ЛитМир - Электронная Библиотека

Он открыл рот, собираясь ответить, но в этот момент из холла донесся громкий шум, дверь распахнулась, и в комнату втолкнули двух связанных людей, которые, пошатываясь, остановились перед лордом Рирдоном и Кларой.

Она охнула:

– Далтон!

Далтон выпрямился и медленно обвел взглядом Клару, в наряде служанки, сидевшую на коленях у Натаниеля. Клара похолодела, представив себе, что Далтон может подумать.

– Я не… он не…

Натаниель хохотнул, сжав ее еще сильнее.

– А вот со мной все именно так, – произнес он, глядя на Далтона. – По крайней мере мне бы этого очень хотелось.

Однако Далтон, увидев ее целой и невредимой, готов был рассмеяться во весь голос. Клара была бледна, под глазами темные круги. Но главное, ей не грозила опасность.

Ему хотелось подбежать к ней и заключить в объятия.

Но он мог лишь смотреть, как ее держит в объятиях другой мужчина. На лице Клары отразилось беспокойство. Она подумала, что Далтон может обвинить ее в измене. Верная Клара.

Уголок рта у Далтона дернулся.

– Позвольте, угадаю. Вы упали с крыши и случайно приземлились здесь.

– Нет. – Светловолосый мужчина, еще крепче прижав Клару к себе, откинулся в кресле и посмотрел на Далтона. – Я посадил ее сюда, здесь она пока и останется.

Далтон окинул взглядом мужчину, которого хорошо запомнил после неудачных покушений на его жизнь.

– Кто вы такой, черт побери?

Клара тяжело задышала, переводя взгляд с одного на другого.

– Разве вы его не знаете?

Светловолосый мужчина все крепче прижимал Клару к себе и продолжал смотреть Далтону в глаза.

Далтон покачал головой, а Джеймс Каннингтон кивнул:

– Это Нейт Стоунвелл. Давненько его не видел.

Далтон вздрогнул. Нейт Стоунвелл? Ага. Кусочки мозаики начали складываться в одно целое. Рандольф Стоунвелл, известный как Старик, управляющий «клубом» до Саймона. Нейт Стоунвелл – его своенравный сыночек.

Мужчина изогнул брови.

– Сейчас я известен как лорд Рирдон.

– У вас такой удивленный вид, лорд Этеридж, – раздался спокойный голос Уодзуэрта, стоявшего в дверях. – Я давно знал о связях Натаниеля с этими вашими странными шпионами. А зачем бы еще, как вы думаете, мы завербовали его и приняли в союз «Рыцарей Лилии»?

Джеймс повернулся к Уодзуэрту:

– Вы завербовали его?

Уодзуэрт вышел из-за спины Далтона, прошел через комнату и встал за креслом Натаниеля Стоунвелла.

– Он гораздо моложе остальных членов нашей группы. Когда наш союз первоначально распустили, он был еще ребенком.

Да, Далтон помнил, что Нейт Стоунвелл был ребенком. Ребенком, которого много лет назад Саймон Рейнз спас от похищения. Он отказывался принимать своего отца и все идеи Старика, который покинул родительский дом в раннем возрасте, чтобы получить образование на материке, унаследовал титул и состояние от богатого дядюшки и пользовался всеми привилегиями, которые давало ему его положение, при этом не беря на себя никакой ответственности.

Лорд Рирдон был тем, кем мог стать и сам Далтон, если бы не строгое руководство лорда Ливерпула, – беспечным, легко манипулируемым инструментом для предателей. Рирдон с любопытством смотрел на Далтона.

– А вы тот самый лорд Этеридж, новый шеф шайки неудачников, именуемой «Клуб лжецов».

Джеймс грустно покачал головой:

– Ох, Нейт, вы так и не сумели этого понять.

– Чего именно? Что мой отец предпочел вас мне, собственному сыну?

Рирдон встал, снял Клару с коленей и усадил рядом с собой.

Она остановила на Далтоне вопросительный взгляд, но в ответ он лишь качнул головой. Она медленно опустилась на колени, потянулась за упавшим на пол ковриком и оказалась на два шага ближе к нему.

Сообразительная Клара.

Натаниель с разгневанным видом шагнул к камину и, глядя на огонь, облокотился сжатой в кулак рукой на каминную полку.

