ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Никогда не говорите "никогда", - сказал Коллинз с улыбкой.

- Теперь о Стефи, - произнес Корин. - Вы должны сделать так, чтобы ей ничто не угрожало.

- Разумеется. Она находится под защитой Соединенных Штатов Америки.

- Другого я и не ожидал... Прощайте, мистер Коллинз.

- До свидания, Сергей Николаевич. Вы знаете, как меня найти.

Коллинз сделал движение, как будто хотел обменяться с Кориным прощальным рукопожатием, но тут же резко повернулся и зашагал к своим оперативникам.

Открыв дверцу "Форда", Корин достал бутылку шампанского и двинулся к вертолету. Здесь Стефи, она совсем близко... Наверное, нужно все-таки подойти к ней, объяснить... Но Корин не мог заставить себя сделать это. Он забрался в кресло пилота и включил двигатель. Лопасти дрогнули, очень медленно начали раскручиваться, потом превратились в сверкающий звенящий круг. Вертолет приподнялся на полметра.

Сквозь треск мотора и свист винта Корин едва услышал знакомый голос. Он оглянулся. Стефи мчалась к вертолету в развевающемся платье, растрепанная, размахивала пакетом и сумочкой и что-то кричала. Вертолет поднялся уже метра на полтора. Она подбежала вплотную, закинула сумочку и пакет в кабину и уцепилась за край выреза в прозрачном пластмассовом шаре. Корин схватил ее за руку и легко втащил наверх. Она обняла его, плача и смеясь. Вертолет раскручивало над водой вокруг вертикальной оси. Берег удалялся.

- Ты хотел сбежать от меня, - задыхаясь, она перекрикивала мотор. - Но я не ЦРУ и не полиция. От меня так вот не сбежишь...

Вместо ответа Корин крепко прижал ее к себе, поднял машину метров на триста и сбросил газ. Шум немного утих, можно было уже не кричать, а просто говорить громко.

- Стефи, милая... Ты совершаешь ошибку. Мистер Коллинз только что напомнил мне, что у меня нет ни документов, ни денег. И с этим человеком ты хочешь...

- Ну, деньги-то у нас есть! - она хлопнула по пакету ладонью.

Корин искал какие-то возражения, но трудность состояла в том, что ему не хотелось их находить.

- Ты знаешь, - сказал он в итоге бесплодных поисков, - у нас есть и еще кое-что.

Он продемонстрировал бутылку шампанского, как следует встряхнул и отдал Стефи. Та незамедлительно открутила проволочное кольцо. Вылетела пробка. Белая пена хлестала во все стороны из кабины танцующего в воздухе вертолета. Корин и Стефи хохотали, как сумасшедшие.

- Скажи, - спросила Стефи, - а как это будет по-английски?

- Что?

- Ну, вот то, что ты мне говорил?

- А что я говорил?

Она наморщила лоб, припоминая.

- "У, йоулки"... И еще "чьерт, кэк этоу прикрэсноу".

Корин на секунду опешил, потом рассмеялся и задумался.

- Oh my, it`s just fanfuckingtastic, - перевел он.

Ч а с т ьв т о р а я

В м е ш а т е л ь с т в о

1.

Афганистан

41 километр западнее Урузгана

25 июня 1988 года

Что-то всегда остается за рамками.

Не бывает совершенно точно документированных событий, безупречных свидетелей, абсолютно доказанных преступлений. Даже в суде, изобличая преступника на основании четко выверенной системы собранных доказательств, судья всегда вынужден полагаться на большую или меньшую степень приблизительности, каким бы парадоксом это ни звучало. И чем дальше во времени уходит то или иное происшествие, тем труднее установить истину хотя бы в допустимых пределах... Особенно когда поискам истины кто-либо активно противодействует.

Боевая машина пехоты остановилась у скальной гряды под палящим солнцем. Дальнейшее продвижение было невозможным из-за скальных обломков и острых угловатых камней, преграждающих путь, но полковнику Истрину и не требовалось двигаться вперед. Руководствуясь данными разведки и результатами предварительного осмотра местности, он уже выбрал диспозицию.

