ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако пока проверку на прочность проходила не Джулия, а ее ковры, по которым нервно расхаживал Ливерпул.

– Вы слишком молоды! – после долгого, напряженного молчания воскликнул премьер-министр, который не собирался сдаваться.

Джулия мягко улыбнулась.

– В истории уже был такой прецедент, – сказала она. – В эпоху правления короля Генриха VI одиннадцатый Сокол занял место в «четверке» в возрасте девятнадцати лет. Мне было двадцать, когда Олдос передал мне свои полномочия.

Сокол кивнул.

– Она права, – с непроницаемым выражением лица заметил он.

Джулия сдержанно улыбнулась ему, благодаря за поддержку.

– Я понимаю, что вы все шокированы, – промолвила она. – Вам понадобится время, чтобы смириться с мыслью о том, что членом «Королевской четверки» стала женщина. – Сделав реверанс, Джулия направилась в двери. Однако у порога она остановилась и бросила гостям через плечо: – И все же прошу не забывать, что я – Лиса и никому не уступлю свое место.

Выйдя в коридор, она плотно закрыла за собой дверь. Пройдя несколько шагов, Джулия почувствовала, что напряжение спало и у нее начали дрожать колени. Сердце переполняла гордость. Она сделала это! Джулия осадила четырех самых влиятельных политиков в королевстве. Пожалуй, это было ее главным достижением за последние годы. Ее захлестнула волна противоречивых чувств – испуг, радость, уверенность в своих силах.

Джулия понимала, что борьба еще не окончена. Эти люди сделают все возможное, чтобы не дать ей войти в «четверку». Особенно опасен Ливерпул. Ему очень не понравились намеки Джулии на то, что она много знает о нем. Трое остальных джентльменов, пожалуй, не станут возражать против его решения физически устранить Джулию как угрозу общему делу. Джулии необходимо убедить лордов в том, что она нужна им, что женщины талантливы, умны и преданы своей родине не меньше, чем мужчины.

Выйдя в холл, Джулия прижалась горячим лбом к холодной стене.

– О, Олдос, – прошептала она, – видел бы ты выражение их лиц. – Джулия негромко засмеялась. – Я бы с удовольствием взглянула на эту картину еще раз!

Джулия знала, что за ней из-за угла наверняка наблюдает Беппо. Приосанившись, она обернулась и кивнула дворецкому, невысокому жилистому человеку.

– Я вас слушаю, Беппо.

Слуга вышел из своего укрытия.

– Милорды просили передать, что ждут вас в гостиной, миледи, – доложил он. – Они хотят вас видеть. Если вам это будет угодно, конечно.

Беппо, который совсем недавно нанялся на службу в большой аристократический дом, добавил последнюю фразу от себя. «Милордам» было наплевать, угодно ей или нет видеть их. Закрыв на мгновение глаза, Джулия собралась с духом.

Сейчас она снова окажется под шквалом огня.

Переступив порог гостиной, она увидела, что джентльмены стоят, выстроившись в одну линию. Они похожи на шеренгу солдат, которым предстоит произвести расстрел. У Джулии упало сердце. Взглянув в глаза лорда Ливерпула, она поняла, что ее не ждет ничего хорошего.

– Надеюсь, вы приняли какое-то решение, господа? – ровным голосом спросила она.

«Будь осторожна, – сказала себе Джулия. – Тебе нельзя враждовать с ними. В противном случае, даже если ты одержишь верх в этой борьбе, они все равно будут избегать сотрудничества с тобой».

Лорд Рирдон поклонился ей.

– Мы пришли к заключению, что не можем сегодня принять окончательное решение, миледи, – промолвил он. – Нам нужно время, недели две, чтобы все хорошенько обдумать.

Джулию охватило волнение. Значит, голоса разделились поровну и обсуждение таким образом зашло в тупик. Интересно, кто голосовал за нее? Скорее всего Рирдон и Гринли. По слухам, оба они были счастливы в семейной жизни, а значит, имели более высокое мнение о женщинах.

В таком случае премьер-министр и красавчик лорд Уиндем высказались против нее.

Джулия сделала глубокий реверанс.

– Я останусь здесь, в Барроуби, и буду ждать вашего решения, господа, – сказала она.

