ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 2

Его широкие плечи загораживают свет, падающий от пылающего в камине огня. Я вижу только очертания скул и подбородка лежащего на мне человека. Он делает мощные ритмичные движения, и я чувствую его огромную силу. Я глажу его плечи, чтобы ощутить под влажной шелковистой кожей его напрягшиеся мускулы. Я не хочу закрывать глаза, хотя на меня накатывают волны наслаждения. О, как здорово было быувидеть сейчас его лицо! Мне так хочется, чтобы он смотрел на меня в тот момент, когда по моему телу пробежит судорога экстаза. Я хочу быть бесстыдной в своем сладострастии. Я хочу, чтобы он любил меня такой.

В «Палате четырех», располагавшейся в одном из многочисленных помещений Вестминстера, Маркус Рамзи предстал перед своим наставником и его коллегами. Пытаясь скрыть свой страх и робость, он сжимал кулаки, чтобы унять дрожь в руках. Его надежда занять вакантное место в «четверке» постепенно таяла.

– Неужели она всерьез считает себя новой Лисой?

Дейн Колуэлл пожал плечами:

– Она утверждает, что уже в течение нескольких лет действовала вместо своего мужа, выполняя его обязанности.

Лорд Ливерпул озабоченно нахмурился!

– Она поставила под угрозу всю деятельность «четверки», – заявил он. – Кто знает, что натворила эта женщина, вмешиваясь в наши – то есть в ваши – дела?!

Маркус с сомнением посмотрел на премьер-министра.

– Неужели вы поверили ей? – спросил он. – Ну, это же просто смешно! Она наверняка лжет. Совершенно очевидно, что эта женщина каким-то образом узнала о существовании «четверки» и теперь пытается извлечь выгоду из смерти своего мужа!

Рирдон покачал головой:

– Я понимаю, что вся эта история кажется невероятной, но прислуга подтвердила, что последние три года Барроуби действительно был не в состоянии вести дела. Его врач дал такие же показания. Лиса не мог ни говорить, ни держать перо в руке. Он с трудом узнавал окружающих. Так твердят те, кто был рядом с ним. Но по проведенным за это время делам нам казалось, что Лиса все три года находился в отличной форме.

Маркус усмехнулся.

– Поместье Барроуби теперь принадлежит этой женщине, а значит, вся прислуга находится у нее в руках, – заявил он. – Слуги скажут все, что она им прикажет!

Ливерпул повернулся к членам «четверки».

– Я тоже так считаю! – воскликнул он.

– Ну что ж, эта не исключено, – согласился Дейн. Маркуса поразило то, что его наставник ведет себя так сдержанно и, кажется, не собирается открыто становиться на его сторону.

– Как вы можете всерьез относиться к претензиям этого легкомысленного создания? – удивленно спросил он.

Дейн пожал плечами:

– Если бы она была мужчиной, то имела бы больше шансов занять вакантное место в «четверке», чем вы.

Рирдон кивнул, соглашаясь со своим коллегой:

– Вы правы. Ее обучали три года, а затем еще три года она выполняла обязанности члена «четверки». Прекрасный послужной список для человека ее возраста.

Маркус с изумлением переводил взгляд с одного джентльмена на другого. «Да они все спятили!» – думал он.

– Выполняла обязанности?! – с негодованием воскликнул он. – Какие? Отдавала распоряжения слугам, чтобы они приготовили чай и принесли ее больному мужу ночной горшок?

– Вот именно! – поддержал его Ливерпул. – Эта женщина каким-то образом втерлась в доверие к Барроуби, когда он начал впадать в старческое слабоумие. Он стал, по-видимому, болтлив и многое рассказал ей. Нам следует быть крайне осторожными с молодой красивой женщиной, которая теперь вполне может выйти замуж за своего ровесника!

– У нас недостаточно информации о ней, – заметил Сокол. Его настоящее имя вылетело у Маркуса из головы. – Мне кажется невероятным, что какая-то девчонка обвела вокруг пальца хитрого старого Барроуби. Нам надо собрать больше сведений об этой женщине.

Что касается Маркуса, то он считал, что всех присутствующих нужно срочно отправить в лечебницу для душевнобольных. Но он готов был поддержать любого, кто так или иначе помешал бы леди Барроуби занять место в «четверке».

– Я займусь этим, – сказал Маркус.

