ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Новая Вселенная, - Алгест словно не услышал Айсинга, но слегка улыбнулся, - ещё слишком нова, быстра и горяча. Кстати, именно туда вы забросили имперские фрегаты... К счастью, они не могли пострадать, их просто вытолкнуло обратно в мир Адалиона.

- А зачем, - спросила Юля, - вы оснастили "Ринго" этой ужасной пушкой?

- Какой пушкой? Ах, трансгрессором! - Алгест рассмеялся. - Юля, это не пушка, не оружие. Это экспериментальная установка для перемещения объектов в новую Вселенную. Эксперимент оказался неудачным. Уже построив этот трансгрессор, мы выяснили, что он мог сработать лишь однажды и совсем не так, как нам требовалось. Мы не стали его испытывать, но и демонтировать не стали - мы не любим лишних усилий. "Ринго" возил грузы с Корранта на орбитальные станции, а потом один усталый инженер перепутал программы, и мы потеряли корабль за Стеной.

- Как же на "Ринго" попал диск Чака Берри с плейером?

- Не знаю... Автоматы много любопытного привозят с вашей Земли, наверное, нашли где-то... А кому-нибудь из инженеров этот диск приглянулся, слушал его, да и забыл в каюте...

Юля вспомнила о периодически возникающих на Земле бумах вокруг "летающих тарелок". По крайней мере, некоторые "тарелки" могли быть автоматическими кораблями с Корранта!

- Теперь, - сказал Алгест, - я посвящу вас в суть нашего плана.

20

Со стеной что-то случилось, она точно раскрылась вглубь и стала одним громадным окном в море тьмы, где клокотала расплавленная магма юных планет на орбитах бушующих косматых звезд. На фоне величественной картины рождающегося мира Алгест несомненно выглядел богом, создателем, демиургом.

- Эта новая Вселенная, - он обвел панораму рукой, - остывает и формируется. Уже скоро многие планеты - но не все, и вы чуть позже поймете, почему - с нашей помощью станут прекрасными... Тогда начнется возвращение умерших к жизни. Они получат новые тела, лучше и совершеннее прежних. Те, кто посвящал себя созиданию, труду, творчеству, обретут любые возможности. Стремящийся к уединению художник сможет выбрать целую планету первозданной красоты. Другие захотят строить общества, государства, цивилизации. Миры ученых, миры писателей и поэтов. Фермер будет с усталой гордостью оглядывать свои свободные угодья, архитектор - воздвигнутые им города. Торговцы, представители стариннейшей и почтеннейшей профессии, будут торговать, объединяя страны и планеты, устанавливая связи, прокладывая торговые пути, способствуя движению вперед. Влюбленные встретятся вновь, осуществятся перечеркнутые смертью мечты.

- Так вот какой это будет мир, - восторженно шепнула Юля на ухо Лейти, но она поторопилась.

- Чтобы эти замыслы воплотились в реальность, - Алгест возвысил голос, - потребуется очень много энергии. На первых этапах развития для её получения понадобятся радиоактивные материалы. Их будут добывать на мрачных и страшных планетах те, кто провел предыдущую жизнь в низости и зле. Они же будут выполнять грязные и унизительные работы.

- Они станут рабами?! - воскликнула Юля. - Неужели в раю будут рабы?

- Они понесут наказание, - сурово сказал Алгест. - Это справедливо.

- Но они уже расплатились! Они умерли...

- Смерть - не расплата, а избавление. До изобретения конвертора смерть была концом всего. Умирали равно герои и негодяи. При чем же тут справедливость?

- Да, но это как-то... Немилосердно. Разве нельзя негодяев вообще не воскрешать? А минералы пусть добывают роботы...

- Спасибо за совет, - поклонился Алгест с изящной иронией. - Мы бы и не додумались. Юля, вы забыли, ради чего все это затевается... Второй шанс! Те, кто добровольно выбирал предательство, подлость, алчность, убийство, смогут заслужить прощение. И поверьте, у обитателей нового мира найдутся средства проверить, не притворно ли раскаяние!

- Ну, это другое дело, - успокоилась Юля. - а то получалось вроде вечных мук - гореть тебе в аду за какую-нибудь украденную в универмаге пару колготок... А что будет с женщинами, выходящими замуж ради выгоды?

