ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он находился в саду, вернее - в парке, освещенном двумя фонарями перед крыльцом большой двухэтажной виллы. Окна нижнего этажа были распахнуты, свет горел только в одном окне. Стараясь ступать как можно тише, Корин подкрался к этому окну и заглянул внутрь.

Стефания О`Халлоран сидела на кушетке спиной к окну и разговаривала по телефону.

- Нет, не знаю, - услышал Корин. - Он не вышел ко мне, в номере его тоже нет... В отель? А что было делать? Я не знаю! Бикрам упустил его, а теперь и сам исчез, - она умолкла и долго прислушивалась к монотонному ворчанию в трубке, из которого Корин не мог разобрать ни слова. - Да, разумеется. Конечно, одна, кому же здесь быть... Я буду у вас, когда вы скажете. Хорошо, в семь.

Она положила трубку. Корин осторожно отошел от окна. Он решил, что настала пора лично предстать перед Стефанией О`Халлоран.

Она вышла на крыльцо, села в машину и дала звуковой сигнал. Автоматически открылся гараж, там вспыхнул свет. "Бьюик" вполз в освещенную пещеру. Теперь Корину надлежало действовать быстро.

Он вытащил из кармана линейку, которую использовал в качестве отмычки в отеле, и сломал ее пополам, наискосок. Она лопнула с сухим щелчком. Острым краем обломка Корин разодрал левый рукав пиджака и рукав рубашки, потом вонзил обломок в предплечье и дернул вниз, скривившись от боли. Рана получилась неглубокая, но крови должно быть достаточно. Корин подбежал к крыльцу и лег на ступеньки у двери. Как оказалось, вовремя - женщина воззвращалась из гаража.

При свете фонарей она отчетливо увидит лицо Корина. Если она встречалась с Бикрамом днем и он показал Корина ей... А в том, что они не знали его в лицо раньше, он не сомневался. В холле гостиницы Бикрам среагировал только на разговор с портье о Хатчкрофте. Они ждали не Корина, то есть не конкретно его. Они ждали того или тех, кто станет интересоваться Грегом Хатчкрофтом. Конечно, после исчезновения Хэйса Хатчкрофтом могла заинтересоваться и полиция, но те обычно представляются официально... И не полицейского ждал Бикрам в отеле, убивать полицейского нет смысла - не один, так другие, станет только хуже. Нет, недаром он так стремился познакомиться с новым постояльцем номера триста два.

Женщина вскрикнула и отступила на шаг. Испуг, но... ни тени узнавания.

- Не бойтесь, - Корин старался вложить в свой голос побольшемужественной печали и в то же время задыхался так, словно долго бежал. - Не бойтесь, я не причиню вам зла. За мной гнались преступники, я ранен... Сюда они не ворвутся, они меня потеряли...

Стефания О`Халлоран враждебно смотрела на него.

- Это частное владение. Уходите.

Корин застонал и схватился за раненую руку.

- Прекрасно, - язвительно произнес он. - Интересно, что скажет полиция, когда узнает, что в вашем частном владении отказали в помощи истекающему кровью человеку. Наверное, по закону это и не преступление, но...

Упоминание о полиции, похоже, испугало ее еще больше, чем появление незнакомца. Она казалась совершенно растерянной.

- Полиция? Зачем полиция, полиции не надо... Вы можете подняться?

- Постараюсь, - Корин оперся правой рукой на ступеньку. - Да помогите же! Если бы я хотел на вас напасть, уже тысячу раз успел бы это сделать.

Аргумент, видимо, убедил ее. Все еще с опаской она помогла Корину подняться на ноги, открыла дверь и провела его в дом, где он впервые хорошо ее рассмотрел.

Ее нельзя было назвать красивой в классическом смысле слова. Это лицо не было лицом с обложки журнала "Вог", но оно привлекало и волновало. Мимо такой женщины не пройти спокойно. Вовсе не обязательно она понравится, но заденет и заставит думать о ней. Что-то неуловимо восточное, а может быть, даже негритянское было в ее лице. Корин охотно держал бы пари на что угодно, что в далеком прошлом в ее роду был темнокожий предок. Темные волосы до плеч, смугловатая кожа. Большие карие глаза, чувственные крылья немного задранного вверх носа, прекрасной формы полногубый рот, белые, немного неровные зубы. Что касается фигуры, то насколько он мог прозревать сквозь свободное платье, тут все было в порядке. С возрастом показалось труднее - она принадлежала к типу женщин, которым после тридцати каждый год исполняется тридцать.

