ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это дом Траппов?

Клара кивнула и приняла корзинку. Вероятно, Агата опять что-нибудь прислала – ей, похоже, доставляло удовольствие делать подарки всем своим знакомым. Клара дала старику пенс и поставила корзинку на столик в холле, даже не заглянув в нее.

Корзинка мяукнула.

Клара опустилась на колени прямо в холле и трясущимися пальцами стала развязывать бечевку. Подняв крышку, Клара увидела гладкую симпатичную мордочку рыжеватой кошечки, которая смотрела прямо на нее. У нее мелькнула было надежда, что Далтон оставил у себя бедное животное с разодранным ухом и заботился о нем. Но она тут же поняла, что это не ее кошечка. Далтон, должно быть, решил заменить ее этим милым созданием.

Кошка моргнула, глядя на нее большими зелеными глазами, и сердце у Клары смягчилось.

– Мне очень жаль. Это не твоя вина, что ты не моя ободранная подружка.

Она ласково погладила кошку по голове и почесала у нее за ухом. Что-то было не так с мягким бархатистым ушком.

– Что это?

Она достала кошку из корзины и поднесла к окну, где было светло. На блестящих гладких ушках остались следы рваных ран, такие никогда не срастаются.

Глаза Клары наполнились слезами. Она крепко прижала к себе кошку, засунув шелковистую головку себе под подбородок. Далтон оправдал ее доверие. Не только оправдал, но и превзошел его. Только самый заботливый уход мог дать такие превосходные результаты – ее драгоценная кошечка сияла здоровьем.

Милое создание запустило когти ей в руку и выпрыгнуло из ее объятий.

– Ух! – Клара потерла царапину, наблюдая за тем, как кошка вновь подошла к корзинке и запрыгнула в нее. И тотчас выпрыгнула, осторожно держа в зубах свою крошечную копию.

Клара подбежала к корзинке и увидела еще прелестного полосатого котенка серо-голубого цвета.

– Котята? Ох ты, моя умничка!

А под ними, немного подмоченный от путешествия с детенышами, лежал конверт. Она осторожно открыла его, с облегчением убедившись, что содержимое конверта не пострадало.

Написанная крупным мужским неразборчивым почерком записка гласила: «Никогда не забывай тех, кого ты спасла. Твой благодарный лжец».

Понаблюдав, как мамаша перетащила обоих котят в новое уютное гнездышко, которое Клара заботливо соорудила на лучшем диване Беатрис, она отошла от корзинки и направилась в небольшой кабинет. Взяла письменные принадлежности со своего стола и быстрым уверенным почерком написала о своем согласии занять то положение, которое ей уже не раз предлагали занять.

«Дорогой лорд Этеридж…»

Клара вышла из наемного экипажа и была встречена восторженной улыбкой. Она улыбнулась в ответ.

– Мистер Стаббс! Очень рада вновь видеть вас.

Стаббс покраснел и начал запинаться, потом распахнул перед ней дверь, несмотря на то что «клуб» еще не открылся. Она полагала, что на самом деле не относится ни к числу членов «клуба», ни к разряду гостей.

Горя желанием услужить, Стаббс последовал за ней и принял ее плащ.

– Джентльмен ожидает вас наверху.

Дверь в кухню медленно отворилась, всего лишь на несколько дюймов, и она увидела три головы, залитые светом кухонных ламп. Ну и конспираторы!

– Добрый день, Керт. Надеюсь, у вас все в порядке, Баттон? Джеймс, всегда рада видеть вас.

В ответ она услышала два смущенных приветствия и одно хрюканье, которые приняла с королевской невозмутимостью. Похоже, Джентльмен был не единственным, кто ожидал ее.

Она не волновалась, напротив, чувствовала себя совершенно спокойно. Она была именно там, где должна быть, и делала именно то, что должна делать. Если Далтон Монморенси не понимает этого, придется ему объяснить.

И разве это будет не замечательный день?

Она была здесь. Фишер, шифровальщик, побежал наверх минуту назад и шепнул ему словечко, затем поднял большие пальцы и стремительно умчался.

Далтон и так бы это понял, поскольку его чувства были обострены, как это случалось всегда, когда она была рядом. Он похлопал по карману, в котором лежало кольцо. Потом проверил освещение и вновь занялся портьерами.