Тот, кто наблюдал за домом поместья Барроуби, видел, как из него ближе к вечеру вышли четверо погруженных в глубокую задумчивость джентльменов.

Что заставило этих почтенных господ уйти в свои мысли?

Внезапно внимание наблюдателя привлекла женщина, стоявшая на крыльце и, по-видимому, провожавшая гостей. Предзакатное солнце играло бликами в ее золотистых волосах, выбивавшихся из-под шляпки с вуалью. Взгляд шпионившего задомом человека впился в нее.

«Нет, этого не может быть», – растерянно подумал он.

Его охватили дурные предчувствия. Он попытался разобраться в своих эмоциях, но понял только, что глубоко поражен.

Прячась за деревьями, соглядатай подкрался ближе, хотя это было опасно. Но ему во что бы то ни стало надо проверить, не ошибся ли он.

Стоявшая на крыльце молодая женщина повернулась в его сторону и устало опустила плечи. Теперь наблюдатель мог хорошо разглядеть ее глаза, овал лица, отливающие золотистым блеском волосы. Он окончательно убедился в том, что не обознался. Да, это была она. Но как эта молодая леди оказалась здесь?

И главное, что общего у нее с теми людьми, которые сейчас садились на верховых лошадей? Шпион следил именно за гостями поместья. И вот оказалось, что эти влиятельные джентльмены посетили дом, хозяйкой которого была хорошо знакомая ему леди. Нет, он никак не ожидал увидеть ее здесь.

Она была одета в траур. Может быть, джентльмены приехали, чтобы выразить соболезнование вдове одного из пэров?

Нет, все это было похоже на дурной сон или галлюцинацию. Скорее всего он все же ошибся и…

Но тут наблюдатель заметил медальон, сверкнувший на груди одетой в траур дамы, и сразу же узнал его, поскольку сам заказывал это украшение у ювелира. Медальон представлял собой золотую змею, обвившуюся вокруг большого изумруда.

Значит, это все же она. Ему следовало смириться с очевидным, хотя и необъяснимым фактом.

Женщина тем временем повернулась и направилась в дом.

«Что же мне теперь делать? – думал следивший за каждым ее движением человек. – Как повернуть ситуацию в свою пользу?»

В его голове быстро созрел план действий. Он увезет эту женщину с собой. Но постарается сделать это не силой, постарается добиться, чтобы она уехала с ним добровольно.

Он мог бы, конечно, просто похитить ее. Но где взять столько денег, чтобы оплатить услуги сторожей? Ему не по карману любовницы, которых нужно держать под замком, контролируя каждый их шаг.

Зато этой даме муж наверняка оставил большое наследство. Наблюдатель улыбнулся своим мыслям. При желании она могла бы зафрахтовать для них целое судно.

Если он уговорит ее уехать с ним добровольно, то потом, на борту судна, сможет захватить ее в плен и насильно увезти в Париж. И тогда наконец закончатся его мучения.

Конечно, нелегко будет осуществить этот план. Он прекрасно знал, с какими трудностями ему придется столкнуться. Несмотря на все его обещания и заверения, женщина может не согласиться ехать с ним. И в этом нет ничего удивительного. Действительно, кто на ее месте добровольно отказался бы от роскошной жизни богатой вдовы?

Впрочем, ему следует не рассуждать, а немедленно действовать.

Джулия долго стояла на крыльце, провожая взглядом четырех удалявшихся всадников.

Наконец они исчезли из вида. Джулия не была удивлена тем, что джентльмены не захотели остаться на ночь в Барроуби, воспользовавшись ее приглашением. Они прекрасно понимали, что каждое их слово, произнесенное в стенах усадебного дома, верные слуги тут же передадут своей госпоже, и не хотели рисковать.

Перед мысленным взором Джулии снова возникли четверо ее гостей – трое рослых, статных джентльменов и один невысокий и энергичный. Каждый из них был по-своему хорош собой и привлекателен. Если бы на месте Джулии была более слабая женщина, у нее наверняка закружилась бы голова в присутствии таких очаровательных мужчин. К счастью, Джулия умела хорошо владеть собой.

4
{"b":"4972","o":1}