1
2
3
...
42
43
44
...
68

Далтон покачал головой:

– Я уже знаю о той, другой Розе. Я сделал все, что в моих силах, и помог ей выбраться из дома Уодзуэрта. Я также знаю, что Траппы не имеют никакого отношения к сэру Торогуду, так что закон не будет их преследовать.

Помолчав, она произнесла со вздохом:

– Ну хорошо. В основном вам уже все известно. После смерти Бентли я частенько поднималась на чердак…

Клара рассказала ему все, и у нее камень с души свалился. Она откинулась на подушки, чувствуя себя выдохшейся, но освобожденной. Она не осознавала раньше, насколько трудной стала эта ее тайная жизнь.

– И что теперь?

Далтон ответил не сразу. Он был рад, что в экипаже темно, потому что знал, что облегчение, которое он испытал, наверняка отразилось на его лице. Ее история была безыскусной, непротиворечивой и правдоподобной. Сумасбродка, женщина с горячим темпераментом, ведущая свою борьбу, грозившую ей самоуничтожением, но не шпионка. К сожалению, членов «клуба» будет не так-то легко в этом убедить.

– Нам необходимо где-то остановиться на ночь, и нам нужны деньги. «Лжецы» это предусмотрят и примут соответствующие меры, а в таких делах им нет равных, но я знаю несколько ловких приемов, которые им неизвестны.

Он никогда не думал, что его отдаленность от подчиненных сыграет ему на руку. Но если бы ему удалось завоевать их преданность, он бы сейчас не оказался в подобном положении.

– Если Керт узнал меня, то меньше всего они будут рассчитывать, что я осмелюсь появиться в определенном доме в Лондоне. Если нет, мы сможем провести эту ночь с комфортом, и я свяжусь с некоторыми людьми, которым полностью доверяю. Мы должны узнать, кто заказал это убийство и почему. Кое-кто хочет, чтобы сэр Торогуд был мертв. Последнее нападение явно было направлено на вас, значит, теперь им известно, кто скрывается под этим именем…

Она беспокойно зашевелилась в темноте, зашелестела ткань, и он вдохнул исходивший от Клары аромат. Атмосфера в экипаже становилась интимном. Но недостаточно.

– Я не уверена, что понимаю. Как они меня нашли? Как вы меня нашли?

– Мы поставили нашего человека на неделю у редакции «Сан», он должен был выследить девушку, когда она принесет рисунки. – Далтон покачал головой. – Вы действовали очень умно. Однажды нам удалось выследить вас, но неприметная одежда помогла вам затеряться в городе. – Он нахмурился. – Вам не следовало так поступать. Вы хоть представляете, что может случиться с дамой, которая находится в городе без сопровождения?

– Лорд Этеридж, вы отправляете своих служанок с поручениями?

– Конечно.

– И они всегда отправляются в сопровождении? Вы можете не кривя душой утверждать, черт возьми, что никогда не отправляли молодую горничную одну в город, даже не задумываясь об этом?

Далтону нечего было возразить.

Она помолчала, ожидая его ответа, потом продолжила:

– Если леди на улице грозит опасность, тогда она грозит любой женщине, будь она торговкой или принцессой. Как вы можете быть таким лицемерным!

Его самообладание подвело его.

– Вы самая настырная женщина из всех, которых я когда-либо знал.

– Не знаю, почему я говорю вам такие вещи. Я никогда никому ничего подобного не говорила.

Да что с ним происходит? Далтон чувствовал себя на грани взрыва. Он постарался подавить свои эмоции.

– Что ж, следует отдать вам должное, вы необидчивы. Вы просто слишком эмоциональны и все принимаете слишком близко к сердцу.

– Я? – Удивление, прозвучавшее в ее голосе, едва не заставило его улыбнуться, несмотря на то что разговор был не из приятных. – Слишком эмоциональна? Принимаю слишком близко к сердцу? Вовсе нет. Я просто неприметная Клара Симпсон.

Это вызвало у Далтона взрыв грубоватого смеха.

– Моя дорогая миссис Клара Роза Торогуд Симпсон, неприметной вас никак не назовешь. Вы сумасбродны, безрассудны и скандальны, но никак не неприметны.

Клару привели в восторг эти слова.

– Подумать только, я… скандальна!

