ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Олег скрылся в толпе, и Юра обратился к Ане.

- У нас тут с Олежкой возникла идея... Хотели посидеть после тучи, принять по сто пятьдесят... Но у меня сейчас родители вернутся, у Олега тоже зарез. Можно к тебе? Твои-то на даче.

- Можно, - обрадованно согласилась Аня, которой претила перспектива одиночества. - А что, посидим... Закуска есть...

- Вот и отлично, - подхватил Юра. - Заодно и ты наши новые диски послушаешь.

- Только пойдем отсюда скорее.

- Почему? - удивился Юра.

Аня ответила неопределенным пожатием плеч и кислой гримасой, долженствующей обозначить усталость. Она не намеревалась растолковывать Юре, что именно ей не понравилось на туче, поскольку это касалось только её одной. А она была разочарована, она ожидала большего от встречи с людьми, увлекающимися полузапрещенной западной музыкой. Те же, кого она увидела... Во-первых, многие из них были попросту невежественными даже в том, что непосредственно относилось к их главному увлечению. Так, один не очень-то юный деятель следующим образом прокомментировал плакат с изображением известного музыканта:

- Это Билл Вуман((, самый главный из "Роллинг Стоунз"...

Аня не считала себя тонким знатком английского рока, но и ей было известно, что "самыми главными" из "Роллинг Стоунз" можно назвать Мика Джаггера и Кейта Ричардса, но никак не Билла Уаймена. А уж это "Вуман"!

Во-вторых, Аню удручал царящий на туче рваческий дух. Вместо равного товарищеского обмена дисками, информацией, впечатлениями каждый норовил урвать для себя пластинку получше, а взамен задвинуть похуже, а если кто-то и приходил сюда с открытым сердцем (конечно, были и такие), ловчил поневоле, иначе попросту остался бы с одним мусором. Но самым скверным было не это, а отношение к музыке, понятное из многочисленных реплик. Сама музыка была глубоко безразлична этим людям (за отдельными исключениями), здесь властвовали соображения своеобразного престижа. Новый диск, только что из-за границы... Обыватели, с тоской думала Аня, такие же обыкновенные обыватели, как и все прочие. Те гоняются за модными шмотками, а эти за модными в их кругу пластинками, вот и вся разница. Эти, пожалуй, хуже. Ведь шмотки не несут в себе изначально духовного содержания, и там ярмарка тщеславия по-своему честна. А здесь... Вон тот жизнерадостный толстяк может похвастаться дорого приобретенной пластинкой "Лед Зеппелин-4" в идеальном состоянии, но способен ли он понять и оценить поэтическое волшебство и философскую глубину "Лестницы в небо"? Да он и пытаться не будет.

Вынырнул сияющий Олег с пластинкой "Назарета" в руке.

- Вот, выменял, - провозгласил он тоном полного довольства. Радуйтесь, господин Солдаев, скоро этот шедевр достанется вам...

- Не так скоро, - отмахнулся Солдаев. - Олег, Аня поддержала нашу идею и готова предоставить убежище...

- Политическое?

- Алкоголическое.

Олег подмигнул Ане и спрятал пластинку в портфель.

- Ну что, идем? - он похлопал себя по карману, в котором, очевидно, покоилась будущая водка, пока в виде рублей. - Тут у нас дел вроде больше никаких ?

- Никаких, - согласился Юра, укладывая в пакет Купера.

Меломаны уже расходились, в сторонке Лейтенант обрабатывал пионера.

- Да ладно тебе, давай твой "Битлз" махнем вот на это... Для движения! Это новая волна, волну любишь?

- Я вообще-то рок люблю, - смущенно признался пионер. Ему неловко было отказывать легендарному ветерану.

- Ну, так это рок! - пластинка Лейтенанта представляла собой занудную эстрадную лирику. - Знаешь какой ? "И-Эм-Ай "фигни не пишет! Посмотри состояние - зеркало!

- Тут мелкий песок...

- Сам ты мелкий песок! Муха не сидела! А твой "Битлз", кому он нужен... Одного застрелили, остальным на пенсию пора... Я уж так, для движения... Тебе отличную музыку - я знаю, ты собираешь...

Юра, Олег и Аня не стали дожидаться финала захватывающей сцены, впрочем, он вырисовался вполне отчетливо. Троица неторопливо направилась в сторону гастронома.

- Аня, - позвал Юра.

- Да ?

- Я тут взял у ребят кое-что послушать до следующей субботы... Через неделю надо вернуть... Пойдешь снова со мной ?

- Нет! - твердо ответила Аня и спохватившись, добавила мягче. Институт ведь тоже не последнее дело и по субботам...

Юра пристально посмотрел на Аню, но промолчал.

