ЛитМир - Электронная Библиотека

Джилли, как звала ее покойная мать, или Джулия, как называл ее недавно скончавшийся муж, стояла в коридоре за дверью комнаты и самым беззастенчивым образом подслушивала разговор гостей.

В конце концов, это ее дом (по крайней мере до тех пор, пока не объявились другие наследники Барроуби) и она вольна делать в нем все, что хочет. Разговор, который вели в гостиной четверо джентльменов, живо интересовал Джулию. Она имела непосредственное отношение к тому делу, которое они обсуждали.

Резкий, несколько гнусавый голос лорда Ливерпула, премьер-министра Англии, нельзя было перепутать ни с каким другим.

– Я не могу поверить в то, что Олдос оказался таким беспечным! Он сорок лет служил тайным агентом и за это время мог выбрать себе преемника. Мне кажется, что у него был ученик, но этот человек устал ждать своего часа и вышел из игры.

«Ошибаетесь», – с усмешкой подумала Джулия. В гостиной поднялся гул голосов. Собеседники лорда Ливерпула были не согласны с его высказыванием. В разговор вступил Лев, белокурый исполин, лорд Гринли:

– Я никогда не слышал о том, чтобы кто-нибудь из числа завербованных выходил из игры. Только не приводите мне в пример Этериджа. Он все еще находится на службе. Хотя Этеридж и не стал одним из членов «четверки», он является действующим агентом.

– Барроуби должен был понимать, что у него в запасе мало времени, – задумчиво произнес один из гостей. Судя по голосу, это был лорд Рирдон, человек, недавно ставший новой Коброй. – Ему было почти семьдесят!

Четвертый джентльмен, Сокол, лорд Уиндем, все больше молчал. Джулия знала, что этот человек был очень осторожным и осмотрительным и не бросал слов на ветер.

Олдос успел многое рассказать ей о своих коллегах.

«Старые забияки, с которыми я служил раньше, никогда не приняли бы тебя в свои ряды, – говорил ей Олдос в ту пору, когда был еще крепок и здоров. – Но сейчас в политику пришло новое поколение. Надеюсь, этих молодых людей коснулись современные веяния и новые члены «четверки» окажутся менее консервативными, чем их предшественники».

Однако Джулия видела, что Олдос в этом очень сомневался. Но несмотря на его сомнения, она сама все последние пять лет верила в удачу. А что ей еще оставалось делать? И вот теперь пришло время действовать. Джулию ждало трудное испытание.

Расправив плечи, она пригладила волосы и постучала в дверь гостиной. Джулия надеялась, что на ее щеке не осталось отпечатка от резной дубовой филенки, к которой, подслушивая разговор, она прикладывала ухо.

Услышав разрешение войти (лорд Ливерпул решил, наверное, что это стучится слуга), она переступила порог комнаты. Мужчины, с удивлением взглянув на нее, поспешно встали.

– Добрый день, леди Барроуби! – поклонившись, поздоровался лорд Рирдон.

Его легко было узнать по политическим карикатурам сэра Торогуда. Остальные джентльмены тоже поклонились хозяйке дома, но с менее приветливым выражением лица.

Джулия сразу же поняла, что Рирдон будет на ее стороне. В поддержке Гринли и Уиндема она была не так уверена. Что же касается лорда Ливерпула, то Джулия слишком хорошо знала его и не сомневалась, что этот человек будет чинить ей препятствия.

Она сделала реверанс.

– Приветствую вас, милорды.

Ливерпул выступил вперед, но не стал приближаться к Джулии. Она отметила это. Возможно, премьер-министр вообще избегал подходить близко к кому бы то ни было. Впрочем, на этот раз он, быть может, поступил правильно. Он чувствовал бы себя неловко рядом с женщиной, которая была на голову выше его.

Джулии было странно видеть в своей гостиной всех этих влиятельных господ.

Молчание затягивалось, и лорд Ливерпул сдержанно кашлянул.

– Прошу простить меня за назойливость, леди Барроуби, вам сейчас, конечно, не до этого, но я хотел бы задать вам один вопрос, – начал он. – Скажите, был ли у вашего супруга в последние годы близкий друг, какой-нибудь молодой аристократ?

Джулия могла ответить на этот вопрос, не кривя душой.

– Нет, милорд, у Олдоса не было такого друга. Мой муж в течение последних лет ни с кем не виделся.