Полумрак создавал бы более интимную обстановку, но Далтон не хотел, чтобы возникло впечатление чувственной ловушки. К тому же при хорошем освещении этот чердак выглядел не лучшим образом, несмотря на то что «лжецы» потратили несколько часов, приводя его в порядок.

Очевидно, эта дюжина шпионов не обладала склонностью к хозяйственным делам. В конечном итоге они призвали на помощь новую протеже Агаты, Розу, в качестве консультанта. Она закатила глаза и заставила их мести и скрести заново.

Потом в дело вступила Агата, которая подобрала несколько предметов, чтобы сделать чердак более уютным и удобным. Сейчас там стоял прекрасный мольберт, а на специальной подставке лежала разнообразная бумага. Имелись также чернила всех цветов и такое количество перьев, что должно было хватить на всю жизнь.

Остальное вызывало у Далтона некоторые опасения. Обставляя его, Агата, видимо, хотела создать нечто вроде пещеры Али-Бабы. В дальнем углу находилось замысловатое сооружение из занавесей и подушек, которое заставило Далтона вспомнить простенький уголок с кипой подушек, где он отдал свое сердце горничной Розе.

Горничная Роза, Веселая Вдова Симпсон, отважная Клара и, черт возьми, даже сэр Торогуд! Очаровательная женщина, богиня справедливости и неотразимого чувственного очарования, которую он не мог вырвать из своего сердца, хотя она не отвечала ему взаимностью.

Далтон готов на что угодно. На продолжительную помолвку, тайное обручение, если таково будет ее желание. Только бы она не отвергла его предложения, как это произошло уже дважды. Дала ему еще один шанс. В этом деликатном вопросе у Далтона не было никакого опыта. Как и в вопросе общения с людьми.

Зато он с легкостью мог обсуждать экспортные поставки Китая, участвовать в дебатах по выработке закона, даже убедить в чем-либо самого принца-регента. Однако этот опыт ему сейчас был ни к чему.

Дверь открылась. Он стремительно повернулся, выдав свое нетерпение, и мысленно выругал себя. Он не станет на нее давить, пытаться повлиять на ее решение, рассказывая о своем одиночестве и своей любви к ней.

Она вошла с темной узкой лестницы и прищурилась от яркого солнечного света, проникавшего сквозь кристально чистые окна, отражавшегося от добела вымытых стен.

Черт побери, надо было задернуть шторы!

– Далтон, что это?

Она с удивлением огляделась вокруг. Далтон судорожно сглотнул.

– Художнику нужна студия, не так ли?

Она посмотрела ему в глаза и рассмеялась. Сердце его упало от недоброго предчувствия.

– Тебе не нравится.

Прикрыв рот рукой, она обвела взглядом горы рисовальных принадлежностей и «гнездышко бедуина». Потом, заметив, что он огорчился, сказала:

– Дело не в том, нравится мне или нет. Дело в том… – Она снова огляделась, не веря своим глазам. – Все, что мне нужно, – это стол, бумага и чернила. Я могла бы работать в любом уголке, лишь бы у меня было достаточно свечей.

Ага, они перестарались. Он так и знал.

– Вот. Бумага. – Он указал на стойку, похлопал по конторке, на которой лежали различные рисовальные принадлежности. – Чернила! А если понадобятся в пасмурный день… – Он открыл дверцу шкафчика и продемонстрировал солидный запас из двух сотен восковых палочек. – Свечи!

Клара громко расхохоталась. Видимо, она в восторге от его стараний. Очень довольный, Далтон улыбнулся.

Проведя руками по глазам и смахнув выступившие слезы, она наконец остановилась.

– Позволено ли мне поинтересоваться относительно… – Она кивком указала на роскошно-чувственное сооружение в уголке.

Далтон дернул галстук.

– Это дело рук Агаты. Клянусь, я ни единой душе не рассказывал о…

– Нет, в деликатности тебе не откажешь, Далтон. Ты бы не стал возводить эти декорации на чердаке.

Он потер затылок и, сдавшись, признался:

– Ну ладно. Мне не хватает тонкости. Но идея, по-моему, неплохая.

66
{"b":"4973","o":1}