ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 8

ЛИДАНА

Последние три дня были тяжелыми, последние три ночи были полны тайной работы. Вернувшись во дворец, Лидана зажгла на столе три светильника, чтобы как можно лучше осветить столешницу полированного дерева, достала из рабочего стола набор инструментов и маленькую шкатулку. Быстро написала записку, оттиснула на воске перстнем королевскую печать и отдала записку Ските, которая уже с нетерпением ждала.

Как только крошечная женщина удалилась, Лидана положила перстень на стол и открыла шкатулочку. Быстро сделала отвращающий зло знак. Рука ее в нерешительности застыла над неоправленными камнями, лежавшими каждый в своем гнезде. Лидана разбиралась в камнях – в некотором смысле даже лучше, чем кто-либо из ее гильдии. Эти камни она не стала бы использовать – разве что для тех целей, которые сейчас стояли перед ней. Это были злые, проклятые камни, приносящие неудачу и даже смерть. Это собрание было итогом долгих лет поисков. Она вздохнула и покачала головой в ответ на свои невеселые мысли. Не время привередничать.

Из одного из гнезд она достала сверкающий красный рубин, по цвету и рисунку, вырезанному на нем, один в один схожий с королевской печатью. Печать недоброй памяти Тартуса. Этот камень, можно сказать, был омыт кровью казненных, чьи смертные приговоры полубезумный король скреплял этой печатью. Его зарубил собственный телохранитель.

Лидана работала быстро и умело. Она вынула камень из перстня и вставила в оправу камень Тартуса. Закончив работу, она потерла руки и вымыла их в рукомойнике, чтобы смыть с них зло.

Вынутый из оправы камень она вставила в брошь, лежавшую среди инструментов, и приколола ее с изнанки платья. Хотя ей и не хотелось прикасаться к кольцу, все же пришлось надеть его на указательный палец.

Работа сделана на славу, призналась себе она. В душе она снова поблагодарила отца за мудрость. Он рано заметил ее склонности и позаботился, чтобы у нее было все для обучения. Украшения, сделанные Лиданой, весьма высоко ценились знатоками. Гильдия ювелиров была рада принять в свои ряды женщину из правящего дома. Тем более тогда о престоле для Лиданы речь не шла. Наследником престола был ее брат. А Лидана даже и не думала о том, чтобы стать правительницей – да и зачем?

Затем, когда Шелира была совсем малышкой, брат и его жена умерли от странной изнурительной лихорадки, которую завез в Мерину зараженный корабль без единого человека на борту – его прибило к берегу. В те дни отец и призвал ее к себе. Она была очень молода, даже моложе, чем нынче Шелира, и ей очень нравилось заниматься ювелирным делом. Она помнила, как отец тщательно расспрашивал ее, как потом говорила с ней мать, которая уже видела тогда в душах людских глубже, чем остальные. Нет, она не хочет замуж, не хочет заводить семью. Но по закону она должна была это сделать. Потому отец выбрал одного из своих ближайших друзей, капитана, очень похожего на Саксона, достаточно пожилого – он в отцы ей годился – и часто уходившего в море. Они торжественно обвенчались, дабы ублажить город, и на этом все и кончилось. Она поняла теперь, что ее отец нарочно выбрал ей мужа, которого она точно переживет. И тогда она будет вольна и в гильдии состоять, и на престоле сидеть. Так оно и вышло. Лидана с теплотой вспоминала о капитане Гарганиусе, и известие о его гибели в море ее очень опечалило. Но на самом деле он так и не стал частью ее жизни.

Хотя именно он впервые обратил ее внимание на эти проклятые камни и внушил мысль о том, как они могут повлиять на жизнь человека.

В дверь постучали. Лидана быстро захлопнула шкатулочку прежде, чем дать позволение войти. С удивлением она увидела горничную с завтраком – сухарики и горячее вино с приправами. Значит, ночь уже минула.

– Ваше величество, преподобная просит вас прийти, когда вы окончите завтрак.., и...

Лидана проследила за взглядом девушки. Пожалуй, на совет надо будет одеться поприличнее. Эсма словно прочла ее мысли. Отодвинув шторы, она пошла к гардеробу. Лидана съела все до последней крошки и оделась как полагается для официальных случаев.