– Не забудьте про безрассудство. Мне придется очень внимательно присматривать за вами, пока мы со всем этим не разберемся. Вы вполне способны на рискованный поступок.

– Ни за что! Я очень осторожна. Это раньше я была неосторожна, вы знаете. Мне казалось, что никогда ничего не случится.

– Это первое, чему мы пытаемся научить наших новобранцев. Чувство неуязвимости представляет самую серьезную опасность для агента.

– У вас было такое чувство, когда вы начинали?

– Конечно, нет, – ответил он высокомерно. – Я чрезвычайно осторожен и предусмотрителен.

– Гм… Забавно слышать такое от человека еще более безрассудного, чем я.

– Что вы имеете в виду?

– Ярко-красные панталоны. – Она хихикнула. – Жилет горчичного цвета и зеленый фрак.

Клара не выдержала и расхохоталась. С противоположного сиденья доносились лишь беззвучное свистящее дыхание и пофыркивания.

Далтон поджал губы. Когда наконец она успокоилась, он прочистил горло.

– Я не привык быть предметом насмешек.

Она вздохнула с огромным удовлетворением.

– Знаю. Именно это и делает вас таким забавным.

Это уже слишком. И он решил сменить тему.

– Какой из ваших последних рисунков мог оскорбить кого-то из властных фигур?

Некоторое время она молчала. Казалось, он слышал, как крутятся колесики в ее умненькой головке.

– Ничего такого. К сожалению, большая часть моих рисунков вызывала только разговоры и пересуды. Любовницы, взятки, незаконные доходы и тому подобные вещи. Лишь изредка мне удавалось поймать кого-либо на серьезном преступлении.

– Как, например, Мозли.

– Да. И я очень горжусь тем, что сделал сэр Торогуд для этого сиротского приюта. Но это было несколько месяцев назад. Если бы за мной охотился Мозли, разве стал бы он так долго ждать?

– Указание разыскать вас поступило десять дней назад. Это могло быть последствием публикации любого из рисунков. Вам обязательно нужно было быть такой плодовитой?

– Конечно. Ведь сэр Торогуд самый издаваемый карикатурист в Лондоне, – произнесла она с гордостью. – Рисунки печатались через день.

– Вам не кажется странным, что вы говорите «сэр Торогуд», имея в виду себя?

– Не более странным, чем когда взрослый человек наденет треугольную шляпу и монокль, – парировала Клара.

– Не могли бы вы оставить в покое мой наряд? Я просто расстроил моего камердинера. Он гений, но очень обидчив.

Она вновь захихикала.

Он наклонился вперед и произнес угрожающим тоном:

– Даже не начинайте.

Послышался отчетливый вдох, за которым последовало молчание.

– Благодарю вас. – Далтон расправил свои на этот раз, к счастью, короткие и аккуратные манжеты. – А теперь расскажите подробно, что именно вдохновило вас на рисунки, напечатанные в течение последних двух недель.

Наконец коляска подъехала к дому. Это был роскошный, ухоженный особняк. Он удачно вписывался в ряд других особняков, коричневый камень придавал ему теплоту, и Клара испытала боль. Именно домашнего тепла ей и не хватало.

Дверь открыл вышколенный дворецкий в пурпурном халате и такого же цвета тапочках, тем не менее исполненный чувства собственного достоинства.

– Пирсон, мне необходимо срочно увидеть Саймона.

Дворецкий лишь невозмутимо кивнул:

– Слушаюсь, милорд. Вы позволите предложить вам прохладительные напитки?

Он сопровождал их в гостиную, когда на верхней части лестницы появился мужчина.

– Этеридж? В чем дело? – Завязывая пояс халата, он быстро спускался по ступенькам. – Что-то случилось в «клубе»?

Мужчина обладал привлекательной внешностью, однако черты его лица не были вылеплены так тщательно, как у Далтона. Его приветливая улыбка была естественной, голубые глаза завораживали.

Кларе показалось, что она его уже где-то видела.

– Саймон, это Клара Симпсон, – сказал Далтон. – Она провела ужасную ночь, и ей необходимо отдохнуть, так что ты уж извини за беспокойство.

– Далтон, не глупи, – донесся с лестницы женский голос.

43
{"b":"4973","o":1}