Открылся тяжелый люк. Истрин спрыгнул на раскаленный грунт, огляделся, сделал несколько шагов под прикрытием нависшей скалы и посигналил водителю рукой. БМП проползла еще метров десять и замерла в ложбине под скалой, в указанной полковником точке. Первым из машины выбрался капитан Дерябин, за ним - шестеро вооруженных парней.

Это было особое разведывательно-диверсионное подразделение спецгруппы "Восток-2", использовавшееся только для проведения совершенно секретных операций. Всего шестеро плюс капитан Дерябин, но каждый из них стоил многих... Такая малочисленность, как и все на свете, имела и положительные и отрицательные стороны. Отрицательные вполне ясны, а одна из положительных, по мнению руководства, заключалась в том, что в силу специфики выполняемых подразделением Дерябина задач минимальное число посвященных - дополнительная гарантия сохранения тайны. В данной конкретной операции полковник Истрин предпочел бы, чтобы людей у него было еще меньше, но тогда неоправданно возрастал риск.

Из-за скалы Истрин и Дерябин медленно обвели биноклями расстилающуюся внизу равнину.

- Это там, - негромко сказал Истрин, показывая направление.

Дерябин кивнул. Обернувшись, он отдал несколько короткких команд, и шестеро заняли позиции в заранее намеченных пунктах. Потребовалась настолько незначительная корректировка первоначального плана, что даже капитан поразился точности разведанных, полученных Истриным, хотя и был уверен в их надежности.

Вооружение группы составляли обычные автоматы АК-74 калибра 5,45. Чудеса диверсионной техники были здесь ни к чему. Операция завершится либо молниеносным успехом, либо...

Полковник Истрин закусил губу.

Они ждали. Для них это являлось естественным и тем не менее едва ли не самым тягостным элементом любой операции. Только в кино деятельность спецподразделений состоит из беспрерывных драк, погонь и перестрелок. В реальности девяносто девять процентов времени - ожидание. Оно изматывает нервы почище яростной схватки, и лишь кажется, что для этих парней оно должно быть привычным. Привыкнуть к нему нельзя, научиться жить с ним в ладу - тоже. Остается ПРЕВОЗМОГАТЬ.

Ситуация усугублялась тем, что разведывательные источники полковника Истрина не смогли определить срок с приемлемой аккуратностью. От восемнадцати ноль-ноль до двадцати часов - в какую угодно минуту...

Это произошло в девятнадцать ноль восемь. Первым автомобиль заметил Дерябин и тут же подал сигнал о готовности.

- Товарищ полковник, - тихо произнес он, не отрывая взгляда от пылящего по равнине джипа, - вы бы в БМП посидели, а? Это наша работа.

- НАША, - подчеркнул Истрин. - Я пригожусь, капитан.

Дерябин молча пожал плечами.

Вторая машина появилась с юго-запада, двигаясь навстречу первой, как зеркальное отражение - тоже большой американский джип и тоже черного цвета. Оба автомобиля затормозили одновременно, когда расстояние между ними сократилось до трех метров, а до притаившейся в засаде группы Дерябина оставалось метров тридцать.

Джипы стояли там, неподвижно напротив друг друга. В их очертаниях виделось нечто зловещее, они напоминали безмолвных и опасных хищных глубоководных рыб. Двери не открывались, тонированные стекла не опускались. Неопределенность затягивалась, и полковника Истрина охватывало беспокойство, никак впрочем не отражавшееся на его лице.

Наконец двери обоих джипов синхронно распахнулись. Из машин вышли люди явно не европейской внешности, по пять человек из каждой. Они сжимали в руках укороченные автоматы. Если учесть, что водители оставались в машинах, всего там было двенадцать человек. Пустяки, мелькнуло у Истрина, и эта мысль сразу сменилась другой, более здравой: ничего нельзя знать заранее...

У двоих, кроме автоматов, были обьемистые атташе-кейсы. Один кейс появился из первого джипа, а другой вынесли из второго. Прибывшие обменивались неслышными из-за расстояния репликами.

Парни Дерябина не нуждались в координации действий. Люди на равнине были взяты на прицел по часовой стрелке: полковник Истрин навел автомат в голову того, кто стоял дальше всех слева, Дерябин прицелился во второго и так далее.

36
{"b":"49717","o":1}