Такой увидел Корин Стефанию О`Халлоран - женщину, которая сорок минут назад пыталась его убить.

- О! - воскликнула она, отступая на шаг. - Вы весь в крови.

Корин посмотрел на разодранный рукав. Да, это выглядело убедительно.

- Идемте, я перевяжу вас...

Это предложение могло означать только одно - незачем вызывать скорую помощь и вмешивать посторонних людей.

Они пересекли просторный холл (Корин уже мог передвигаться самостоятельно), пыльный и заваленный всякого рода хламом, и вошли в маленькую комнату, имевшую более жилой вид. Корин повалился в первое попавшееся кресло. Довольно быстро и профессионально Стефания О`Халлоран промыла и продезинфицировала рану и сделала перевязку.

- Я была сестрой милосердия в госпитале святого Марка, - пояснила она, встретив немного удивленный взгляд Корина. - В сущности, ваша рана пустяки.

- Да... Немного задели ножом. Я больше вымотался. Проклятое хулиганье!

- Вообще-то у нас спокойный район, - сказала она с внезапным подозрением.

- Дурацкий случай. Пожалуй, даже в полицию звонить не буду... Просто счастье, что я наткнулся на вас. Вы не беспокойтесь, я отдохну немного и пойду.

Она явно обрадовалась этим словам. Нянчиться с Кориным всю ночь ей вовсе не улыбалось.

- Выпьете чего-нибудь для подкрепления сил?

- Благодарю, с удовольствием.

- Виски, бренди?

- Бренди.

Она вышла из комнаты. Ее не было минуту, две. Пять минут. Восемь. Корин прошел в холл, там было пусто и тихо. Прикинув, где может находиться кухня, он миновал короткий коридорчик и замер у приоткрытой двери. До его слуха донеслись какие-то странные звуки. Прислушавшись, он различил всхлипы, сдавленные рыдания. Стефания О`Халлоран плакала, горько и безутешно.

Корин бесшумно вернулся в комнату, достал пластмассовый флакончик и выкатил на ладонь прозрачную капсулу. Флакончик он спрятал обратно в карман, а капсулу раздавил пальцами так, что из нее вытекла большая часть содержимого. Ему не требовалось надолго выключать Стефанию О`Халлоран. Достаточно будет, если она спокойно поспит часа два, пока Корин обыскивает дом.

Она вернулась с бутылкой бренди, тут же погасила верхний свет и зажгла настольную лампу. Смысл маневра был ясен, но Корин и без того не собирался фиксировать внимание на ее покрасневших глазах и припухших веках.

- Я думал, вы там уснули, - сказал он с улыбкой.

- Бутылка куда-то задевалась. Перерыла всю кухню, - она достала из шкафчика две изящные и наверняка очень дорогие рюмки и разлила бренди. - За знакомство...

- Простите, я не представился. Меня зовут Майкл Брайтон.

- Джейн Лонгвилл.

Ну что ж, один-один.

Они выпили. Она поморщилась - скорее всего, просто не привыкла пить. Сомнительно, чтобы она могла различить в бренди привкус этого дьявольского психокиллера. У него не было никакого привкуса.

- Чем вы занимаетесь, мистер Брайтон? Не подумайте, что я слишком любопытна, но надо же о чем-то говорить.

- О, никакого секрета. То тем, то этим. Был когда-то репортером, потом заведовал отделом хроники в ливерпульской газете, потом... Да вы не слушаете меня.

- Простите, мистер Брайтон, что-то... - она попыталась приподняться, растерянно улыбнулась и повалилась на стол лицом вниз, успев, правда, подставить руку. Корин осторожно перенес Стефанию О`Халлоран на кровать. Эта штука подействовала значительно быстрее, чем он ожидал, хотя ему что-то говорили про индивидуальные особенности организма.

Очень трудно в одиночку обыскивать большой дом, особенно если совершенно не представляешь, что ты, собственно, расчитываешь найти. В комнате Корин не обнаружил ничего интересного и перебрался в холл, потом в другие помещения первого этажа. Все они производили впечатление запущенности и заброшенности, словно здесь никто не жил, точнее жили только от случая к случаю.

16
{"b":"49717","o":1}