флота, подняли паруса и были таковы. У них есть огромные корабли, построенные, думаю, только ради того, чтобы показать мощь империи, – скривилась Скита, – но им быстроходности не хватает, при Оурсе капитан и не с такими разделывался. А Корсик, пусть и пират, был великолепным флотоводцем, и, клянусь, вряд ли на имперских кораблях хоть один такой найдется. Бальтазар слишком долго побеждал, а бесконечные победы делают человека уязвимым.

– И чересчур самоуверенным, – добавила Лидана. Скита кивнула:

– Как только флот перестанет быть угрозой, капитан направится в город. Мы не знаем, что там творится, госпожа. Но там заваривается что-то, и мы намерены подлить масла в огонь.

Лидана поднесла руку к броши. Не попытаться ли снова связаться с матерью? Она почувствовала, что не надо этого делать. Та сила, что помогла ей при захвате корабля, может понадобиться в Храме в любой момент, а малейшее использование ее способно нарушить хрупкое равновесие. Лучше подождать и посмотреть, как сработает план Саксона.

Под тщательным присмотром Скиты она покинула маленькую комнатушку – одну из двух в рыбачьей хижине – и пошла к возвышавшемуся над гаванью зданию, из которого на памяти многих поколений велось управление всей деловой жизнью порта. Из нижней двери постоянно выходили люди, по двое неся бочонки. Брандеры – пиратское оружие, но после Оурсы Саксон держал на складах запас пороха на всякий случай, и теперь время настало.

Лидана не видела капитана, но слышала рев Джонаса и то тут, то там встречала знакомые лица речных пиратов, с которыми делила кров на том самом складе.

Лидана и Скита вошли через верхнюю дверь и взобрались на башню, проходя мимо людей в форме Бальтазаровых наемников, которые явно никогда не давали присяги ни императору, ни Катхалу.

Некоторые из них смотрели на двух женщин, но никто не задавал им вопросов, и они поняли, что сейчас всем просто не до них. Лидана вошла в кабинет Саксона, находившийся почти под самой крышей башни.

Кабинет был явно разграблен. Обычная опрятность, присущая комнате моряка, привыкшего жить в ограниченном пространстве, исчезла. Повсюду валялись обрывки бумаги, ее собственный парадный портрет был пришпилен к крышке стола двумя ножами, воткнутыми в глаза. Она критически осмотрела портрет, поискала зеркало, чтобы посмотреть, похожа ли хотя бы отчасти на изображение царственной женщины в парадном платье и драгоценностях, которые могли себе позволить только члены Дома Тигра. Но сейчас у нее было кое-что получше этих безделушек.

Лидана коснулась броши. Она не осмелилась сесть в кресло хозяина. Вместо этого они со Скитой подтащили к окну скамью на двоих и сели там, чтобы оттуда видеть гавань.

Повсюду на воде покачивались обломки кораблей, всякий другой мусор, вынесенный течением из города по каналам. Огромное грузовое судно по-прежнему лежало носом на причале, но стоявший рядом с ним такой же корабль уже ушел.

– Черные, – Лидана почти ожидала увидеть их безжизненные тела, лежавшие как и прежде. Но Скита сказала это с какой-то странной ноткой в голосе, не то чтобы с мрачным смехом, но так зловеще, что Лидана тревожно глянула на нее.

87
{"b":"4970","o":1}