- Они будут наказаны. Это одна из наихудших форм лжи и продажности. Когда-то и у нас такое встречалось, но мы научились безошибочно распознавать обман и карали его беспощадно. Самые отвратительные преступления - это преступления против любви. Не только такие, разные.

Юля не стала спрашивать, как именно карался обман в незапамятные времена на Корранте - наверняка подробности малоприятны.

- Но мы хотим, - продолжал Алгест, - чтобы подлежащих наказанию было как можно меньше, чтобы в существующих сейчас мирах увеличивалось количество добра. Это и есть та миссия, о принятии которой мы собирались просить вас.

Четыре удивленных взгляда скрестились на Алгесте.

- Вы намерены сделать нас миссионерами добра? - проговорил Джейсон с глубоким сомнением. - Но как мы справимся с этой задачей? Будем проповедовать на площадях? Как учит история, борьба со злом - дело благое, но безнадежное.

- Никто и не предлагает вам бороться со злом, - ответил Алгест. - Я говорил об увеличении количества добра, и я поясню, что имеется в виду. Мы получаем информацию из-за Стены от автоматов и путем нейтринного зондирования. Мы с печалью видим, что многие колеблются, и растет число, как выразилась бы Юля, кандидатов в ад. Но мы бессильны вмешаться, а немалую часть сведений мы даже не в состоянии правильно оценить, потому что не знаем конкретной обстановки. Вы могли бы поставлять нам более подробную информацию, намечать области для осуществления созидательных проектов, вовлекать в них множество участников.

- А зачем все это? - спросил Айсинг недоумевающе. - Куда как проще вам объявить во всеуслышание о конверторе и о второй жизни - через тех же роботов. Тогда никто не захочет в ад.

- Вы думаете, проще? - грустно улыбнулся Алгест. - А как быть с общепонятными доказательствами? Нашу физику смогут воспринять десятка два ведущих ученых. А остальные? Такой шаг попросту приведет к возникновению ещё одной религии в дополнение к сотням прочих. Но допустим, мы смогли бы доказать... Однако для нас имеет мало ценности добро, творимое ради будущего вознаграждения. А в участниках ваших проектов пробудилось бы подлинное стремление к добру, вкус к добру ради него самого. Это очень важно. Юля, разве на вашей Земле не найдется таких дел?

- Миллион, - не задумываясь, сказала Юля. - Например, у нас есть прекрасный город Венеция. Он медленно тонет, погружается в океан. Но у ЮНЕСКО нет денег для его спасения, а остальным наплевать.

- Вот бы и начать с этого... Но вы, вероятно, останетесь с Джейсоном в Империи?

- Наоборот, - заявил Джейсон. - Я отправляюсь с Юлей на её планету, раз это возможно, по вашим словам.

- Замечательно! Сделайте так, чтобы вся Земля озаботилась судьбой Венеции, но главное - привлекайте тех, кто теряет себя. Превратите тысячи разочарованных, растерянных, опустошенных в ваших добровольных помощников для практических работ. Пусть каждый сделает малое, но вы дадите ему почувствовать, что малое важно для всего проекта, спасения города. Вам нравится идея первого шага?

Юля вздохнула.

- Мне нравится то, как просто это видится с Корранта... Привлекайте, убедите... У нас все сложнее. Нужно влияние, нужны огромные деньги.

- А разве есть что-нибудь, чего вы с Джейсоном не могли бы достигнуть при нашей помощи?

С полминуты Юля подумала.

- Нет. Ничего такого.

Она больше верила в Джейсона, чем в помощь Корранта.

- И теперь, - добавил Алгест, - вы сможете отправиться прямо отсюда.

- Почему теперь? - спросил Джейсон.

- Потому что раньше вам пришлось бы сначала доставить Айсинга на Адалион. Только вы, Джейсон, с вашим интенциональным могуществом провели бы корабль с экипажем сквозь Темную Стену. Даже мы способны переправлять лишь неодушевленные объекты. Но сейчас это сделает Лейти! Любовь дала ей интенциональную силу, не уступающей вашей, а может быть, превосходящую её. Вас двое, и может быть, со временем таких, как вы, станет больше. Вы найдете их и направите к нам. Мы создадим корпус эмиссаров добра!

107
{"b":"49713","o":1}