ЛитМир - Электронная Библиотека

Монти был обнажен, словно греческая статуя, но под своими ищущими руками она чувствовала не холодный мрамор. Это был горячий сильный самец, заставлявший ее сгорать от желания. Будь у нее возможность, она серебристыми, как лунный свет, красками, нарисовала бы каждый дюйм этого обнаженного божества, во всей его дикой, первобытной, волнующей силе.

На нем оставалась только маска, скрывавшая лицо. Маска, которую, слава Богу, она не попыталась снять. Это был символ той тайной мечты, какой оставался для нее Монти.

Как бы сильно ей ни хотелось увидеть его, в глубине души она понимала, что вместе с маской, если она ее снимет с Монти, исчезнет мечта. И Роза снова превратится в соблюдающую приличия Клару.

Ее платье последовало за его одеждой, а их обнаженные тела, казалось, сверкают в лунном свете.

Не отрываясь друг от друга, они подошли к импровизированному ложу из занавесок и упали на него.

Монти навис над ней, и когда начал раздвигать ей бедра, она остановила его. Чтобы отдышаться и подумать о том, что ее волновало.

– Я не зачну, – произнесла она. – Сейчас не опасно.

Монти эта проблема не волновала. Клара же все объяснила Бентли, который не очень хотел ребенка.

Монти нежно поцеловал ее, с трудом сдерживая желание.

– Жаль, что обстоятельства не позволяют зачать ребенка, мой цветочек.

Неожиданно на глаза Кларе навернулись слезы, и она нетерпеливо смахнула их.

– Если бы обстоятельства позволяли, мой милый, тебе не пришлось бы уходить от меня.

Она взяла его лицо в ладони и еще раз поцеловала.

– Но такова реальность. Этот чердак, эта ночь – вот все, что у нас есть. Так давай не будем больше терять ни минуты.

Далтон чувствовал, что лицо ее мокро от слез. Они жгли его. Он поступал нечестно, неправильно, но искренне. В этот момент он был самим собой.

Клара обхватила ногами его бедра.

– Войди в меня, – прошептала она. – Я готова держать тебя там всегда.

У Далтона защипало глаза. Это не было лихорадочное совокупление, как он представлял, поднимаясь по лестнице. Это был священный момент, обещание, точнее, обет. Если он примет участие в судьбе этой женщины, то никогда уже не станет прежним.

Он целовал ее долго и медленно, так же медленно погрузился в нее. Это было похоже на возвращение домой.

Боль, вызванная толщиной его плоти, слегка потревожила ее, но она подалась ему навстречу. Это был не Бентли и не какой-то неизвестный любовник, а красивый и неповторимый Монти, и момент их соития был таким же прекрасным, как он сам.

Спустя несколько секунд боль утихла, и Клара расслабилась. Он ускорил темп, и Клара, ощущая его внутри себя, забыла обо всем на свете.

Каждый толчок был откровением, каждый вздох, которым они обменивались, – обещанием. Она оглаживала ладонями его великолепное тело, запоминая каждый дюйм. Он же продолжал раскачиваться над ней, все с большим неистовством погружаясь в нее неторопливыми, но неумолимыми толчками.

Его резко очерченные скулы блестели от пота в призрачном лунном свете, контрастируя с черной маской, закрывающей верхнюю часть лица. Глаза сверкали в темноте, загадочные и опасные.

Ей бы надо испытывать отвращение к самой себе, но она знала, что не сможет жить дальше, если не произойдет то, что произошло.

Он. Внутри. Над ней. Его прикосновение. Его жар.

Его любовь.

Пик приближался, и она без колебаний переступила грань, ее взгляд был неотрывно прикован к ярко блестящим глазам под маской. Прежде чем взлететь на вершину блаженства, она поняла, что любит этого мужчину и будет любить всегда.

Глава 15

Что она натворила! Мысли вихрем кружились в голове. Она отдалась человеку, которого не знала. По сути, незнакомцу! Почему же ее не мучает стыд?

Клару это нисколько не удивляло. Блаженство, возможно. Быть может, надежда. Ее измученное сердце, казалось, расцвело в тепле его желания.

