ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы слишком много знаете, – продолжал лорд Ливерпул. – Мы не можем позволить вам продолжать вашу деятельность, особенно теперь, когда ваша кандидатура окончательно отвергнута. – Премьер-министр бросил на Джулию колючий взгляд – Мы не уверены, что вы не попытаетесь отомстить нам за свое поражение.

– Я не мстительна, – сказала Джулия, но Ливерпул не слушал ее.

– Вы отправитесь в монастырь, который мы для вас выберем, и проведете в нем остаток жизни. Вы будете полностью отрезаны от внешнего мира. Всякое общение с вашими агентами и прислугой будет тоже запрещено. За ними уже охотятся члены «Клуба лжецов»…

– Мои люди преданы британской короне! Они не смогут изменить ни Британии, ни мне!

– Тем не менее мы серьезно рискуем. «Клуб лжецов» следует за нами по пятам… Наши противники непременно попытаются захватить ваших людей и выведать у них информацию, которой они располагают.

Бродячие артисты, агенты Джулии, знали очень много. При мысли об этом холодок пробежал по ее спине. Что теперь с ними будет? Она втянула их в неприятную историю…

Дела обстояли хуже, чем она предполагала. Разбитое сердце и разрушенные мечты были лишь началом крушения. А теперь Джулия узнала, что «четверка» решила запереть ее в монастыре и уничтожить близких людей!

Олдос предупреждал ее о подстерегающих опасностях. Он учил и наставлял ее, передавал ей свой богатый опыт. Но Джулия не оправдала его надежд, она так и осталась глупой, наивной девчонкой. Она доверилась Маркусу, и он пустил в ее сердце отравленную стрелу.

Члены «Королевской четверки» расправятся с ее друзьями, бродячими артистами, и правильно сделают. Потому что люди Джулии разбредутся по всему свету, и, конечно же, придет время, когда кто-нибудь из них проговорится о своем прошлом. Джулия чувствовала себя виноватой в том, что ее друзьям теперь грозила неминуемая гибель.

Нет, она не могла бросить их в беде. Даже рискуя своей жизнью, Джулия кинулась бы спасать своих людей. «Один за всех, все за одного» – таков был их девиз.

– Я все понимаю, – промолвила она. – Для меня интересы Англии превыше всего, поэтому я выполню все ваши требования. Но у меня есть одна-единственная просьба… – Джулия чувствовала, что ей трудно дышать. Она намеревалась нарушить данное слово и поэтому сильно нервничала. – Позвольте мне попрощаться с моими людьми. Они не будут сопротивляться вашим приказам, если убедятся, что со мной все в порядке.

– Я против, – заявил Ливерпул.

– Я за, – быстро сказал Маркус.

Лев, бросив на него одобрительный взгляд, буркнул:

– Я тоже.

Сокол пристально посмотрел на Джулию. Она выдержала его пронзительный взгляд, однако, по-видимому, ему удалось прочитать ее тайные мысли.

– Я против, – заявил он.

Все это время Кобра стоял молча, скрестив на груди руки.

– Против, – промолвил он одно-единственное слово. Джулия была удивлена его решением. Ей казалось, что Кобра должен был проголосовать в ее пользу. Впрочем, теперь уже ничего нельзя поделать. Она с покорным видом кивнула, соглашаясь с вердиктом «четверки». По крайней мере Джулия убедилась в том, что Маркус испытывает чувство вины. Возможно, он даже раскаивается в содеянном. Дейн тоже был за нее. И это радовало Джулию.

– Вы дадите мне время собрать вещи? – спросила она.

Ливерпул покачал головой:

– Монахини снабдят вас всем необходимым. Орден Святой Клары, следуя христианским заповедям, живет в бедности. Поэтому вам не понадобится многое из того, к чему вы привыкли.

«Из грязи в князи, а потом из роскоши – снова в нищету», – с горечью подумала Джулия. Эта мысль затронула тайные струны ее души. В ней проснулась прежняя дерзкая и непокорная Джилли. И Джулия была рада этому внезапному перерождению.

Джилли было наплевать на то, что ей придется сидеть на хлебе и воде и носить лохмотья. Каменные стены монастыря не могли удержать ее. Джилли не желала хранить верность «четверке» и предавать тем самым своих людей, которым грозит неминуемая гибель.

