ЛитМир - Электронная Библиотека

Подвал, расположенный прямо под кухней, переделали в своеобразный спортивный зал. Пол был устлан матами, которые Керт изготовил из соломы и парусины, на стенах висели не только все виды оружия, известные цивилизации, но и несколько неизвестных. Рядом с оружейными полками по стойке «смирно» стояли набитые соломой манекены, готовые ринуться в бой с ничего не подозревающими учениками. На парусиновых лицах соломенных солдат красовались лихо закрученные усы, а на плечах некоторых из них виднелись даже клочки порванной французской формы.

Джеймс застонал. Далтон оставил свою позицию – он, пребывая в задумчивости, подпирал стенку, – осторожно ступил на мат и нагнулся над своим помощником:

– Ты все еще с нами?

– Нет. Извини. Боюсь, я уже труп.

Керт подбоченился и фыркнул:

– Раз он может шутить, значит, способен выдержать еще один раунд.

Джеймс содрогнулся.

– Далтон, – выдохнул он, – лучше убей меня сразу.

Далтон пожал плечами:

– Это невозможно. Если не будешь разрабатывать свое плечо, никогда не сможешь вернуться к работе. – Он перевел взгляд на Керта: – Как ты считаешь? Он готов?

Керт выглядел бы печальным, если бы скала могла проявлять эмоции.

– Ни в малейшей степени, милорд. Ему и с котенком сейчас не справиться.

– Проклятие!

Далтон посмотрел на лежавшего Джеймса. Он был хорошим тайным агентом до того, как в плечо ему попала пуля, предназначавшаяся премьер-министру. Далтон очень надеялся, что Джеймс скоро сможет вернуться к работе.

Удрученный, Джеймс посмотрел на него снизу вверх:

– Мои извинения, Далтон. Я знаю, что Торогуда ты хотел поручить мне.

– Хотел. Это должен был быть кто-то, кто может войти в общество. Ты еще не поправился, а Рен Портер выбыл, возможно, навсегда, а больше никто из членов «клуба» не смог бы выполнить эту работу.

Джеймс выдавил улыбку.

– Зато прошлым вечером ты в роли щеголя выглядел просто превосходно. Я должен сделать Баттону комплимент. Но сегодняшний костюм кажется еще более броским.

Одернув темно-красный сюртук, из-под которого выглядывали оранжевые панталоны, Далтон искоса посмотрел на Джеймса, словно хотел сказать ему «берегись!».

Джеймс понимающе ухмыльнулся. Губы Далтона слегка дрогнули.

– Гм… Если ты не будешь обсуждать мой костюм, я не буду говорить о том, сколько времени ты сегодня провел на полу.

– Договорились. – Джеймс повернул голову и бросил плутоватый взгляд на Керта. – Я решил, что мне следует изменить мой псевдоним, Керт. Вместо «Грифон» я бы взял «Волк», как ты на это смотришь? Я ведь теперь такой худощавый и шустрый.

Керт бесстрастно смотрел на Джеймса.

– «Пугало» подойдет больше, вы скорее тощий, чем худощавый. – Он бросил на Далтона непроницаемый взгляд. – Джентльмен может тебе это подтвердить.

Далтон спокойно встретил взгляд великана, но в его голове мелькнула мысль, что этот убийца на самом деле думает о новом Мастере. На своем веку Керт повидал нескольких руководителей школы, поскольку был здесь с тех пор, как предшественник Далтона, Саймон Рейнз, вступил в организацию, будучи еще совсем молодым парнем.

Интересно, Керт так же безжалостно испытывал Саймона, который сменил Старика? Возможно, хотя Саймона натаскивал сам Старик, он взял его с улицы и тренировал наряду с остальными, обучая всем тонкостям их работы. Это было похоже на то, как отец передает дело сыну, тем более что собственный сын. Старика не проявлял к его делам ни малейшего интереса.

У Далтона не было преимущества дружеских отношений со «лжецами». Даже Джеймс был скорее соратником, чем другом, поскольку образовавшаяся между ними связь выковалась в ходе небольшого приключения не так давно, когда Агата, сестра Джеймса, отчаянно нуждалась в помощи Далтона.

Одной рукой Далтон поднял Джеймса на ноги. Молодой человек весил все еще очень мало. Он медленно шел на поправку, но ранение и предыдущее тюремное заключение довели его до последней черты. До сих пор он не набрал еще и половины своего бойцовского веса.