Она не торопилась, но пришла вовремя, хотя Адель уже сидела в своем мягком кресле с подушками. Вид у нее, с тревогой отметила Лидана, был еще более бледный. У стола стояла Шелира, щеки ее пылали.

– Я не хочу... – сказала она, когда вошла ее тетка, но остальные ее слова потонули в гулком звоне большого бронзового гонга. Девушка, смирившись, упала на свое место слева от Лиданы. Двери распахнулись, и вошли представители гильдий.

Сегодня обошлись без обычных церемоний. Ввалились чуть ли не толпой и в спешке расселись по местам, поклонившись дамам.

– У врат герольд, ваша милость. – Это сказал Тотас, глава гильдии шелковщиков. Его маленькая седая бородка подпрыгивала при разговоре.

Значит, времени почти нет. Лидана не смотрела на Адель, но чувствовала, как от нее к королеве течет сила.

– Принять как гостя, и пусть ждет, – спокойно сказала Лидана.

Она смотрела на собравшихся, пока один из офицеров поспешно бросился исполнять ее приказ. Она ощущала гнев младших, но отчаяние пересиливало его. Никто в здравом уме не мог вообразить, будто бы Мерина способна сопротивляться императорской армии. А старшие – уж не коварное ли удовлетворение ощущает в них она? – надеются, что под его властью они будут еще больше процветать! Ну и дураки!

– Слушайте, – возвысила голос Лидана и заговорила тоном приказа. – Все мы прекрасно знаем, что замышляет наш враг. Мы богаты, мы созрели для грабежа, и потому у нас есть два выбора. Бальтазар вряд ли хочет штурма – он желает получить все, а не жалкие крохи, которые сумеет вытрясти, захватив город силой. Если мы сами отворим ворота, то не будет убийств. Мы будем говорить с герольдом и мы скажем: вот град Сердца, здесь сокровеннейшее из святилищ – Храм. Бальтазар все еще сын Храма, по крайней мере, он ведет себя надлежащим образом. Так пусть же он через своего герольда поклянется у алтаря, что не причинит зла Мерине, когда она будет в его власти.

Поднялся шум. Лидана громко стукнула ладонью по столу.

– Вы – народ Мерины, вам и решать. Мы оставляем вас для принятия решения.

Она встала, подала руку Адели и вышла. Шелира последовала за ними. Откинув занавеси, они скрылись в маленькой комнате королевы. Как только они вошли, девушка снова набросилась на них.

– Ты сдаешь всех и вся! Мы из Дома Тигра – так где же твои клыки, твои когти, а?

– Послушай, – подняла руку Адель, – я попросила вас подумать, составить какой-нибудь план, и что ты в результате предлагаешь?

– А вот что, – быстро ответила Лидана. – Ты, преподобная, скроешься в Храме, хотя и раньше, чем мы предполагали. Поскольку мы знаем, что та сила, что нынче противостоит нам, отчасти идет из Тьмы, тебе лучше знать, как бороться с ней. И еще: хотя мы все три исчезнем, мы сможем общаться друг с другом...

Адель перебила ее.

– Исповедальни! – Глаза ее засияли, возможно, слишком ярко. – Мы сможем общаться через исповедальни.

– Третья от Сердца, – ответила Лидана. Адель кивнула.

– Я устрою так, чтобы там в часы исповеди находился кто-нибудь из верных людей, если сама не смогу.

– А я? – Шелира покраснела еще сильнее. – Я-то в Храм не пойду! – Она потрясла кулаком.

– Нет, – согласилась Лидана. – У тебя есть свое место. Ты поможешь нам сражаться в той войне, к которой нас принуждают – войне тайных путей и незримых атак. Шелира, ты в свое время бывала у Владык Коней. Похоже, тебе снова придется отправиться к ним. Помни, ни одна армия не может обойтись без припасов. Возможно, их вожди вели дела с Бальтазаром, возможно, нет. Но его подданными они не станут. Ты их знаешь, ты можешь поговорить с их военными вождями – предложи им пойти на обман, нет, на... – она мучительно пыталась найти нужное слово.

Шелира успокоилась. Она держала руку на рукояти Кинжала. Выдвинула его и снова бросила в ножны.

– Да... – У нее был вид ребенка, столкнувшегося с какой-то опасностью.

9
{"b":"4970","o":1}