ЛитМир - Электронная Библиотека

От удара у Джулии перехватило дыхание, из глаз посыпались искры. Она чувствовала острую боль в лодыжке. Лошадь Курта легко перепрыгнула ограду через пролом, который сделал жеребец, и, храпя, остановилась рядом с Джулией.

Джулия попыталась отползти в сторону. Она была не в состоянии ни бежать, ни даже звать на помощь. Впрочем, это было бы бессмысленно. Курт спешился и повернулся, чтобы подойти к ней. Однако в этот момент прогремел выстрел. Курт замер, и его глаза начали стекленеть.

– Мы не собирались убивать вас… – пробормотал он побелевшими губами и рухнул на землю лицом в траву.

Его лошадь вздрогнула от выстрела и попятилась.

Джулия не понимала, что происходит. На несколько мгновений вокруг воцарилась жуткая тишина. Придя в себя, Джулия попыталась подползти к Курту. Какие бы цели ни преследовал этот человек, он был верным солдатом, находившимся на службе и защищавшим свою страну. Нельзя позволить ему умереть.

– Наконец-то эта прелестная птичка попалась в мои сети, – раздался рядом с ней вкрадчивый голос, и Джулия увидела чистые, но изрядно поношенные сапоги подошедшего к ней человека.

– О, слава Богу, я здесь не одна, – пробормотала Джулия. – Вы должны помочь этому человеку…

Джулия подняла глаза и оцепенела. Ей показалось, что мир рухнул, свет померк, добро обернулось злом, а мертвые вышли из своих могил и стали расхаживать по земле. Во всяком случае, один из них предстал сейчас перед ней.

– С какой стати я должен оказывать помощь человеку, которого только что застрелил? – раздался все тот же вкрадчивый голос.

Человек в потертых сапогах опустился рядом с ней на кор-точки. На его губах играла улыбка.

– Какая хорошенькая птичка! Вы очень похожи на свою мать, – сказал он и нежным движением руки убрал золотистую прядку волос, упавшую на лицо Джулии.

Это был Химера, которого многие считали мертвым.

Джулия застыла от ужаса. Она была не в состоянии уклониться от сильного удара кулаком, который пришелся ей в челюсть.

Глава 23

Зимой комнаты в доме Барроуби кажутся такими темными и холодными. Как хорошо, что я здесь не одна.

Джулию разбудил аромат кофе. Кто-то поднес чашку к ее губам, и она с жадностью сделала глоток. Кофе был крепкий, сладкий, с молоком. Именно такой напиток Джулии готовила в детстве мать, которая была родом из Парижа.

Джулия открыла глаза и, увидев перед собой Химеру, отвернулась. Она ничего не хотела принимать из рук этого человека, поэтому тут же выплюнула кофе, который отпила из чашки.

Впрочем, ей не приходилось ждать от этого человека ничего хорошего. Джулия заметила, что находится в убогой спальне дешевых меблированных комнат. Она полусидела на кровати, откинувшись на спинку. Руки были привязаны к столбам, на которых крепился балдахин. Лодыжки тоже были связаны. Кроме того, обхватывавшая талию веревка была примотана к постели.

Джулия чувствовала себя совершенно беспомощной. Она была неспособна к сопротивлению. Ее охватила паника, по спине побежали мурашки.

– Вы красивее, чем она, – промолвил Химера. После этих слов страх Джулии исчез, он истлел, словно листок бумаги над пламенем свечи, Джулию охватил праведный гнев. Она в упор посмотрела на стоявшего у кровати ублюдка.

– Вы ничего не понимаете в красоте, – процедила она сквозь зубы. – Ваш удел – сеять зло. Только на это вы и способны.

Он улыбнулся:

– Как вы можете произносить столь резкие слова в мой адрес? Ведь мы с вами совсем недавно познакомились.

– Я уже несколько лет слежу за вами и знаю обо всех ваших злодеяниях, – сказала Джулия, не спуская с Химеры горяшего ненавистью взгляда. – Вы – само зло во плоти. Увидев вас, я сразу поняла, кто передо мной.

– Вы, оказывается, не только хороши собой, но и наблюдательны. Это полезное качество. – Химера пересек комнату и, поставив чашку с кофе на шаткий деревянный столику стены, снова обернулся к Джулии. Его глаза смотрели на нее холодно. – Но слишком неудобное для меня. Боюсь, что оно может помешать мне достигнуть намеченной цели.