Дейн искоса посмотрел на него.

– Но вы заинтересованное лицо и не сможете быть объективным, – заявил он.

Ливерпул поднял руку, требуя, чтобы ему дали слово.

– А я считаю, что Драйден прекрасно справится с заданием и соберет об этой женщине необходимую информацию, – заявил он. – Да, он необъективен, но это скорее его плюс. Мы можем быть уверены в том, что он не увлечется этой невероятной красавицей и она не помешает ему проводить расследование.

Лорд Рирдон усмехнулся:

– «Невероятной красавицей»? Я и не думал, что вы обращаете внимание на подобные вещи, Роберт.

Ливерпул бросил на Рирдона недовольный взгляд:

– Я могу быть безразличен к женской красоте, но я не слеп. Нельзя недооценивать влияния подобных созданий на мужчин.

Рирдон достал что-то из кармана и бросил этот небольшой предмет Маркусу. Маркус ловко поймал его. Это был миниатюрный овальный портрет, выполненный на слоновой кости и обрамленный позолоченным серебром.

Дейн в недоумении поднял бровь.

– Вы ограбили вдову, Нейт? – спросил он.

Рирдон пожал плечами:

– Она не хватится этой миниатюры. У нее целая коллекция таких портретов.

Маркус внимательно взглянул на изображение. Леди Барроуби действительно прелестна. Серые кроткие глаза, мягкий овал лица, красиво очерченные губы… Она выглядела удивительно юной. Ее взгляд светился надеждой.

У Маркуса вдруг защемило сердце, и он быстро спрятал портрет в карман.

– Довольно миленькая, – небрежно заметил Маркус. – Однако заверяю вас, господа, что я не дам этой женщине сбить себя с толку, как бы хороша собой или даже «невероятно красива» она ни была.

Дейн внимательно посмотрел на Маркуса.

– И вы сделаете объективное заключение на основе собранных сведений, даже если будете знать, что оно помешает вам занять место в «четверке»? – задумчиво спросил он.

Маркус выдержал пронзительный взгляд своего наставника.

– Если вы не доверяете мне, то я вообще не могу надеяться когда-нибудь занять это место, – сказал он.

– Ну что ж, вы правы, – после некоторого молчания сказал Дейн. – Я не возражаю, чтобы за это дело взялись вы.

Рирдон кивнул.

– Это расследование обещает быть интересным, – заметил он. – Если женщина все же сможет войти в состав «четверки», то круг кандидатов на членство в ней сразу же резко расширится.

– Избави Боже, – сказал Ливерпул. – Что же касается предложения Драйдена, то я согласен с ним.

– Вы упускаете один важный момент, – вступил в разговор Сокол. – Если эта женщина хорошо информирована о наших делах, то она прекрасно знает, кто такой Драйден.

Дейн на мгновение задумался.

– Может быть, – наконец согласился он с Соколом. – Хотя, мне кажется, она считает себя единственным кандидатом на вакантное место. В переписке с ее мужем я, конечно же, не назвал никаких имен.

– Не забывайте, что у нее есть и другие каналы для сбора информации, – заметил Сокол и, подняв глаза к потолку, добавил: – Мне бы очень хотелось узнать какие. – Вздохнув, он перевел взгляд на Маркуса. – Ну что ж, в добрый путь, но советую вам все же воспользоваться псевдонимом.

Развязно ухмыльнувшись, Маркус отвесил поклон.

– Разрешите представиться, господа, Маркус Блайт-Гудмен к вашим услугам, – произнес он. – Свободный, как птица, обаятельный младший сын одного аристократа.

На губах Рирдона заиграла улыбка.

– Она подумает, что вы альфонс или охотник за приданым, – заявил он.

Маркус посерьезнел.

– Пусть думает что хочет. Наклеив на меня ярлык, она успокоится и перестанет ко мне приглядываться.

– Отлично, – сказал Сокол и встал со своего места, давая понять Маркусу, что разговор окончен. – Мы ждем вашего отчета дней через десять.

Поклонившись, Маркус вышел в коридор. Хотя члены «четверки» доверяли ему секретную информацию, они имели право в любую минуту, не церемонясь, выставить его из комнаты. Ну ничего! Через пару дней Маркус выведает у леди Барроуби все ее тайны, и тогда уже никто не посмеет указывать ему на дверь.

5
{"b":"4972","o":1}