Еще одна жизнь была разбита войной с Наполеоном. Когда же этот безумец перестанет отнимать у Англии ее сынов?

Джеймс немного отдышался и теперь отряхивался, хотя спортивный зал был безупречно чист. Он тактично переменил тему разговора.

– И все же я не понимаю, почему это дело не поручили мне. Я должен был играть роль художника, а художнику не обязательно иметь атлетическое телосложение.

Керт хрюкнул, собирая разбросанное спортивное снаряжение.

– Слаб, как девчонка. Даже Баттон смог бы тебя размазать, как пудинг.

Далтон невозмутимо посмотрел на Керта:

– Ты нас догонишь, Керт?

Керт бросил взгляд через плечо и снова фыркнул, одной рукой поднял тяжелый спортивный снаряд и понес в комнату для хранения оружия. Только неисправимый оптимист мог бы истолковать его фырканье как знак согласия.

Далтон посмотрел вслед удаляющемуся Керту и повернулся к Джеймсу:

– Тебе не поручили это дело еще по двум причинам. Во-первых, ты засветился, когда принял на себя пулю, предназначавшуюся лорду Ливерпулу. Во-вторых, всем хорошо известно, что большую часть прошлого года ты провел за пределами страны. А именно в это время и действовал сэр Торогуд. – Далтон покачал головой. – Извини, Джеймс. Я знаю, ты думаешь, что готов к бою, но в этом случае слишком многое поставлено на карту.

– Я думал, ты считаешь это дело легкой прогулкой, которая вполне по силам самодовольному идиоту. – Джеймс вытерся полотенцем и снял с вешалки свою рубашку.

Далтон подал Джеймсу жилет и галстук. Через несколько минут должно было состояться заседание членов «клуба», но Керт настоял на том, чтобы Джеймс не пропускал ни одного дня тренировок.

– Так оно и есть. Но инакомыслящие принимают различные обличья. Даже такой незначительный тип, как сэр Торогуд, может обладать значительной властью, позволяющей ему привлечь сторонников, ведь популярность его рисунков растет день ото дня.

Джеймс улыбнулся, свободным узлом завязывая шелковый галстук:

– Мне тоже нравятся его рисунки. Помнишь карикатуру на сэра Мозли, присвоившего средства сиротского приюта? Он там изображен противоположностью святого Николая, похищающего детские носки? Этот рисунок я повесил у себя дома.

– Рисунок произвел фурор. Этот скандал стоил Мозли должности в попечительском совете и обернулся неприятностями для нескольких высокопоставленных особ.

– И поделом им! – сказал Джеймс.

– Точно. – Далтон кивнул. – Об этом я и говорю. Власть.

– Пока сэр Торогуд пытается привлечь внимание общества к вопиющим и несправедливым различиям между классами, – запротестовал Джеймс. – Ты, если помнишь, и сам в некоторой степени реформист.

Далтон поднял брови.

– Я этого не отрицаю. И все же существует вероятность того, что реформистская платформа используется для завоевания популярности, и что за сэром Торогудом стоит кто-то еще. Иначе зачем завеса секретности? Почему мы до сих пор не можем узнать, кто он на самом деле?

– А этот издатель Брейтуэйт не хочет раскрыть тайну?

Далтон покачал головой и подал Джеймсу сюртук.

– Ему нечего рассказывать. Карикатуры приносит служанка примерно раз в две недели, каждый раз в разное время. После доставки он всегда платит наличными и, естественно, не знает ни адреса, ни номера банковского счета.

Джеймс натянул сюртук.

– Значит, нужно проследить за служанкой.

Они поднялись из подвала, где находился спортивный зал, на основной этаж. Далтон хотел зайти за еще одним «лжецом», который тоже должен был присутствовать на собрании.

– Я уже дал поручение Фиблсу. Он будет наблюдать за редакцией «Сан». Когда появится служанка, Брейтуэйт подаст ему знак. Но на это потребуется время, поскольку в последней посылке рисунков было столько, что хватит на несколько газетных номеров. А мы тем временем займемся осуществлением вспомогательного плана.

Когда они вошли в отдаленные комнаты школы шпионов, то в первом же кабинете застали основателей школы Лилиан Рейнз и ее супруга. Худощавый темноволосый человек стоял рядом с одетой по последней моде пышной женщиной. Джеймс прошел мимо Далтона и совершенно неожиданно заключил леди в объятия, тем более что муж дамы стоял менее чем в двух футах от нее.

8
{"b":"4973","o":1}