1
2
3
...
41
42
43
...
68

– Он мертв?

Далтон сделал последний рывок, бросил мужчину и внимательно посмотрел на него.

– Не думаю. Я ударил его не так сильно, как мне бы хотелось.

Он опустился на колени и дернул за капюшон. Открылось лицо с тяжелыми чертами и шрамом от подбородка до брови.

Клара наклонилась ниже, она могла вполне искренне поклясться, что никогда не видела такой устрашающей внешности. Однако Далтон провел одной рукой по своему лицу и отпустил такое ругательство, которое она слышала разве что от повара в доме Уодзуэрта.

– В чем дело? Вы его знаете?

– Да. Он работает на меня.

– Ох! Значит, он для нас не представлял никакой опасности.

– Он представлял большую опасность. Керт умеет не только готовить, но еще и убивать. Более того, я не приказывал ему являться сюда. Это задание, должно быть, спущено сверху, кем-то вышестоящим. – Далтон повернулся, достал одну из погасших свечей и зажег от угля в камине. Затем он начал быстро двигаться по комнате, собирая те немногие вещи, которые она распаковала, и бросая их в ее саквояж. Он взял пояс от ее платья и связал им руки незнакомцу. Клара, затаив дыхание, следила за ним.

– Насколько хорошо вы знакомы с подобными вещами?

Он бросил на нее взгляд, который ей ничего не сказал.

– Пойдемте. Мы должны отсюда уйти. Они начнут нас преследовать в течение часа, если Керт не вернется.

– Нас? Я поняла, что этот человек работает на вас.

– Работал. А сейчас скажите мне, что вы невиновны ни в каком заговоре против Короны.

Она широко раскрыла глаза:

– Заговор? Я рисую картинки, милорд. Я не шпионка.

Уголки его рта изогнулись.

– А вот я шпион. – Он поднял ее сумку и притянул Кларе руку. – Или был им. И только что перешел на противоположную сторону.

Глава 18

За время долгой поездки в экипаже обратно в город Далтон обдумал все имеющиеся возможные варианты. Кто-то отдал Керту приказ на убийство. Было всего шесть человек, которые могли отдать такой приказ, и среди них Далтон. Оставались «Королевская четверка» и Ливерпул.

Он исключил Ливерпула по той простой причине, что был хорошо знаком с методами его работы. Премьер-министр мог проявить подобную беспощадность, если чувствовал, что этого требует сложившаяся ситуация. Далтон не понимал, что могло послужить таким основанием в данном случае.

И тем не менее он обязан был сообщить Ливерпулу о том, что произошло этой ночью. Если бы только он мог быть уверен…

Нет, должно быть, это один из «четверки». К сожалению, Далтон знал только троих. Один из них, лорд Барроуби, был вне подозрений, поскольку находился на смертном одре в своем доме в Дербишире.

Двоих других он знал недолгое время, являясь одним из членов «четверки». К сожалению, после выхода из нее, когда Далтон возглавил «Клуб лжецов», он был лишен доступа к их строго конфиденциальной информации.

Далтон полагал, что на освободившееся после его ухода место Кобры был избран кто-то другой, но кто именно, он понятия не имел. Ливерпул не счел необходимым сообщить ему, а сам он был слишком занят в течение последних нескольких недель, пытаясь заставить «лжецов» повиноваться, чтобы тратить время на догадки.

Итак, три возможных варианта. Трое, располагавшие информацией и властью, могли отдать «лжецу» приказ на убийство.

Хотелось бы ему знать наверняка, опознал ли его Керт. Если нет, он все еще может рассчитывать на помощь своих людей, какими бы они ни были. Если бы только у него было время окончательно завоевать их доверие до того, как все это случилось.

– Мы возвращаемся? Почему?

Тихий голосок Розы… Клары прервал его размышления. Он повернул голову и увидел, что она подглядывает через щель между шторками, прикрывающими окна экипажа. Затем она опустила шторку, и внутри коляски снова стало почти темно. Только свет случайных уличных фонарей пробивался сквозь похожие на пергамент шторки да слабо светился боковой фонарь экипажа.

