ЛитМир - Электронная Библиотека

Обычно циркачи и бродяги так и поступали, поскольку считали свободу передвижения своим неотъемлемым правом, предоставленным им с незапамятных времен.

– Оставайтесь здесь! – приказал Маркус.

Джулия посмотрела на него с удивлением. Однако Маркус уже устремился вслед за Беппо. Эллиот ринулся за ним. Оставшись одна в комнате, Джулия закатила глаза к потолку. О, эта тяга мужчин к героизму! Как она раздражала Джулию! Наверняка все три сортира были взорваны, и теперь требовался не подвиг, а простая уборка.

Джулия не спеша вышла из столовой. Она не горела желанием видеть грязь или вдыхать вонь. Но ей хотелось выяснить, кто устроил это безобразие.

Не было в Европе ни одного цыгана или бродячего артиста, который бы не знал, что в поместье Барроуби странников всегда встречают гостеприимно. Дела здесь шли прекрасно, и поэтому хозяева усадьбы, не скупясь, давали бродягам мясо для ужина и дрова для костра, чтобы заезжий табор или труппа не самоуправничали в их угодьях.

Джулия была уверена, что эти люди не стали бы ей мстить.

Возможно, взрыв устроил какой-нибудь разозлившийся ухажер, обидевшийся на то, что ее выбор пал на Эллиота. Джулия тяжело вздохнула. Ее поклонники были заносчивыми и завистливыми людьми, и они вполне могли пойти на крайние меры.

Выйдя на подъездную дорожку, она остановилась. Главная уборная усадьбы была взорвана. Оглядевшись вокруг, Джулия поморщилась от отвращения. Кто посмел напасть на усадьбу вдовы, которая носит траур? Кто совершил эту диверсию? Может быть, кто-то знал о том, что она претендует на вакантное место Лисы в «четверке», и хотел помешать ей получить его?

Поразмыслив хорошенько, Джулия отвергла это предположение. Нет, члены «четверки» не стали бы заниматься такой ерундой. Взрыв уборных походил скорее на ребяческую месть разочарованного поклонника.

Эллиот, осторожно ступая, приблизился к Блайту-Гудмену, который внимательно осматривал обломки деревянной постройки. Доски были разбросаны взрывом на несколько футов вокруг.

Царивший здесь беспорядок производил на Джулию удручающее впечатление. Вздохнув, она подумала о том, что теперь придется строить новые уборные. Джулия жестом подозвала Игби, одного из своих лакеев, обожавших заниматься акробатикой. Лакей приблизился к ней, широко расставив грязные руки, которыми боялся запачкать ливрею. Актеры и циркачи, населявшие дом Джулии и выполнявшие обязанности слуг, очень серьезно относились к своей новой роли. Они берегли свои «костюмы».

– Умойтесь и съездите в деревню за плотниками и досками, – распорядилась Джулия, когда Игби подошел к ней. – Новые уборные должны быть построены к завтрашнему утру.

Игби поклонился:

– Слушаюсь, миледи. Я немедленно выполню ваше приказание.

Повернувшись, Джулия заметила, что мистер Блайт-Гудмен встал на колени прямо в грязь и внимательно рассматривает обугленные с одной стороны доски. Джулией овладело любопытство. Интересно, что он там увидел? Кроме того, ее поразило, что столичный денди с таким пренебрежением относится к своей одежде. Неужели разгадка тайны взрыва была для него важнее собственного гардероба?

– Ради Бога, Маркус, не прикасайтесь к этой дряни! – взмолился Эллиот, заглядывавший через плечо приятеля.

Лицо Эллиота было зеленоватого цвета. Жениха Джулии тошнило от страшной вони.

Однако Маркус не обращал на Эллиота никакого внимания. Он увидел, что внутренняя сторона досок не была опалена огнем, и это показалось ему странным.

– Значит, в уборной был не простой фейерверк, – раздался за его спиной мелодичный женский голос.

При его звуке Маркуса охватила дрожь, но он тут же усилием воли унял ее и бросил через плечо задумчивый взгляд на леди Барроуби. Она, приподняв юбки, подошла к нему и склонилась над обломками досок.

– Что вы хотите этим сказать? – спросил Маркус.