– А еще больше ситуация усугубилась из-за Саймона Рейнза. Уличный мальчишка, нищий оборванец. Отец называл его своим проектом. Он привел его в приличный вид, обучил и каждый день привлекал к своей работе. От меня же ожидали, что я буду заниматься самостоятельно и стану хорошим примером молодого британского джентльмена, посвятившего себя всем тем бесполезным вещам, которыми занимаются подобные типы. Я ведь должен был унаследовать титул, понимаете? Брат моей матери был лордом, без наследника и без желания обзаводиться оным. С самого рождения меня готовили к тому, что я должен буду занять место своего дяди. Порой мне казалось, меня отдали с целью получить взамен титул в семью.

Клара сделала еще один небольшой шаг в сторону Далтона, натягивая плед себе на плечи. Далтон едва мог видеть ее сейчас, не повернув головы, чего он не решался сделать, опасаясь привлечь внимание к ее действиям.

Рирдон обернулся, посмотрел на Далтона, но не увидел в его глазах ни искорки сочувствия.

– Да, конечно, я наслаждался своими возможностями. Использовал их в полной мере. Я был глупым юнцом, старался утереть нос этому уличному мальчишке каждой своей привилегией и каждым преимуществом, которыми обладал. Однако это не действовало. Мой отец всегда хотел иметь такого сына, как Саймон, а я был просто пешкой в борьбе за власть.

Клара кивнула.

– Мне очень понятно это чувство, – произнесла она.

Рирдон внимательно посмотрел на нее:

– Да, полагаю, вы можете это понять. Я не осознавал…

– Хватить сантиментов, милорд. – Уодзуэрт махнул пистолетом, привлекая внимание Рирдона. – Что вы предлагаете делать с этой компанией? Мы могли бы сбросить их в Темзу. Или устроить дорожное происшествие.

Рирдон окинул взглядом троицу.

– Устраивать ложное дорожное происшествие слишком утомительно. Меня не волнует, если кто-то догадается, что их убили. Подозреваемых в убийстве сэра Торогуда будет так много, что никто не станет копать слишком глубоко.

Джеймс издал стон.

– Вы ведь прошли с нами весь путь с самого начала, не так ли, Нейт?

Рирдон обернулся:

– Конечно. Все секреты «клуба» мне были известны с детства. Хотя отец мне ничего не рассказывал. Я вынужден был следить за Саймоном. Это было совсем не трудно. Взрослые никогда не замечают детей, верно? А если и замечают, то не принимают их поступки всерьез. – Он покачал головой. – Если бы вам суждено было пережить нынешнее утро, вы бы взяли это себе на заметку.

Далтон на минуту закрыл глаза, испытывая сожаление. Рирдон прав. То, что он выдавал себя за сэра Торогуда, сейчас ему аукнется, поскольку у Торогуда больше врагов, чем у Наполеона.

Уодзуэрт улыбнулся:

– Ну что ж, хорошо. Не хотите взять на себя эту честь? – Он холодно взглянул на Натаниеля и протянул ему пистолет. – Пришло время доказать свою преданность «Рыцарям Лилии».

Последовала долгая пауза. Джеймс и Далтон собрали все силы, но что они, связанные, могли сделать, перед лицом численного превосходства неприятеля? Далтон услышал, как всхлипнула съежившаяся за их спинами Клара.

«Быстрее, Клара», – молил он, не отрывая глаз от живописной картины перед ним. Уодзуэрт пристально следил за Рирдоном, а двое головорезов готовы были заставить Натаниеля выполнить приказ своего хозяина.

Рирдон слегка поклонился:

– Как вам будет угодно.

Он взял пистолет Уодзуэрта, прицелился в Далтона.

– Нет! – выкрикнула Клара. – Вы же сказали, что никому не причините вреда! Ради Бога, не делайте этого!

Рирдон покачал головой, но Далтон не увидел в его взгляде жалости. Черт побери! Если его застрелят, шансы на спасение у Джеймса и Клары катастрофически уменьшатся, впрочем, они и так нулевые.

– Мне очень жаль, красавица. – Рирдон отступил на шаг. – Я думал, что смогу избавить вас от всего этого, но… увы.

Он взвел курок.

Далтон следил, как палец Рирдона нажимает на спусковой крючок. На таком расстоянии не было ни единого шанса избежать пули.

– Нет! – снова закричала Клара, и в следующее мгновение грянул выстрел.

Клара. Не было времени подхватить ее. Все, что он мог сделать, – это изогнуться, чтобы не дать ей упасть, она уткнулась в него, и оба они упали на пол, с грохотом свалив стоявший рядом столик.

58
{"b":"4973","o":1}