Разумные планы проносились у нее в голове, как в пору ее девичества. Она прямо сейчас может уйти с Монти. Выйти за него замуж, поселиться в крошечной комнатке и наслаждаться любовью.

Все это попахивает романтикой, о подобных вещах пишут в книгах. Но ведь у нее отложены кое-какие средства, и, возможно, достаточно небольшой подсказки, чтобы Монти понял, что благоразумнее найти менее рискованное занятие.

Конечно, он не просил ее убегать с ним. Но он сказал, что при других обстоятельствах…

«Ты даже не видела его лица».

Клара вздохнула. Нудный внутренний голосок прав. Возможно, она слишком торопит события. Она перекатилась через теплое тело Монти и поднялась на локтях рядом с ним.

Он задремал. На нем была одна только маска, его красивое тело было скромно прикрыто самым краешком бархатной занавески. Клара улыбнулась и быстро сдернула его покрывало.

– Эй, там! – Он открыл глаза и улыбнулся ей. – А я уж волновался, что ты снова превратишься в скромницу. – Он потянул ее покрывало. – В таком случае будем квиты.

Клара засмеялась и позволила ему стянуть прикрывающую ее занавеску до талии. Потом она накрыла его руку своей рукой, останавливая его.

– Это не по-джентльменски, я голая, а ты нет.

Он с удивлением оглядел себя. Клара, притворившись, будто ей стыдно, закрыла лицо ладонями.

– Что скажут обо мне люди? Ведь я даже не видела твоего лица.

Он поднес руку к маске и замешкался. Сердце у Клары замерло. Монти виновато улыбнулся:

– А я и забыл, что она на мне.

– Значит, ты не родился в ней?

Она шутливо толкнула его. Он обнял ее за шею, привлек к себе и поцеловал. Она закрыла глаза, а когда их открыла, маски уже не было. В лунном свете она увидела его лицо – каждая черточка была знакома, как своя собственная.

Возникшая боль была яростной и мгновенной.

Далтон молча ожидал ее реакции, но выражение лица Клары не изменилось. Только глаза были широко раскрыты.

– Я тебе не нравлюсь? – прервал он наконец молчание.

– Ты совершенен, – прошептала она. – Самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела.

Далтон снова ее поцеловал, и Клара ответила на поцелуй. Далтон перекатился через нее, возбуждение моментально охватило его, едва он почувствовал под собой ее тело.

Что эта женщина с ним делает…

Она обвила его за шею руками, впилась в его губы и долго не отпускала. Оторвавшись от нее, Далтон попытался скрыть свое изумление и усмехнулся.

– Знай я, что меня ждет такой поцелуй, я бы снял маску еще в первую ночь, – шутливо произнес он.

Клара не улыбнулась, лишь обхватила его лицо ладонями. В ее глазах стояли слезы. Далтон посмотрел в окно. Луна скрылась за облаками. Скоро станет совсем темно. Только сейчас он понял, что не успел рассмотреть ее при лунном свете. Но пора было уходить.

– Я вернусь, – пообещал он, потянувшись за своей одеждой.

– Нет, – сказала она, натягивая платье. – Останется только одна эта ночь – Роза и Монти в лунном свете.

Он положив руки ей на плечи.

– Я не могу вот так просто уйти…

Кончиками пальцев она коснулась его губ, заставляя замолчать…

– А я смогу.

Было больно слышать это от нее.

– Сможешь?

– Вы не должны принимать фантазию за реальность, сэ… Монти. – Она сделала шаг назад, потом еще один, и его руки соскользнули с ее плеч. – Этот чердак был страной грез, а мы вами – всего лишь миражами.

Далтона удивила сухость, вдруг появившаяся в ее тоне, но боль от услышанного разметала все мысли.

– Я этого не допущу!

Последний слабый отблеск лунного света исчез за тучами, и она пропала в темноте, воцарившейся на чердаке. Раздался скрип старого сухого дерева, и наступила тишина.

– Роза! Роза, мы не закончили. Мы не можем так рас статься!

Его хриплый шепот эхом разнесся по чердаку, который был так же пуст, как и его сердце.

Далтон томился в своем потайном кабинете на чердаке «Клуба лжецов», когда Саймон постучал по скрытой панели и вошел, не дожидаясь приглашения.

36
{"b":"4973","o":1}