Он понимал, на что она намекала, и разделял ее мнение, но было странно принять тот факт, что женщина обладала необыкновенной прозорливостью и пришла к тем же выводам, что и он сам. Кроме того, Маркуса поражало, что Джулия держалась мужественно и стойко. В отличие от Эллиота, который совершенно раскис.

Джулия пристально взглянула на почерневшую с внешней стороны древесину.

– Мы всегда строим уборные по строгому плану, с глубокими выгребными ямами, – сказала она. – Поэтому я могу ответственно заявить, что внутри постройки не было достаточно воздуха для того, чтобы возникло огромное пламя. – Наклонившись ниже, она понюхала обломки. Эллиота передернуло от отвращения, когда он увидел это. – Для взрыва был использован порох, – с уверенностью сказала Джулия. – Причем в большом количестве. – Она выпрямилась и с мрачным выражением лица еще раз огляделась вокруг. – Если бы во время взрыва в уборной находились люди, они погибли бы. Все могло закончиться трагедией.

– А вы уверены, что никто из ваших слуг не пострадал? – спросил Маркус.

Джулия покачала головой:

– Если бы произошло какое-нибудь несчастье, мне бы сразу доложили об этом.

Маркус некоторое время пристально смотрел на Джулию. Не обращая на него внимания, она не сводила глаз с обломков уборной и о чем-то напряженно размышляла. Джулия покусывала нижнюю губу, как всегда, когда находилась в глубокой задумчивости. Маркус знал об этой ее привычке. Нижняя губа Джулии слегка припухла, увлажнилась и порозовела. Это выглядело очень соблазнительно.

Маркус перевел взгляд на свои перепачканные сапоги. «Думай о деле, идиот!» – приказал он себе.

Маркусу поручили провести расследование, предметом которого была Джулия. И ему следовало помнить, что у предмета расследования не бывает соблазнительных губ и других прелестей. Все связанные с Джулией факты требовали осмысления и анализа, а эмоции могли помешать рассудку сделать правильные выводы.

Но с другой стороны, Джулия была человеком, на собственность которого покусились неизвестные преступники. И несмотря на то что она была его конкурентом, Маркус, как джентльмен, должен защитить ее. Совершенное в усадьбе злодеяние могло привести к смерти людей. Он никогда не простил бы себе, если бы отказал Джулии в помощи.

Но тут в душе Маркуса шевельнулось подозрение. А что, если Джулия сама устроила этот взрыв, преследуя какие-то неизвестные ему цели? Однако Маркус тут же отмел эту мысль. Он видел, как взволнована и обеспокоена была Джулия. Она искренне заботилась о безопасности обитателей усадьбы. Маркус понимал, что судьба слуг была ей небезразлична.

Его мать утверждала, что о качествах того или иного человека можно судить по тому, как он разговаривает со своими слугами. Маркус не знал, была ли забота леди Барроуби о своей прислуге всего лишь маской, или она искренне любила всех, кто жил с ней под одной крышей.

– Вы и мистер Эллиот должны немедленно вернуться в деревню, – неожиданно сказала Джулия, обращаясь к Маркусу. – Передайте владельцу постоялого двора, что я заплачу ему за чистку вашей одежды.

Сказав это, леди Барроуби повернулась и направилась в самый эпицентр взрыва.

– Я хочу остаться здесь, – заявил Маркус. – Уверен, что вам понадобится моя помощь.

Джулия остановилась и, обернувшись, бросила на Маркуса удивленный взгляд. Ей нечего было возразить, так как ущерб, нанесенный взрывом, был на лицо.

В конце концов она кивнула:

– Ну что ж, оставайтесь, если вам это угодно. Я буду благодарна вам за поддержку в трудную минуту.

– Я тоже остаюсь, – глубоко вздохнув, заявил Эллиот.

Уголки губ Джулии дрогнули, и она взглянула на Маркуса, как будто хотела, чтобы он вместе с ней посмеялся над беднягой Эллиотом. Однако Маркусу было сейчас не до шуток. Выражение его лица оставалось сосредоточенным. Маркус боролся с охватившим его возбуждением охотника.

Джулия слегка нахмурилась и, повернувшись, зашагала туда, где слуги уже начали наводить порядок. Они разбирали доски и таскали ведра с водой, чтобы отмыть забрызганные грязью соседние постройки.

Эллиот проводил хозяйку усадьбы долгим взглядом.

20
{"b":"4972","o":1}