ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далее шли наглые угрозы (взрывы в центрах мировых столиц, на атомных электростанциях, военных базах). Конкретных требований пока не выдвигалось. В намерения организации "Пламя Пророка" входило сначала парализовать мир ужасом, а затем свысока диктовать любые условия любому правительству.

Машина террористов притаилась в темноте там, где заведомо не могла привлечь ничьего внимания. Прожекторы на плотине были направлены в другую сторону, да и охранники вели себя весьма беспечно. Двое небрежно перебрасывались репликами у входа в штольню, остальных вообще не было видно. Вероятно, они спали в жилом вагончике, так как будка возле штольни также пустовала.

- Пора, - сказал Хасан, бросив взгляд на часы.

Саддам опустил оконное стекло и выставил в окно обезображенный глушителем ствол. Тончайшее перекрестье ночного прицела легло на силуэт затылка первого охранника. Выстрел прозвучал настолько тихо, что его едва расслышали даже в машине. Второй охранник импульсивно повернулся к внезапно упавшему товарищу, и пуля Саддама вошла в его правый висок.

- Путь свободен, - пробормотал Али Хасан.

Саддам кивнул и мысленно прибавил два к восемнадцати. Теперь на его счету двадцать трупов. Спустя минуту их станет двадцать четыре.

Трое вышли из машины и бесшумно двинулись к жилому вагончику. Им не пришлось перелезать через забор, они попросту обошли преграду по берегу реки Химки. Гамаль нес чемоданчик со снаряженным взрывным устройством на боевом взводе.

Догадка Али Хасана полностью подтвердилась. Четверо охранников безмятежно храпели на койках, не удосужившись запереть дверь. Приборы ночного видения не понадобились: отсвета прожекторов хватило Саддаму, чтобы хладнокровно застрелить всех четверых. Он и здесь не отступил от неизменного принципа: одна пуля - один человек.

- Не думал, что это будет настолько просто, - слегка разочарованно проговорил Хасан, разглядывая мертвые тела. Операция развивалась так гладко, что если бы Али Хасан был христианином, он бы перекрестился. Его не мучили знакомые шпионам предчувствия и суеверия насчет благополучного начала, потому что он не был и шпионом. Он был терминатором, роботом смерти, а роботам несвойственны иррациональные эмоции.

Покинув вагончик, террористы вошли в штольню, скупо освещенную дежурными лампами. Метрах в десяти от входа Хасан остановился.

- Здесь, - сказал он.

Гамаль установил чемоданчик с радиоуправляемым детонатором, и трое беспрепятственно вернулись в машину. Хасан отогнал ее на километр - отсюда можно будет полюбоваться фейерверком, не подвергая себя опасности, и преспокойно убраться восвояси.

Огонек радиопередатчика подмигивал на коленях Али Хасана. Гамаль достал телефон, чтобы непосредственно после взрыва связаться с доктором Мохаммедом и санкционировать передачу заявления.

Часовая стрелка застыла на цифре четыре, минутная приближалась к двенадцати, секундная описывала последний круг.

- Во имя Аллаха, - прошептал Хасан и нажал кнопку.

10.

Нью-Йорк

5 сентября 1998 года

Вечер

Корин быстро шагал по коридору второго этажа госпиталя Сент-Пол к палате Коллинза. Ему уже сообщили, что ничего необычного с пациентом отделения интенсивной терапии (куда Коллинза перевели из реанимации) не произошло, и у Корина отлегло от сердца. "Состояние тяжелое, но стабильное, - сказали ему, - ненадолго приходил в сознание. Поговорить?! И думать забудьте!" Но ни слова о каких-либо посетителях (кроме Шеннона) и тем более покушениях.

Навстречу Корину шел человек, издали показавшийся ему смутно знакомым. Когда расстояние между ними сократилось, сомнения исчезли: да, Корин знает этого человека, вернее, видел его. Видел на вилле Коллинза.

Парень в темном костюме тоже узнал Корина. Он остановился в замешательстве. Кроме них двоих, в коридоре не было ни души, и он, очевидно, решал дилемму: нападать или бежать. Победил здравый смысл: ведь при схватке неизбежен шум, прибегут люди... Парень повернулся на сто восемьдесят градусов и помчался прочь. Корин настигал его, но тут вечерний посетитель госпиталя Сент-Пол юркнул в какую-то боковую дверь и проворно запер ее за собой. Вышибая замок, Корин потерял бесценные секунды. Когда он ворвался в маленькую комнатку, заставленную шкафами с медикаментами, увидел только открытое окно. Второй этаж невысокий, за ним больничный парк, а дальше - весь Нью-Йорк...

