ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Его правильно говорит, Серега!

Вошли в контору.

Гроза то утихала, то возникала вновь. Раза два вспыхнули в сумеречном небе короткие молнии, и после каждой такой вспышки раздавался треск, действительно какой-то резкий, сухой.

Вдруг под окном кто-то закричал:

- Товарищ Щеглов! Сергей Терентьевич!

Все трое выбежали на улицу.

- Опять горит!

Это кричал молодой лесоруб Злотников, смелый, решительный парень, отличившийся при тушении пожара.

- Дружи-и-и-на! - скомандовал Щеглов и, схватив лопату, выбежал на просеку, где по обеим сторонам стояли обгоревшие деревья. За ним последовали Тиктамунка и человек десять лесорубов из дружины; Саенко вернулся в контору связаться по телефону с аварийным звеном вертолетов.

Щеглов повел людей к протоке Бешеной, впадавшей в Бидями. Не успели они пройти сотню шагов, как навстречу полыхнуло пламя загоревшегося кустарника.

- Худо, Серега, к перевалу, однако, не проскочим, - сказал Тиктамунка и, схватив Щеглова за рукав, оттащил назад.

Тот остановился, постоял в растерянности и, почувствовав на лице жар, попятился. Дружинники в это время принялись копать защитную полосу. Земля настолько прогрелась, что от нее валил пар.

Вдруг Щеглов ощутил на спине острый ожог и запахло паленым. Он не успел опомниться, к нему подбежал Тиктамунка и, сорвав с головы шапку, стал колотить ею Щеглова по спине.

- Горишь, Серега!

Щеглов побежал к протоке, стараясь на бегу снять с себя гимнастерку, уже занявшуюся огнем.

- В воду прыгай! - крикнул бежавший следом ороч.

Щеглов и сам понимал, что другого выхода нет, как прыгать в воду, и, подбежав к реке, не раздумывая, бросился вниз с крутого обрыва.

Видя, что он долго не показывается на поверхности, Тиктамунка скинул резиновые сапоги и тоже прыгнул в воду. Сильным течением его стало относить. В это время Щеглов на несколько секунд показался наверху. Тиктамунка изо всех сил рванулся было к нему, но Щеглов опять погрузился с головой в воду. Тиктамунка с ужасом подумал, что тот попал в улово и без посторонней помощи ему не выбраться из водоворота, и опять рванулся вперед. Нырнув, он вытолкнул Щеглова наружу, схватил за ворот полуистлевшей гимнастерки и поплыл с ним к берегу.

Оказалось, ни в какое улово Щеглов не попал, - падая с обрыва, он ударился грудью об острый комель коряги и от сильнейшего ушиба потерял сознание. Понимая, что дорога каждая минута, ороч вынес его на откос и стал делать искусственное дыхание.

- Да ты что это, паря, неужели кончился? - тревожным шепотом приговаривал Тиктамунка, поднимая и опуская руки Щеглова.

Тот приоткрыл глаза, неглубоко и часто задышал.

Прибежал Злотников.

- Давай, однако, Коля, понесем его в контору!

- Долго нести, добрых три километра, - ответил Злотников. - Ты тут побудь с ним, а я сбегаю к Саенко за конем.

- Беги, Коля!

Тиктамунка снял с себя бязевую сорочку, спустился к реке, смочил ее водой и, вернувшись, положил на грудь Щеглову.

Через час примерно на полуторке прибыли доктор Берестов с Катей. Злотников сидел за рулем. Катя, увидев лежавшего на спине Щеглова, кинулась к нему.

- Папочка мой!

Тот посмотрел на нее безучастно, будто не узнал.

- Алексей Константинович, да что ж это вы так долго? Скорей несите шприц! - закричала Катя.

После инъекции к Щеглову вернулось сознание, глаза заметно оживились, он слегка улыбнулся Кате.

- Повезем тебя в больницу, там Ольга Игнатьевна...

- Приехала? - шепотом спросил он.

- Да, вчера только...

В больнице, после тщательного осмотра, доктор Ургалова установила, что у Щеглова сильный ушиб грудной клетки - возможно, на рентгене обнаружатся и трещины - и перелом левой ключицы. Поскольку электрический свет от движка давали только по вечерам и в дневное время рентгеновский аппарат бездействовал, то по поводу трещин она высказалась неопределенно.

