1
2
3
...
30
31
32
...
53

Этан медленно кивнул, невольно вспоминая, как леди Джейн Пеннингтон уселась прошлым вечером к нему на колени. Ему вдруг показалось, что галстук чересчур сильно сдавил его шею. «Неравнодушен» – это было несколько неточно.

Неотрывно наблюдая за Этаном, лорд Мейвелл откинулся на спинку кресла.

– У меня есть к тебе предложение, сынок. – Он слегка улыбнулся. – Ты не против, что я называю тебя так, мой мальчик?

«Сынок»? Этан забыл, когда в последний раз слышал это слово, но даже теперь что-то в нем отозвалось, что-то, давно похороненное вместе с надеждой. Мейвелл точно знал, куда целить.

Он молча покачал головой. Хитрый старый ублюдок.

– У меня целый выводок дочерей, но судьбе было неугодно подарить мне сына, – продолжал размышлять вслух лорд Мейвелл. – Отсутствие сына мужчина всегда ощущает очень остро.

Этан кашлянул.

– Не могу знать, милорд.

– Ладно, буду с тобой откровенен, Деймонт. Мне нужен свой человек в «Клубе лжецов». Я знаю, это они подослали тебя ко мне в надежде, что я тебя завербую. Они рассчитывали, что из тебя выйдет классный двойной агент. – У Этана дернулся кадык. Этот человек не зря внушал ему настоящий страх.

– Я уже говорил вам, милорд. Я не посещаю...

– «Клуб лжецов». Да, я помню. А теперь просто послушай, что я собираюсь тебе предложить. – Мейвелл наклонился вперед, белые бакенбарды важно ощетинились. – Я хочу, чтобы ты вернулся к «лжецам» и передал подготовленную мной достоверную информацию. Она будет правдивой, по крайней мере большая ее часть. Этого хватит, чтобы убедить их, что ты добился успеха. В ответ, уверен, они снабдят тебя ложными сведениями. Так, во всяком случае, поступил бы я. Тем не менее ты передашь их мне. Порой бывает одинаково важно знать, что противник старается не скрывать и что стремится скрыть.

Этан нахмурился:

– Не слишком ли это... хитроумно? Если бы я и согласился – на что не могу пойти, так как не посещаю «Клуб лжецов», – но все же, если бы согласился, откуда вам знать, что я буду блюсти ваши интересы, а не их? Как может тот или иной руководитель быть уверен в двойном шпионе?

Мейвелл ответил не сразу; он откинулся на спинку кресла, прикурил сигару и сконцентрировал на Этане прищуренный взгляд.

– Думаю, тебе пришла пора жениться, ты уже доказал, чего стоишь. Меня в этом случае не волнуют ни ранги, ни титулы, я следую старому доброму кредо Наполеона: человек таков, каким себя проявляет.

Мейвелл сделал глубокую затяжку и выпустил облако дыма, скрывшее от Этана его взгляд. Меняя очертания, клубящееся облако, казалось, рисовало перед молодым человеком его будущее.

Когда Мейвелл продолжил, его голос звучал тихо и вкрадчиво, как у гипнотизера.

– Ты ничуть не хуже лорда и достоин женитьбы на леди... Как ты смотришь на это, Деймонт? Возможно, ты хочешь жениться на Джейн? Будешь гордо стоять рядом с ней, обласканный ее родными и близкими. Под надежной защитой моего имени. Вряд ли общество рискнет сказать что-либо против. – У Этана перехватило дыхание. Жениться на Джейн, стать ее мужем, членом семьи, проводить дни и ночи подле нее, в ее объятиях... Для этого всего-то требовалось вступить в тайный сговор с лордом Мейвеллом во имя дела, которому Этан в определенной степени сочувствовал.

Разве он чем-то обязан «лжецам», короне или даже самой Англии? Юность он провел в борьбе за собственное выживание, за каждую толику уважения и признания, но так ничего и не добился – так надо ли теперь терять время даром?

Лорд Этеридж как будто почувствовал его сомнения, и Этан это понял. Именно этого боялся глава королевской шпионской сети, поэтому и опасался принимать Этана в полноправные «лжецы». Отсутствие доверия стало дополнительным аргументом, добавив очков в пользу предложения Мейвелла.

«Интересно, – подумал Этан с грустью, – узнает ли когда-нибудь Этеридж, чего стоило ему его недоверие?»

