ЛитМир - Электронная Библиотека

Появившись в палате «четверки», Стентон сбросил с плеч плащ лорда Уиндема и легко вошел в знакомую роль Сокола. Все больше ему казалось, будто его настоящая жизнь начинается и кончается в этом помещении и в присутствии остальных троих его коллег.

Помещение не представляло собой ничего особенного, это была маленькая безликая комната, где все четыре стены были обшиты безвкусными стенными панелями. В ней стояли только старый стол да четыре кресла, довольно необычных. И еще пара стульев.

Он легко провел рукой по резьбе на спинке своего кресла, успокаиваясь от изящного изображения сокола с острым взглядом. Сокол помогал ему, придавая смысл каждому новому дню. И со временем это стало его настоящей, истинной жизнью: лорд Уиндем как бы отходил в сторону, когда было нужно, вместо него действовал Сокол, с каждым годом это давалось ему все легче.

Стентон огляделся, чтобы понять, заметили ли остальные такой нетипичный для него жест.

Лев, великолепный светловолосый гигант, уже занял свое место и, откинувшись на резную спинку кресла, внимательно читал последний отчет Клуба лжецов о поисках Химеры.

Кобра, смуглый и считавшийся очень красивым, наверное, уже прочитал его раньше, потому что сидел с полуулыбкой на лице, глядя в пространство. И понятно, ведь Кобра недавно женился.

Лиса тоже была семейным человеком, хотя в ее остром взгляде скуки не наблюдалось, когда она подняла красиво изогнутую бровь, заметив жест Стентона.

– Уиндем, ваше кресло не станет мягче, если вы этого от него ждете, – отчетливо произнесла она. Ее протеже и муж, Марк, занял свое место рядом с ней на стуле.

Кобра поморгал и с любопытством уставился на Стентона. Лев оторвался от чтения и улыбнулся ему. Лиса, то есть леди Драйден, была единственной, кому не очень нравилась их новая практика раздавать древние кодовые имена.

– Если кто-нибудь подойдет к нам достаточно близко, он сможет опознать нас по нашим прозвищам, – говорила она, – это глупости, как у мальчишек в детском клубе.

Итак, это были лорд Гринли, лорд Рирдон, лорд Уиндем и леди Драйден, сидящие вокруг стола, или, когда обстановка накалялась, что иногда бывало, это были Дейн, Натаниэль, Стентон и Джулия.

И все они теперь смотрели на него в ожидании.

Стентон покашлял.

– Я созвал вас, чтобы сообщить о новом развитии событий. Некто пытается организовать покушение на принца-регента.

Дейн прищурился:

– Тогда мы будем держать его у себя, пока опасность не минует.

– Это будет сложно, – сказал Натаниэль, – Георг планирован свое присутствие уже несколько месяцев. Он даже приказал устроить фейерверки, подготовленные нашим местным гением мистером Форсайтом.

– Форсайт? – Стентон поднял бровь. Старый изобретатель редко покидал свою грязную лабораторию в Белой башне, где он работал над различными увлекательными, хотя и рискованными, проектами для короны. – Во время оргии? Ему же уже почти восемьдесят. Он этого не переживет.

Дейн фыркнул:

– Ничего опасного. Если там будет порох и запал, то сомневаюсь, что Форсайт заметит даже саму Афродиту.

Джулия поднесла палец к губам.

– Не заставит ли Георга наша забота еще больше выйти за пределы разумного?

Стентон с сожалением кивнул:

– Полагаю, это возможно. Он все еще злится на наше вмешательство в… э… в выбор его любовницы.

Дейн поднял руку и кивнул:

– Я беру на себя ответственность. Похоже, это хороший план на данный момент.

Джулия бросила на него косой взгляд:

– Возможно, если бы вы послушались мнения женщины в этом вопросе, то подумали бы дважды.

Дейн дружески ухмыльнулся ей:

– Осторожность хороша, леди Джулия, но сейчас она мало поможет.

Натаниэль наклонился вперед:

– Случай спорный. Георг злится на нас четверых, и непохоже, что он послушает нашего совета.

Дейн вмешался:

– А что насчет Ливерпула? Как вы думаете, он мог бы повлиять на Георга?