Чья-то рука легла на плечо Корина.

- Что случилось? - спросил Крис Шеннон. - Вы за кем-то гнались?

- Ради Бога, Крис... С Фрэнком все в порядке?

- Настолько, насколько это возможно в его состоянии... Я только что от него. Они дают смотреть на него через стекло. А вот что с вами?

- Уф...- Корин опустился на подвернувшийся стул. - Он не успел.

- Кто не успел?

- Убийца, - Корин кратко рассказал Шеннону о встрече в коридоре. Ирландец присвистнул.

- Ну и дела... И что вы намерены предпринять? Мы не можем дежурить здесь сутками, а они пришлют кого-нибудь еще... Если только попробовать договориться с ФБР о выделении охраны?

- Крис, - устало ответил Корин, - охрана его не спасет. Если человека решили убить, его убьют так или иначе.

- Что же делать? А, вот что. Мы переведем Фрэнка в частную клинику "Бедлоу Инфэрмери", к доктору Иллингворту. Это мой друг, прекрасный врач и абсолютно надежный человек. Но перевод нужно обставить так, чтобы о том, куда его отвезут, знали только Иллингворт, вы и я.

Корин задумался.

- Но ведь придется договариваться с врачами Сент-Пола, - нерешительно сказал он. - А они вряд ли разрешат перевозить его, а если и разрешат, потребуют расписку, в которой...

- Джентльмены! - раздался громоподобный голос в дверях. - Это вы сломали замок?

Корин и Шеннон обернулись. На пороге стояла медсестра столь грозного облика, что двое видавших виды мужчин почувствовали себя нашкодившими юнцами.

- Видите ли, мэм, - несмело произнес Корин. - Мы...

- Я знаю, кто вы, - хмуро перебила медсестра. - Вы друзья пациента из двенадцатой палаты. Кажется, большие полицейские шишки? Но это не дает вам права...

- Нет, нет, мэм, - смиренно согласился Шеннон. - Конечно же, не дает. Мы немедленно оплатим стоимость замка и ремонта.

Переведя дискуссию в область финансов, Шеннон ловко ушел от ответа на естественный вопрос: а зачем, собственно, потребовалось ломать дверь? После недолгих препирательств проблема с замком была улажена, и Шеннон с Кориным вышли в коридор.

- Когда вы думаете ехать к доктору Иллингворту? - спросил Корин.

- Сейчас.

- Тогда я попробую взять на себя переговоры здесь. Щегольну полномочиями, которых не имею... Но если они считают меня какой-то полицейской величиной...

- Нет, давайте вместе, а потом к Иллингворту.

- Хорошо. Но будем вести переговоры прямо вот здесь, в этом коридоре! Нельзя ни на минуту не спускать глаз с двери палаты Фрэнка.

- Пока мы оба тут, никто не заберется к нему ни в дверь, ни в окно. И к Иллингворту я поеду один, а вы останетесь здесь.

Корин слегка улыбнулся.

- Теперь я более спокоен. Но скажите кратко, что дало ваше расследование?

- Обстоятельства аварии... - начал было Шеннон, но Корин сделал останавливающий жест.

- Уже не так важно. Поговорите с Биллом Глэйдом, и вам станет ясно, как произошла авария. Но что по моему знакомцу... Вернее, незнакомцу?

Шеннон развел руками.

- Увы, ничего. По моей просьбе ребята из ФБР занимались отпечатками пальцев на вилле, приметами, пистолетом... Ну, и той электронной игрушкой, которой он блокировал сигнализацию. Ноль. Наш парень чист, как ангел. Да этого и следовало ожидать, раз он не позаботился о перчатках... А о чем вам поведал Билл Глэйд? Чувствую, у вас улов посолиднее.

- Да, - подтвердил Корин, - но об этом вам убедительнее расскажет сам Глэйд. А пока вот что: мне срочно нужны сведения о программистах высшего класса, особенно о неких Барни Каммингзе и Роджере Купере. Сможете заняться этим сразу же, как только мы перевезем Фрэнка?

45
{"b":"49717","o":1}