Почувствовав прилив новых сил, Джулия дерзко улыбнулась стоявшим напротив нее джентльменам.

– Идите все к черту! – весело крикнула она и позвала своих людей. – На помощь, ребята!

Несколько мгновений в комнате царила мертвая тишина. Гости были потрясены произошедшей с ней переменой. И только Маркус сразу же не на шутку встревожился.

– Было бы лучше, милорды… – начал было он, но тут дверь гостиной с грохотом распахнулась и в комнату ввалилась толпа слуг леди Барроуби, вооруженных кочергами, скалками и вилами.

Не дожидаясь распоряжений своей госпожи, Мег с ходу напал на Сокола. Однако тот ловко увернулся от скалки и нанес повару удар в живот. Мег устоял на ногах и снисходительно усмехнулся.

Беппо решил взять на себя самого премьер-министра. Дворецкий начал размахивать перед его лицом метлой, и Ливерпул отступил в дальний угол комнаты.

– Бегите, миледи! – крикнула Пиклз, бросившись с кочергой на Маркуса, который в растерянности отшатнулся от пожилой женщины.

Джулия устремилась к выходу.

– Ребята! – крикнула она, обернувшись на пороге. – Пора запрягать лошадей! Помните, судья не дремлет!

И с этими словами она покинула дом. Слуги поняли, что имела в виду Джулия. Она хотела сказать, что им необходимо закладывать кибитки и незамедлительно уезжать из этих мест.

Это все, что могла сделать для них Джулия. Ее люди были бродячими актерами и умели добывать средства на пропитание. Они разъедутся по всему свету, и члены «Клуба лжецов» вряд ли смогут добраться до них.

Глава 18

– Не хотите ли прогуляться со мной по лесу, миледи?

Я позволяю ему взять меня за руку, хотя мы оба без перчаток. Его кожа грубее моей. Это ладонь всадника, а не денди. Он ведет меня в сторону деревьев. Он сжимает мои пальцы так, словно они принадлежат ему. Мы молча входим в полумрак леса, где лишь густые тени следят за нами.

Я закрываю глаза и вдыхаю запах прохладной суглинистой почвы и свежей зелени. Открыв глаза, я вижу, что он смотрит на меня. Я знаю, что его взор устремлен на мою грудь, и снова делаю вдох, давая ему возможность полюбоваться ее колыханием. Он не сводит горящих глаз с того места, где легкий муслин платья облегает мои прелести. Вскинув голову и расправив плечи, я позволяю ему вдоволь насладиться этим зрелищем. Я хочу, чтобы он смотрел на меня, хочу, чтобы хотел меня.

Его взор вспыхивает огнем, и он придвигается ко мне ближе. Я ощущаю свою власть над ним. Он хочет меня так сильно, что не станет вежливо просить раздеться, а разорвет корсаж платья, чтобы обнажить мою грудь. Он жаждет припасть губами к моим затвердевшим соскам, поигрывать с ними языком и покусывать их. Он хочет повалить меня на землю и овладеть мной.

Этот темный лес мог бы испугать человека, впервые забредшего сюда. Но он находился на территории поместья Барроуби, а Джулия хорошо знала округу и могла найти здесь дорогу с завязанными глазами. Джулия уверенно пробиралась сквозь заросли, раздвигая руками ветки, минуя стволы поваленных деревьев и перепрыгивая через небольшие ручейки.

Она обходила едва заметные ямы, в которые мог бы угодить чужеземец. Джулия слышала свое громкое натужное дыхание, в висках гулко стучала кровь. Но шаг хозяйки поместья по суглинистой почве, усыпанной опавшей листвой, был бесшумным.

Джулия пробиралась в чащу леса, где сплетались сучья деревьев и можно было легко спрятаться в густых непроходимых зарослях. Туда вел едва заметный проход, который проложил олень, ходивший, чтобы полакомиться сочными ягодами с колючих кустов малины и ежевики.

Джулия не предполагала, что здесь, кроме нее, может оказаться еще кто-нибудь. Она не заметила слежки. Поэтому у Джулии сперло дыхание, когда на нее сзади кто-то набросился. Тем не менее она резко повернулась и вонзила острые ногти в щеку нападавшего. Однако ему удалось повалить Джулию на опавшую листву и припечатать ее руки к земле так, что она больше не могла сопротивляться.

42
{"b":"4972","o":1}