1
2
3
...
46
47
48
...
53

Вскоре они выехали на Сент-Джеймс-стрит, где находились лучшие клубы для джентльменов, включая «Уайтс», тогда как «Клуб лжецов» располагался совершенно в другом месте. «Лжецы» обретались на границе небольшого района, славившегося пикантными увеселениями, которые предназначались отнюдь не для солидных господ.

Движение на улицах мало-помалу усиливалось, поэтому Фиблзу то и дело приходилось объезжать многочисленные повозки, разгружавшие мясо и зелень для кухонь. Момент для прибытия в «Клуб лжецов» был выбран самый подходящий – в этот ранний час никто не обратит внимания на грязный сундук.

Фиблз потянул носом в предвкушении аромата свежей утренней выпечки Курта. Когда он вытащит леди из сундука, доставив в клуб, Курт собственноручно преподнесет ему булочку. Пусть у «Уайтса» мраморные ступени и затейливая парадная дверь, зато у «лжецов» самый лучший в мире повар.

Едва впереди замаячили резные двери «Клуба лжецов», Фиблз предусмотрительно остановил повозку и, перебравшись с козел к сундуку, опустился возле него на колени.

– Вот мы и на месте, – удовлетворенно сообщил он.

– Ну так выпустите меня поскорее отсюда, – раздался изнутри тонкий голосок. – Тут так трудно дышать!

Сняв кепку, Фиблз покачал головой:

– Еще минутку, леди. Мне нужна помощь, чтобы занести вас внутрь.

Лишь пройдя через кухню в заднюю комнату клуба, Фиблз обнаружил, что в помещении никого нет, и, обеспокоившись, позвонил в колокольчик мансарды. Ответа не последовало, хотя на этот звонок хозяин отзывался всегда.

Вспотев от волнения, Фиблз стал гадать, что ему теперь делать с леди. Особого выбора у него не было: ему придется открыть сундук на виду у всей улицы и выпустить ее наружу. Что ж, лучше раньше, чем позже.

Он заспешил назад через кухню к входной двери, бормоча:

– Сей момент я вас вызволю.

Однако на улице он не увидел ни повозки, ни пони, ни сундука.

– Леди?

Решив, что поездка наконец окончилась, Джейн позволила затекшим мышцам расслабиться, чувствуя, что на ней не осталось ни одного живого места.

– Сейчас, – зашептала она, – они внесут тебя внутрь, откроют крышку, вынут тебя, и ты сможешь потянуться...

Однако повозка внезапно снова дернулась и покатила вперед, в результате чего Джейн больно ударилась головой о стенку сундука. Отчаянно упираясь в стенки руками и ногами, она пыталась уменьшить толчки, но ее все равно безудержно мотало из стороны в сторону.

Поскольку ее спаситель велел сидеть тихо, Джейн некоторое время молчала, но наконец ее терпение кончилось.

– Немедленно выпустите меня! – закричала она изо всех сил.

Но несмотря на ее крики, скорость продолжала увеличиваться. Повозку сильно раскачивало, и сундук начал биться о бортики. Каждый удар становился новым испытанием для пленницы, Джейн даже стала бояться, что ее вырвет. Только железная воля и страх усугубить свое и без того плачевное положение помогали ей выдерживать весь этот ад.

– Выпустите меня! – снова крикнула она. – Выпустите немедленно!

Увы, никто не обращал внимания на ее протест, и тряска продолжалась. Сознавая свое бессилие, Джейн заплакала.

Маленький человечек все же предал ее. Она не увидит Этана, никогда не выберется из этого сундука и теперь скорее всего едет навстречу своей смерти.

Этан. Непроницаемая тьма грозила поглотить все ее мысли, кроме одной. Она хотела жить, хотела быть с Этаном, хотела иметь черноглазых детей, баловать их до невозможности и...

К счастью, от дальнейших страданий ее избавило то, что она потеряла сознание, и ее обступила чернота.

Болтая в воздухе ногами, Августа повисла на руках Этана.

– Я передумала, – прошипела она. – Я хочу вернуться!

Этан смерил кузину Джейн холодным взглядом.

– Либо вы медленно спускаетесь вниз, либо быстро летите – мне все равно.

– Августа! – донесся снизу свистящий шепот Серены, стоявшей в тени в окружении сестер. – сейчас же замолчи и спускайся, иначе я расскажу матушке, что это ты взяла ее лучшую шляпку и испортила!