- Как же это вас, Сергей Терентьевич, угораздило упасть на корягу? сокрушаясь, спросила Ольга.

- Так ведь вода скрывала ее... Да и времени разглядывать не было, на мне гимнастерка горела...

- Ожог на спине небольшой.

- Значит, я в самый раз сиганул с обрыва в протоку...

- Ладно, после все выяснится, а пока лежите, не шевелитесь, чтобы не сдвинулись обломки ключицы. Вам нужен покой!

...Покой, прописанный Щеглову, соблюдался два-три дня. Как только он почувствовал себя лучше, даже лежа в постели начал заниматься своими обычными делами. Он вызвал в палату Костикова, и тот, развернув на коленях карту, показал, на каких участках сколько выгорело тайги, а на каких удалось общими силами парашютистов и дружинников остановить пал, однако, по данным воздушной разведки, в районе горного перевала нет-нет да и обнаружатся очаги пожара.

- Прогноз погоды вам дали, Петр Савватеевич? - спросил Щеглов, внимательно выслушав второго секретаря.

- В ближайшие дни обещают дождь.

- Значит, не будет! - иронически произнес Щеглов. - У метеорологов, по моим наблюдениям, получается все наоборот: обещают дождь, а его нет, обещают сухо - глядишь, ливень, - и добавил мечтательно: - Ах как нужен ливень похлестче, Петр Савватеевич, ах как нужен...

- Бог даст, будет!

- На него-то и вся надежда, - в тон ответил Щеглов. - Как бы не пришлось тебе, Петр Савватеевич, к бывшему шаману Никандру съездить, привезти его на Бидями и попросить покамлать... - На лице его, исхудавшем от болезни, заросшем щетиной, появилась улыбка. - В старину наши орочи так и делали!

- Ради хорошего дождя стоит и съездить, - слегка засмеялся Костиков и, перехватив иронический взгляд Щеглова, добавил прежним шутливым тоном: - Если бы только знать, что это поможет делу...

- Ладно, Савватеич, шутки в сторону! Что у тебя еще?

- Был на приеме у меня начальник изыскательской партии, показывал схему своих маршрутов.

- Интересно, что они там наметили?

Костиков полистал блокнот, нашел страничку со схемой.

- Значит, вот какая картина, Сергей Терентьевич. В нашем Агуре, как тебе уже известно, предполагается узловая станция. От нее одна ветка пойдет в Мая-Дату, другая к Дубовой роще, где будем закладывать новый леспромхоз.

- А на Кегуй?

- На Кегуй в схеме пока ничего не обозначено.

- Почему?

- Из-за горного перевала. У изыскателей еще нет твердого мнения: прорубать ли тоннель или прокладывать линию в обход горного хребта. В будущем году пошлют по этому маршруту специальную партию. Поскольку работа изыскателей рассчитана на несколько лет, начальник предполагает устроить в Агуре центральную базу снабжения, Просил нашего содействия.

- Непременно окажем им всяческую помощь, - произнес Щеглов.

- Я так и сказал ему.

В палату вошла Ольга.

- Не помешаю?

- Нет, - сказал Костиков, вставая.

- Сидите-сидите, Петр Савватеевич, я на минуту.

Костиков спросил:

- Долго будете держать у себя первого секретаря?

- Разве это имеет значение? - с улыбкой сказала она. - Руководство идет из больничной палаты...

- Неотложные дела, Ольга Игнатьевна, - виновато заметил Щеглов.

Она присела к нему на койку, взяла у него руку и, поглядывая на часы, стала считать удары пульса.

- Пять с плюсом! - сказала она. - А за поведение три с минусом.

- Вот уж не ожидал, - засмеялся Щеглов. - Лежу тише воды ниже травы, и вдруг три с минусом...

Она обратилась к Костикову:

- Продолжайте, Петр Савватеевич.

- Значит, со схемой все ясно?

Щеглов утвердительно закивал головой.

- Карп Поликарпович прямо грудью идет на нас, Сергей Терентьевич, требует, чтобы отдали ему главного инженера из Кегуйского леспромхоза. Похоже на то, что они между собой договорились, теперь слово за нами.

- Спешить не будем, - заявил Щеглов. - После смерти Бурова там и директора нет. Заберем главного инженера - вовсе оголим хозяйство, они и так плана лесозаготовок не выполняют. Выйду из больницы, буду звонить в трест, пришлют Карпу главного инженера.

74
{"b":"49735","o":1}