– Вам не приходило в голову, что мы всегда оказываемся вместе в темноте? – Он пытался придать своему голосу невозмутимость. – На чердаке, в лондонском тумане, в саду у Рочестеров…

– В саду?

Он видел лишь смутные очертания ее лица, но голос ее дрогнул.

– Ах да, я и забыл, что вы неважно себя чувствовали в ту ночь. Приношу свои извинения. Я был лишь обеспокоен вашим здоровьем, вы так туго были затянуты в корсет.

Что-то ударило его, и он инстинктивно схватил перчатку, все еще хранившую тепло ее руки. Вот он, неистовый темперамент Розы.

– Не пытайтесь меня очаровать. С чего бы это? Вы получили все, что хотели.

– О да, – сухо ответил он. – У меня на хвосте более дюжины шпионов и убийц. Я спасаюсь бегством вместе с женщиной, которая презирает меня и даже не пытается этого скрыть. Мне не к кому обратиться за помощью, кроме Ливерпула, и я не совсем уверен, что мой крестный отец не замешан во всем этом.

– Ваш крестный отец?

– Лорд Ливерпул.

– Премьер-министр? Вы занимаете такое высокое положение в обществе? И при этом развлекались со служанкой? – Ее тон вполне позволял представить ее лицо, ошеломленное и взбешенное. Потом он почувствовал, как острый носок ее туфельки врезался в его голень. Далтон скрипнул зубами.

– Нет. По всей видимости, я развлекался с коварной вдовой.

Последовал еще один пинок. Тут Далтон не выдержал и потянулся к ней, но Клара, сжав кулачки, забарабанила ими по его широкой груди. Наконец он смог привлечь ее в объятия, из которых она пыталась вывернуться, буквально распластавшись у него на коленях.

Некоторое время она тщетно сопротивлялась, проклиная его последними словами, пока не выбилась из сил.

Он слегка фыркнул, зная, что это приведет ее в бешенство.

– Весьма впечатляюще. Вы великолепно владеете непристойными выражениями. Примите это как комплимент. И где только вы всего этого набрались?

Она последний раз безуспешно попыталась вырваться из его объятий, потом замерла и лежала неподвижно, прижавшись к нему.

– Кое-что услышала от Джералда Брейтуэйта, – наконец призналась она. – Остальное от повара Уодзуэрта.

– Как жаль, что Керта пришлось оставить в гостинице. Ему бы это доставило удовольствие.

Клара отвернулась, слегка коснувшись его щеки своими шелковистыми волосами.

– Кто же ты такой, если на тебя работает убийца? – спросила она тихо. – Если у тебя родственные отношения с премьер-министром? Если ты забираешься в чужие сейфы и выступаешь под чужими именами? Ты сказал, что ты шпион. На кого же ты работаешь и с какой целью?

– Конечно же, на благо Англии.

– А зачем же в таком случае охотишься за мной?

Ему трудно было сосредоточиться, сидя рядом с ней, ощущая, какая она теплая и мягкая, наслаждаясь запахом, исходившим от ее тела. Запах розы исчез, но остался естественный легкий запах женщины. Для него этот запах ассоциировался с домом, цветами, огнем в камине и долгими ленивыми утрами в постели.

– Клара, – прошептал он, словно пробуя, как звучит ее имя. Оно подходило ей.

– Я ведь тебе не солгала относительно своего имени. – Ее голосок слегка дрожал, и он понял, что эта близость действует на нее так же, как на него. – Меня зовут Роза. Клара Роза.

Он закрыл глаза и постарался подавить желание уложить ее на сиденье и попытаться отыскать в ней свою Розу.

Но Роза никогда не принадлежала ему. Во всей этой истории не было ничего реального, за исключением того, что он обнаружил в себе одиночество и желание любить.

Он усадил ее на прежнее место, прежде чем она могла окончательно прорвать его оборону. Это дело стало для него слишком личным. Его первое серьезное дело, а он уже нарушает все правила и инструкции. Какой же из него руководитель! Он потер затылок, заставляя себя собраться с мыслями.

– Вы должны рассказать мне все с самого начала, если мы хотим узнать, кто охотится за вами. Когда вы начали рисовать карикатуры?

Клара медлила с ответом.

42
{"b":"4973","o":1}