Джулия откинула голову на спинку кровати.

– Такой уж я родилась, – заявила она.

– А мне кажется, что в вас много наносного. Ваш характер испортили те люди, с которыми вы общались. Хотя в двадцать три года все еще поправимо. – Он щелкнул пальцами. – Мне, конечно, понадобится время, чтобы научить вас повиноваться, но, к счастью, у меня сейчас нет срочных дел.

Он улыбнулся. И по спине Джулии снова побежали мурашки.

– Думаю, что мне удастся перевоспитать вас, – добавил Химера.

– Вы хотите с помощью насилия и побоев добиться от меня полного подчинения? – Джулию душил смех. – У вас ничего не получится!

Ее вызывающее поведение привело Химеру в гнев, однако он старательно сдерживал его. Внутренний голос предостерегал Джулию от опрометчивых поступков, но она уже закусила удила.

– Хотите, я дам вам совет, как со мной обращаться? – насмешливо спросила Джулия. – Итак, слушайте! Когда будете снова наставлять меня, действуйте осторожнее. Не сломайте мне челюсть. Кроме того, я требую, чтобы вы хорошо кормили меня. И еще, держитесь от меня подальше, если хотите уцелеть.

Химера зло прищурился.

– Я просто стараюсь помочь вам, – издевательским тоном продолжала она. – Посудите сами, если вы будете избивать меня кнутом, на моем теле останутся шрамы и следы. Переломанные руки и ноги плохо срастаются…

Химера, размахнувшись, ударил ее кулаком в живот. Джулия захрипела, наклонившись вперед. От следующего удара ее вырвало прямо на платье. Химера продолжал бить ее до тех пор, пока Джулия не потеряла сознание.

Маркус в глубокой задумчивости стоял на берегу озера поместья Барроуби. Он начал сомневаться в том, что ему удастся справиться с обязанностями Лисы. Все документы, содержащие важнейшую информацию, были надежно спрятаны в каком-то тайнике. Его местонахождение знала только Джулия. Без этого архива Маркус не мог приступить к работе. Он уже обыскал весь дом и территорию усадьбы, но ничего не нашел.

Судя по всему, «под озером» тоже ничего не было. Маркус нанял несколько крепких деревенских парней, которые согласились нырнуть в студеный водоем. Они обшарили все озеро в поисках секретных документов, но ничего не нашли. Маркус, придя в отчаяние, сам отважился войти в ледяную воду и вместе со всеми обыскивал дно озера до тех пор, пока не окоченел.

Тогда деревенский кузнец сделал по его заказу огромные железные грабли, их привязали к лодкам и пустили по дну озера. С помощью этого приспособления на берег вытащили кости домашнего скота, диких животных и даже несколько человеческих скелетов. Но ничего похожего на контейнеры, в которых могли бы храниться документы, так и не нашли. Казалось, что поместье Барроуби, неприглядное и как будто вымершее в это холодное время года, насмехается над Маркусом.

– Мне жаль, милорд, но мы ничего не нашли, – сказал деревенский кузнец, печально поглядывая на груду мусора, поднятого со дна озера.

Его печаль была, конечно, вызвана тем, что Маркус обещал огромное вознаграждение тому, кто найдет «что-нибудь, похожее на сундук, ящик или шкатулку».

Маркус похлопал парня по спине.

– Так или иначе, я благодарен вам за помощь, – сказал он и повернулся, собираясь вернуться в дом.

Поиски не принесли никаких результатов и их пора было прекратить.

– Милорд! – окликнул его кузнец. – Скажите, скоро ли вернется наша леди?

Маркус остановился.

– Я знаю, что адвокаты работают не покладая рук. В конце концов они найдут наследника Барроуби, – осторожно ответил он. – Надеюсь, скоро в поместье приедет хозяин.

Он хотел продолжить свой путь, но кузнец снова заговорил:

– А как же наша леди? Вы не знаете, где она? Мы очень беспокоимся о ней. Если бы все было хорошо, она никогда не покинула бы нас не простившись.

«А мне, напротив, кажется, что это для нее вполне привычное дело», – с горечью подумал Маркус.

54
{"b":"4972","o":1}