ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потерянные девушки Рима
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
Двойная жизнь Алисы
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Волки у дверей
Принц и Виски
Стеклянная ловушка
Темные воды
Союзник
Содержание  
A
A

Лидана прижалась спиной к закрытой двери дома и встала с легким мечом наготове. Краем глаза она заметила неподалеку на крыше какие-то темные фигуры с кинжалами в руках. Они взбирались на крышу по водосточной трубе и спускались вниз, заходя наемникам за спину.

Сопротивление было недолгим. С убитых врагов быстро сняли оружие – и все, что победители сочли пригодным.

Шум на площади, что была всего в двух шагах, был просто ужасным – вопли, визг, и над всем этим оглушительный гул, от которого у Лиданы трещала голова. Она увидела, как замотал головой Саксон, словно пытаясь отделаться от этого гула, как двое впереди нее зажали уши руками, открыв рты в беззвучном вопле. Под рукой Лиданы камень разгорелся еще ярче.

Саксон отер меч о плащ командира наемников, лежавшего у его ног и показал пальцем направо и налево, на двери домов по обе стороны улицы. Это были не крепкие дома богатых гильдийцев, так что двери высадили быстро. Люди просочились внутрь. Лидана поняла замысел Саксона. Они пойдут черными ходами или по крышам, так что выйдут на площадь широким фронтом. Лидана едва успела отойти от двери. Среди самых первых был Дортмун – Лидана прекрасно знала, как ему доверяет Саксон.

И снова их армия двинулась вперед, и снова столкнулась с врагом. Но на сей раз команду приняла Лидана – путь перекрывали черные, словно потек запекшейся крови на мостовой. Единственной их защитой был рубин Сердца, но он брал из него Силу. Лидана разрывалась между желанием воспользоваться им и страхом ослабить Сердце. Однако выхода не было.

Глубоко вздохнув, она призвала Силу Сердца. В воздухе заструились алые волны, но на сей раз они образовали нечто вроде копья, нацелившегося прямо в тех, кто преграждал им путь.

Удар – и на мостовой остались изуродованные тела погибших давным-давно. Ей и ее сотоварищам пришлось осторожно обходить их. Теперь впереди была площадь, они уже могли ее видеть. Черные на ступенях храма, пестрота одежд толпы.

Лидана и прежде видала эту площадь, запруженную толпой, но сейчас она была забита почти неподвижными людьми. Схватка шла на ступенях Храма. Там были черные, стоявшие спиной к площади. Передние держали длинную трубу, которую они наводили на врата Храма. С другого ее конца было что-то вроде круглой бочки, из тех, в которых держат эль, только вся она была в какой-то жирной грязи, словно внутри содержался отнюдь не этот добрый напиток. «Опять магические штучки Аполона», – подумала она. Саксон, посмотрев налево-направо, проследил за наступлением своих людей и подошел к ней. Она схватила его за руку.

– Черные, – она не знала, какое еще ужасное деяние они хотят совершить, но подозревала, что для этого случая у них есть какое-то страшное оружие. Она понимала и то, что не осмелится сейчас призывать Силу Сердца. Вся Сила, что сейчас в стенах Храма, должна быть обращена на его защиту, и она ни на йоту не ослабит ее!

Саксон кивнул и возвысил голос, умевший перекрывать рев ветра:

– Эй, ко мне!

Они построили людей в клин. Стоявшие вместе с Саксоном на острие атаки были лучше вооружены и в лучших доспехах. Клин рванулся вперед, прорвал цепь наемников и верных императору солдат. Падали люди, и их товарищи шли вперед по их телам следом за капитаном. Лидана крепко сжимала меч, благодаря своего бывшего мужа за те часы, которые он посвятил ее обучению. И теперь все, что она умела, было направлено на то, чтобы пробиться к ступеням Храма.

И тут она впервые увидела Аполона. Хотя он был среднего роста и до сего момента держался в тени, теперь перед храмовыми вратами стояло совсем другое существо. Исчезли серые одежды, теперь он был в пронзительно-алом облегающем одеянии, в складках которого клубились тени, словно поверх алого он был окутан еще и плащом из черной дымки.

В руках его был посох – клятва Лиданы вновь прозвучала у нее в голове, когда она воочию увидела, как она свершается. Посох сам вертелся у него в руках, время от времени так же легко, как человек срывает виноградину, выбрасывая Темную Силу. И с каждым таким «плевком» человек падал мертвым. Откуда он брал эту Силу, из какого потаенного источника?