А теперь настало время сообщить этим господам самое важное. Джулии не следовало слишком долго держать их в неведении. Сделав глубокий вдох, она произнесла, чеканя каждое слово:

– Господа, человека, которого вы пытаетесь найти, не существует. Нет никакого молодого аристократа, есть только я. – Сделав паузу, она сглотнула от волнения и, чувствуя на себе изумленные взгляды гостей, добавила: – Я – Лиса.

И тут же в комнате поднялся невообразимый шум. Пока джентльмены что-то кричали, перебивая друг друга, Джулия сохраняла полное спокойствие.

Наконец она кашлянула, призывая присутствующих к тишине, и они понемногу угомонились. Только Ливерпул все еще продолжал тихо бормотать себе под нос проклятия, в этот момент премьер-министра можно было принять за пациента лечебницы для душевнобольных.

– Милорды, поймите, я не прошу у вас позволения быть Лисой, – промолвила Джулия. – Я сообщаю вам, что я – Лиса. Все последние три года я была тайным агентом. Я знаю все, что было известно моему супругу, а значит, во многих вопросах более осведомлена, чем вы все, за исключением, конечно, господина премьер-министра.

– Все это наглая ложь! – возмущенно воскликнул Ливерпул. – Все эти годы я общался с Барроуби и часто советовался с ним. В прошлом году, когда мою кандидатуру выдвинули на должность премьер-министра, я долго переписывался с Олдосом, чтобы согласовать с ним некоторые вопросы. Если бы письма писал за него кто-нибудь другой, я бы сразу догадался об этом!

– Вы переписывались со мной, Роберт, – скрестив руки на груди, заявила Джулия. – Я могу это доказать, но мне кажется, что вам не захочется слушать меня. Ведь я слишком много знаю о вас. Мне известно о вас гораздо больше, чем любопытный читатель может почерпнуть из газет.

Ливерпул нахмурился.

– Вы ведете опасную игру, милочка, – сказал он.

– Вообще-то ко мне следует обращаться «миледи», – поправила его Джулия. – Впрочем, ради нашего знакомства отбросим формальности.

Ливерпул промолчал. Он что-то лихорадочно обдумывал. Джулия догадывалась, над чем именно размышляет этот человек. Она знала собравшихся в ее гостиной людей лучше, чем их собственные матери. Они были для нее открытой книгой, даже лорд Рирдон, который совсем недавно занял вакантное место в «Королевской четверке».

Джулия повернулась к Дейну Колуэллу.

– Позвольте поздравить вас со вступлением в брак, лорд Гринли, – сказала она, – и пожелать счастья вам и вашей супруге. Она поистине бесстрашная женщина.

Дейн Колуэлл учтиво поклонился, но в его взгляде сквозила настороженность.

– Вы довольно хорошо осведомлены, миледи, несмотря на то что долго прожили в поместье Барроуби почти в полной изоляции, – прищурившись, заметил он.

Джулия кивнула:

– Действительно, я сочла необходимым создать собственную сеть осведомителей. Я хочу владеть правдивой информацией.

– Значит, вы не собираетесь признавать, что обманываете нас? – быстро спросил Ливерпул, пытаясь сбить ее с толку.

Олдос предупреждал Джулию, что этот человек недоверчив и коварен.

Джулия вскинула голову и свысока посмотрела на премьер-министра.

– Я говорю чистую правду. Олдос хотел оставаться Лисой как можно дольше. Он сказал, что не сложит с себя полномочий до тех пор, пока в состоянии выполнять свои обязанности, и поручил мне занять его место в «четверке», когда наступит время. – Джулия тяжело вздохнула. – К сожалению, это время наступило намного скорее, чем мы рассчитывали.

На лице Ливерпула не дрогнул ни один мускул. Джулия поняла, что от этого человека не стоит ожидать сочувствия. Ну что ж, она все равно будет гнуть свою линию. Джулия поклялась, что не подведет Олдоса и с честью выполнит его последнюю волю. Он хорошо подготовил ее и до конца верил в то, что она способна занять место Лисы.

«Они проверят силу твоего характера, – предупреждал ее Олдос. – Но ты не будешь знать, когда и как они подвергнут тебя испытанию. Впрочем, тебе не следует ни о чем беспокоиться. Ты сможешь пройти проверку, если будешь твердо стоять на своем и докажешь им, что ты не робкого десятка».

3
{"b":"4972","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рассмеши дедушку Фрейда
Витязь. Тенета тьмы
Ответное желание
Одержимость
Дори и чёрный барашек
Сад бабочек
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Руки оторву!