8.

В начале февраля 1517 года каравелла "Эсперанса" под командованием капитана Рафаэля Родригеса потерпела крушение близ острова Ямайка, в трехстах милях к юго-востоку от Кубы, которой управлял в то время губернатор испанского короля Карла Пятого Диего Веласкес. В полуразбитом ялике, почти без пищи и пресной воды оказались тринадцать человек во главе с самим Родригесом. Десять дней утлую лодку носило по волнам Юкатанского пролива, пока не прибило к мексиканскому берегу. Из тринадцати моряков выжили лишь семеро... Они были схвачены индейцами майя под предводительством Хала-Кайяра и доставлены в город Чампотон. Правитель города Моч-Ковах приказал немедленно принести пятерых в жертву богам...

Жрецы раздели испанцев, раскрасили их тела голубой лазурью и под грохот барабанов поволокли к пирамиде со статуей-идолом наверху. Обсидиановыми ножами они искромсали пятерых пленников и вырвали их живые сердца. Кровью пульсирующих сердец жрецы обагрили ужасающую маску истукана, а затем содрали кожу с одного из убитых моряков и накинули её на плечи торжествующего верховного жреца, тут же исполнившего жуткий танец ликования. Тела испанцев разрубили на куски, сварили и сожрали.

За отвратительной церемонией (о высокая культура майя, священная корова историков будущего!) принуждены были наблюдать двое оставшихся в живых - Рафаэль Родригес и Мартос Санчес. Их очередь ещё не пришла. Великий правитель Моч-Ковах решил, что если их немного откормить, они станут более угодными богам (то есть пожирнее и повкуснее - хотя пятеро убитых также были предельно истощены, но первых жертв боги требовали незамедлительно, а теперь подождут). Испанских моряков заперли в каком-то доме, но им удалось разобрать стену и бежать в лес. Через месяц голодных скитаний они присоединились к экспедиции Франсиско Эрнандеса, прибывшей в Мексику на трех кораблях в марте 1517 года. Их история стала известна миру... Считалось, что капитан Рафаэль Родригес и остатки его несчастной команды первые европейцы, ступившие на землю майя.

Но это было не так.

В 1514 году с благословения Святого Престола к Его Величеству обратился Альваро Агирре, которого уже никто в Риме не хотел видеть епископом Толедо. Агирре предложил королю снарядить миссионерскую экспедицию в Мексику, с тем чтобы принести заблудшим народам свет христианства и отдать их под защиту испанской короны. Проект был принят, но держался в строгом секрете - так в случае неудачи было легче скрыть от мира позор поражения, а в случае успеха - ослепить блеском состоявшегося триумфа.

Агирре с головой погрузился в подготовку экспедиции. Возникло больше трудностей, чем он ожидал, и лишь в середине июля 1516 года прекрасно вооруженный отряд из ста человек высадился в Мексике с тридцатипушечного корабля "Испания". После тщательных рекогносцировок и допросов плененных индейцев (их языку долго пришлось обучаться, но без его знания было бы трудно в дальнейшем) отряд двинулся вглубь страны. Агирре вел своих людей не в могущественную империю ацтеков, где в столице Теночтитлан правил Монтесума, а на юг, к укрытому за густыми лесами и горными цепями городу, называемому на языке индейцев Городом Падающих Звезд. Ста человек было явно недостаточно, чтобы сразиться с ордами Монтесумы, но не только это повлияло на решение Агирре. Он отлично сознавал, что Теночтитлан вскоре будет завоеван испанцами, пришедшими следом, а делиться властью он не собирался ни с кем. К тому же индейцы так завлекательно рассказывали о неисчислимых богатствах Города Падающих Звезд! Если и существовало Эльдорадо, оно находилось там...

Спустя два месяца отряд Агирре, поредевший на треть из-за коварных засад, нападений хищников, неведомых болезней и укусов ядовитых змей и насекомых, достиг цели. Обманом проникнув в город, испанцы атаковали дворец правителя. Победить сразу им не удалось, но в несколько кровавых дней они подавили всякое сопротивление защитников дворца и горожан, коим нечего было всерьез противопоставить огнестрельному оружию свирепых чужеземцев. Город, полный золота и соблазнов, лежал у ног Альваро Агирре, взывая о пощаде, а в великолепных храмах вместо разбитых идолов поднялись католические кресты.

13
{"b":"49712","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
После нас
Сто лет одиночества
Мозгоускорители. Как научиться эффективно мыслить, используя приемы из разных наук
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Простите, если назову вас м*даком. Как научиться играть по мужским правилам и побеждать в любви
S-T-I-K-S. Брат во Христе. Второе пришествие
Огненная дева
Убить пересмешника