Натаниэль покачал головой:

– Ливерпул еще больше в провале, чем мы. В данный момент Георг чувствует себя ужасно несчастным. Трудно предсказать, что он еще выкинет. Принц все больше пьет и толстеет. Его новая любовница сообщает о все более скандальном поведении Георга.

Стентон кивнул:

– Отсюда и участие Георга в оргии Кросса. – Он встал, чувствуя себя неудобно из-за того, что намеревался сейчас сообщить. – Поэтому я решил участвовать в приеме у лорда Кросса. Мой информатор будет выступать как моя любовница, что даст ей возможность опознать голос, который она подслушала.

Дейн заморгал:

– Вы будете присутствовать на оргии? Вы?

Стентон сцепил руки за спиной.

– Полагаю, у меня есть все необходимое для выполнения этой миссии. Более того, мой информатор поможет мне в этом, выступая в качестве моей любовницы.

Натаниэль подмигнул:

– Ну, я думаю, появиться там с любовницей будет менее странно, чем явиться одному.

Джулия прищурилась:

– Как вы можете доверять этой женщине? Кто она?

– Тут дело не в доверии, леди Драйден. Она нужна для того, чтобы указать на подозреваемого заговорщика. Все последующее расследование проведу я. Она не знает ничего, кроме того, что я обеспокоенный и верноподданный англичанин, желающий предотвратить беду.

Джулия скрестила руки на груди и смотрела на него, удивленно вскинув бровь. Натаниэль и Дейн переглянулись.

Стентон подождал. Потом Натаниэль наклонился вперед, опершись подбородком на ладони.

– Уиндем, вы так и не назвали нам ее имени.

Проклятие! Все оказывается еще сложнее, чем он думал.

– Мой информатор – леди Алисия Лоуренс.

Все сразу зашумели.

– Леди Али-три-сия? Это несерьезно! – крикнул Дейн так громко, что пауки посыпались с паутины на стропилах.

Натаниэль подозрительно молчал. Конечно, не ему говорить о чьей-то репутации, он сам лишь недавно восстановил свою собственную.

Джулия, напротив, была в ужасе.

– Так вы нарушаете свою славу самого плохого лжеца в высшем обществе?

За ее спиной Марк скрывал улыбку, прикрыв рот рукой.

– Не верьте всему, что вы тут слышите, моя дорогая леди.

Джулия оглянулась на него.

– Помолчи, дорогой. – Она снова повернулась к Стентону, ее страх немного улегся. – Простите, Уиндем, я должна была бы знать, что вы поймете, говорит ли она правду.

Натаниэль спокойно наблюдал за этой перепалкой. Теперь он сидел глубоко в кресле, с любопытством искоса поглядывая на них.

– Я слышал о вашей способности, Уиндем. Вы в самом деле можете быть уверены, что она не лжет?

Джулия обернулась к Натаниэлю:

– Я доверяю инстинкту Уиндема. И вам следует это делать.

Стентон не мог оставить все как есть.

– Кажется, на этот раз у меня будет проблема, – пробормотал он.

Натаниэль продолжал:

– Не думаю, что верю в такие вещи.

Джулия не отступала.

– Ну, в решении предусматривалось, что вы не будете участвовать по-настоящему в заговоре Рыцарей цветов.

Натаниэль хмуро взглянул на нее:

– Я работал тайно. От «четверки», я должен добавить.

Дейн снова поднял руку:

– Мы все это знаем, Нат. Но я должен сказать, дар Уиндема очень впечатляет. Я не видел, чтобы он ошибался.

Стентон потер лоб.

– До настоящего времени, – неохотно сказал он. – Ее мысли я прочитать не могу.

Дейн откинулся назад.

– Вот дьявол!

Джулия нахмурилась:

– Вы не можете прочитать мысли этой женщины? Почему? Потому что она произвела на вас такое сильное впечатление.

Стентон фыркнул, протестуя:

– Ничего подобного. Совершенно твердо – нет.

Джулия выглядела неуверенной.

– Насколько я помню, она была очень молода и хорошо воспитана до своего падения. Конечно, она не так уж плоха. В противном случае вы не смогли бы представить ее в качестве своей любовницы.

Стентон еще больше напрягся, даже плечи заболели.

– Надеюсь, свет примет за чистую монету, что я неравнодушен к полной женщине, с лицом, похожим на пудинг, и с прекрасными глазами.

10
{"b":"4974","o":1}