И тут Этан вдруг осознал, что происходит. Он всерьез раздумывает над предложением Мейвелла. Неужели он перейдет черту и предаст свою страну за обладание Джейн?

У него засосало под ложечкой. Джейн будет его, и тогда уже сегодня же он сможет вызволить ее из Бедлама. Джейн получит свободу, а он – ее. Но до чего же ловок этот хитрый дьявол – знал, какой ключ повернуть!

Почтительно склонив голову, Этан встал.

– Милорд, если бы я мог... если бы я мог сначала немного обдумать ваше предложение...

Этана не было дома два дня, но как только он появился, Дживс уже стоял навытяжку, ожидая его перед распахнутой дверью. Тем не менее, будучи не в настроении, Этан лишь кивнул ему и молча прошел мимо.

– Простите меня, сэр, но у вас гость.

Этан резко остановился. У него никогда не было гостей.

– Да? И кто же это?

– Мистер Тремейн, сэр. Он ждет вас в кабинете, сэр. – Ага, Коллис. Что ж, этого следовало ожидать. Этан повернулся и размашистым шагом вошел в кабинет.

– Тремейн.

Этим единственным словом он ограничил свое приветствие, перед тем как бросить шляпу на стол.

Коллис стоял, облокотившись о каминную полку, и ворошил кочергой угли в камине, однако, услышав приветствие, тут же выпрямился, и прищурившись, взглянул на Этана:

– Деймонт, дружище, где ты пропадал столько времени?

– У Мейвелла, где же еще? – Коллис кивнул.

– Что насчет Карлтон-Хауса?

Этан прервал поиски любимого графина и обернулся к гостю:

– Я все понял. Спасибо, что устроил мне этот визит. И как поживает Чудаковатый старец?

– Он в порядке, но тревожится за тебя. Похоже, он думает, что сделанное открытие тебя расстроило.

Этан опустился в кресло.

– Расстроило? С чего бы вдруг? У тебя имелись причины мне лгать: национальная безопасность и все такое.

– Да, национальная безопасность и все такое. – Коллис вдруг нахмурился. – Тебя что-то беспокоит, не так ли? Возможно, Мейвелл?

Этан откинул голову на спинку кресла и закрыл глаза. Коллис был его другом с тех пор, как они ходили в коротких штанишках, и ему очень хотелось довериться... даже посоветоваться, но Коллис – «лжец» до мозга костей, а это значит...

– Да нет, все в порядке. Мейвелл, похоже, проникся ко мне доверием.

– В самом деле? Он предложил тебе место в своей организации?

Да, предложил.

– Нет, пока нет.

На лице Коллиса отобразилось разочарование.

– Ладно, не расстраивайся, ты скоро с этим справишься.

– И еще я рад, что ты правильно расценил эпизод с Джорджем. Теперь ты все знаешь. Джордж тебе симпатизирует, и он уверен, что ты никому не проболтаешься.

Бросив еще несколько ободряющих слов, которые Этан пропустил мимо ушей, Коллис наконец ушел, оставив хозяина дома гадать, почему он солгал своему лучшему другу. Он вообще не понимал, на чьей он стороне, и лгал всем, как, впрочем, делал всегда.

Тогда почему они продолжают ему доверять? Разве они не догадываются, что, кроме разочарования и предательства, ничего от него не дождутся?

Это уже случилось с Джейн, которую он сначала завлек в свои объятия, потом отправил в Бедлам, а дальше, если поддастся искушению, женится на ней.

И тогда Джейн возненавидит его.

Точно, возненавидит. Преданная маленькая британка, она станет его презирать до конца жизни.

И все же она будет принадлежать ему. Обладать ею, свободно и открыто назвать своей единственной – разве не это для него главное?

И погубить ее навеки? Нет, он не мог на это пойти.

Любовь – жестокая дама и, похоже, даже более требовательная, чем удача. Этан всегда смеялся над этим романтическим чувством, а теперь стал, кажется, его послушным слугой. Он даже находил странным, что не выбит из колеи всепоглощающей любовью, которую испытывал к Джейн.

Ответ был простым, таким простым, что Этан недоумевал, почему не понимал этого раньше. Любовь и была Джейн. Она заключала в себе все, что делало жизнь прекрасной: исполненные лени утренние часы, ласковые слова и кошачье урчание. Независимо от того, проведет ли Джейн эти утренние часы в его объятиях или нет, мир нуждался в ней больше, чем в нем.

31
{"b":"4971","o":1}