В другое время Этан, вероятно, удивился бы, как такая мелкая угроза способна возыметь действие, но сейчас он хотел только одного кузин в безопасное место, а потом силой выпытать у коварного дяди Джейн, куда он подевал племянницу, пока предателя не повесили за государственную измену.

Чтобы выманить девушек из дома, они с Сереной убедили остальных сестер, что Этан все еще работает на лорда Мейвелла, и вот теперь Августа наконец обняла ногами колонну и благополучно съехала вниз прямо в подставленные руки Курта. Одного выражения лица великана ей хватило, чтобы надолго утратить желание высказывать свое особое мнение, и, оказавшись на земле, Августа сразу бросилась в объятия сестер, после чего Стаббз поспешил увести девушек на другой конец улицы.

Этан снова проворно добрался по карнизу до окна и занял боевую позицию в комнате: подняв пистолет, он подкрался к двери и приложил к ней ухо.

С минуты на минуту под натиском «лжецов» двери дома распахнутся, и вооруженные люди мгновенно заполнят комнаты. Группа Курта поднимется в мансарду, где жили слуги, чтобы обезвредить наиболее опасных лакеев, Коллис возьмет на себя кухню и подсобные помещения, а куда отправится Далтон, Этана не волновало. У него самого была лишь одна цель – кабинет Мейвелла, где, как подсказывало ему его шестое чувство, его уже ждут.

Не обращая внимания на грохот и крики, наполнившие дом, Этан ринулся по лестнице на первый этаж, и когда навстречу ему попался лакей в ливрее, надетой поверх ночной рубахи, он, не задумываясь, выстрелил.

Тут же рядом с ним откуда ни возьмись появился Далтон, явно преследовавший одну цель с Этаном.

– Хороший выстрел, – похвалил он, сворачивая за угол. – А я-то думал, вы не знаете, как обращаться с пистолетом.

– Верно, я терпеть не могу оружие, – огрызнулся Этан и рванулся вперед с удвоенной силой.

Дом быстро наполнился «лжецами», и почти у самого кабинета Мейвелла к Этану и Далтону присоединились Коллис и Курт, но у двери они остановились и прислушались.

Отступив в сторону, Далтон подал знак Этану, и тот, ударив со всего размаха в массивную дверь ногой, во главе «лжецов» ворвался в комнату, надеясь встретиться лицом к лицу с лордом Мейвеллом...

Однако представившееся их глазам зрелище превзошло все их ожидания, заставив каждого застыть на месте. В кресле перед камином с видом полной безмятежности сидела леди Мейвелл и, крепко сжимая в руках пистолет, целилась прямо в лицо Этана, а перед ней на ковре с продырявленной головой лежал сам лорд Мейвелл, предатель, заговорщик и, судя по всему, теперь уже труп.

Состояние супруга, похоже, ничуть не огорчало леди Мейвелл, поскольку она со спартанским спокойствием взирала на группу непрошеных гостей и держала пистолет твердо и уверенно.

То, что Мейвелл не проявлял сколько-нибудь заметных признаков жизни, привело Этана в отчаяние. Кроме этого человека, возможно, никто не знал о местонахождении Джейн.

Не обращая внимания на неподвижную фигуру на ковре, Этан вышел вперед. Сейчас он, как никогда, нуждался в помощи своего неотразимого обаяния.

– Миледи, – произнес он ласково, приближаясь к хозяйке дома. – Миледи, вы позволите взять ваш пистолет?

Леди Мейвелл перевела взгляд на свои руки; на ее лице застыло удивление, словно она не совсем понимала, что происходит. Медленно склонив голову набок, она разжала пальцы, и оружие со стуком упало на пол.

– Полагаю, этот пистолет уже больше никого не убьет, – сообщила леди Мейвелл равнодушно.

– А ваш супруг... – пробормотал Этан. – Миледи, вы позволите? – Он указал на человека на полу.

Леди Мейвелл не спеша переключила внимание на мужа.

– Он умирает. – Внезапно она изо всех сил лягнула Мейвелла по безжизненной руке. – Глупый, себялюбивый осел. – Она посмотрела на Этана так, словно, кроме него, никого больше в комнате не было. – Вы знаете, что он замышлял? Это все его гнусные игры! Карты и тайный заговор, больше его ничто не интересовало! Мерзавец собирался разорить нас, лишить дочерей будущего!

47
{"b":"4971","o":1}