И все же она продолжала уворачиваться от ударов и наносить удары. Она прекрасно понимала, что если будет только стоять и смотреть – это верная смерть. Теперь они пробились к самым ступеням.

Кто-то ударил ее локтем под ребра, Саксон заслонил ее.

– Если у тебя есть Сила... – остальное заглушили вопли и стук оружия, но она поняла. Аполон воздел руку и резко опустил ее, подавая сигнал. Казалось, ему было совершенно наплевать на схватку на площади.

Хотя черные целили ему прямо в спину, он не шевельнулся. Выстрел. Ядовито-желтое пламя, совершенно не повредив ему, окутало мага, а затем растеклось по двери. Запахло смертью и злом. И врата, простоявшие невредимыми столько веков, начали плавиться. Аполон не отступил, он просто стоял и ждал. В то же время люди вокруг Лиданы начали кашлять от тошнотворной вони, их рвало. Даже Скита вцепилась в нее, ее маленькое тело сотрясалось от кашля, раздиравшего внутренности. Только черные стояли как прежде. И еще она сама. Возможно, благодаря ее талисману. Она осторожно высвободилась из рук Скиты и устремилась к ступеням. Никто из черных не повернул к ней головы – они по-прежнему занимались своим странным оружием и нацеливали его на внутренность Храма.

Но Аполон вошел внутрь с надменностью императора в струе этого тошнотворного пламени. И тогда его мертвое воинство последовало за ним. Одни тянули трубу за веревки, другие четверо поддерживали бочку, из которой струились эти миазмы.

Лидана бросилась следом. Это конец. Катхал и император – это лишь отзвуки битвы. Теперь будет не противостояние людей, а битва Сил.

Она добралась до дверей, чтобы посмотреть на неф Высокого Алтаря. По ту сторону не было охраны – по крайней мере, видимой. Защитники столпились вокруг самого алтаря. И стояли они неподвижно и твердо, как статуи Самой Великой.

Сердце, казалось, потускнело. Лидана ощутила какое-то движение, шнур броши натянулся, она рвалась вперед. Лидана отбросила меч прежде, чем вступила под священный кров. Теперь она схватила брошь и попыталась вырвать камень из оправы, не обращая внимания на боль от ожога.

Аполон уверенно шел вперед, но его черные замешкались со своим неуклюжим оружием. Возможно, теперь это было уже дело только их хозяина.

Брошь рвалась с шеи почти с живой яростью. Лидана сломала ноготь, но рубин высвободился из гнезда. Его уже не было в ее руке – он исчез, как только коснулся ее плоти. В воздухе сверкнула искорка – он пролетел над головами черных и исчез над алтарем.

И Сердце вспыхнуло – оно горело все ярче, все сильнее. Благоговение почти пересилило страх Лиданы. Внезапно она поняла, что последний бой – не для нее, не она избрана и никогда не будет избрана. Она быстро отвернулась, не смея оглядываться, хотя все вокруг нее пришло в движение, словно сами Великие сошли с мест, дабы вступить в битву за веру, ради которой они жили и умирали. Лидана бросилась бежать из места, в котором не имела права находиться...

Она снова оказалась на ступенях, перед лицом схватки на площади.

Глава 65

АДЕЛЬ

Последние два дня обстановка в Храме была напряженной, хотя среди братии и царило полное доверие. Несмотря на продолжающуюся осаду, никто из черных не пытался переступить порог Храма, а мелкие отряды наемников, неохотно пытавшиеся прорваться в Храм, натыкались на копейщиков брата Фиделиса. Начинало казаться – и в этом сестры и братья были единодушны, – что самые крепкие в вере были правы. Аполон и его последователи не могли переступить порог Храма.

Но этим утром, как раз когда Леопольд и Шелира отправились на очередную вылазку во дворец, Эльфрида чуть было не вернула их. У нее вдруг заныло сердце, словно в предчувствии беды, и лишь то, что она не знала, кому грозит опасность – им или Храму, заставило ее сдержаться.

Она долго смотрела на запертые двери, и ощущение опасности в ней все росло и росло... Она обернулась – и встретилась взглядом с Верит. Мрачный вид первосвященницы сказал ей обо всем.

94
{"b":"4970","o":1}