1
2
3
...
13
14
15
...
63

У толпы внизу дух захватило от ужаса, и некоторые женщины вскрикнули, хотя Стентон и успел подхватить Алисию. Одной рукой он схватил ее за руку, а другой обвил талию, пока ноги еще не оторвались от пола.

Под весом их тел начали трещать перила, и Стентон едва не выпустил ее. Уголком глаза он заметил, как что-то упало вниз в толпу. Обхватив Алисию обеими руками, он поднял ее и отступил от опасных перил, прежде чем они стали рушиться вниз.

Они вместе упали на покрытый ковром пол ложи, она оказалась под ним. Толпа внизу закричала, люди приготовились подхватить падающую леди, а вместо этого на них рухнули обломки перил.

Стентон слышал только стук своего сердца и прерывистое дыхание Алисии у своего лица. Он крепче обнял ее и уткнулся лицом в ее шелковистую шею.

Она не упала. Она не разбилась и не истекала кровью на полу, внизу в зале. Она, целая и невредимая, лежала в его объятиях, жарко прижимаясь к нему и дрожа от пережитого.

А может быть, это он дрожал. Ужаса того мгновения, когда перила зашатались и она едва не выскользнула из его рук, он не испытывал еще никогда в жизни.

Он осторожно выпустил Алисию из объятий, встал и протянул ей руку, помогая подняться на ноги.

Леди Алисия смущенно взглянула на лорда Уиндема. Он посмотрел на нее отстранение как чужой человек, который просто помог леди подняться по лестнице. Она поморгала. Всего секунду назад он так пылко обнимал ее…

Очевидно, воображение снова подвело ее, потому что сейчас она не видела ни следа эмоций на его лице.

Пораженная, она приняла его руку и позволила помочь ей подняться на ноги.

Толпа внизу разразилась радостными криками, забыв об оперном спектакле, захваченная драмой, которая разыгралась в ложе. Алисия удивленно глядела на головы людей внизу, лишь теперь обнаружив отсутствие перил. Они улыбались… приветствовали… ее!

– Так переменчиво светское общество, – произнес глубокий теплый голос ей на ухо. – Кажется, наше страстное приключение поразило их воображение.

Алисия фыркнула.

– Почему бы и нет, если мы представили им такое развлечение?

Однако это не послужит на пользу ее миссии. Как, ради всего святого, она сможет мстить, если общество будет любить ее, вместо того чтобы ненавидеть?

– Я рад, что ваш корсаж уцелел, несмотря на его эфемерность.

Алисия насмешливо подняла бровь:

– Это научит вас уважать женское искусство. Выглядеть так скандально – это труд. Я видела древнюю воинскую амуницию, конструкция которой менее совершенна, чем у этого корсажа.

Уиндем насмешливо поклонился:

– Признаю себя побежденным этим мощным корсажем, хотя настаиваю на том, чтобы это платье было возвращено портнихе. Кажется, она забыла закончить вырез.

– Очень хорошо, – пожала плечами Алисия. – Оно свое отслужило. Я все равно вряд ли смогу надеть его еще раз, если не хочу испортить произведенное впечатление.

– Господи Боже мой, – устало заметил Стентон. – Теперь я отправлю своего человека проводить вас домой. У меня еще есть дело. С этими перилами что-то не так.

Алисия согласно кивнула:

– В самом деле. Мне очень хотелось бы знать, кто опутал ложу проволокой. – Она наклонилась, подняла подол юбки и обнажила свою коленку. – Я почувствовала, как она меня поранила.

И действительно, на чулке была тонкая полоска крови.

Стентон стиснул зубы. Ранее он не предполагал ловушки, хотя теперь это было очевидно.

К чему он не был готов, так это к горячему приступу первобытного желания защитить, который охватил его при виде окровавленной кожи. Рана была едва заметная – простая царапина, так почему же в глазах у него зажегся мстительный огонь при мысли о том, что он доберется до преступника?

Леди Алисия уставилась на него с некоторым страхом.

– Вы заболели? Потянули мышцу, когда ловили меня? – Она наклонилась, заглядывая ему в лицо. – Вам надо быть осторожнее.

– Кто-то хотел, чтобы вы были мертвы, – медленно сказал он. – Как это случилось? – Никто, кроме «четверки», не знал об их расследовании. И конечно, женщина с дурной репутацией могла иметь врагов…

Глаза леди Алисии расширились.

– Я… – Она замолчала.

Стентон заметил, как внезапно лицо ее утратило всякое выражение. Это было на самом деле довольно жутко, потому что живые черты лица Алисии никогда не были спокойны.

– О чем вы думаете? – спросил он мягче, чем собирался.

Она выдохнула и широко улыбнулась.

– Ни о чем. Совсем ни о чем. Увидимся утром… около одиннадцати, если вам подходит.

– Я подумал… пораньше.

Но она уже ушла, только портьера шевельнулась.

На следующее утро Гаррет спокойно упаковывал вещи, а Алисия волновалась за них обоих.

– Ты не забыл серые атласные перчатки, которые подходят к…

– Я помню обо всех перчатках и всех платьях. Я даже не забыл огромную коллекцию туфель, которую вы записали на счет бедного лорда Уиндема.

Алисия пренебрежительно фыркнула.

– Кто знает, когда мне еще представится случай купить туфли, – напомнила она ему.

Гаррет скрестил руки на груди.

– Вы одеты. У вас полно туалетов. У вас много времени…

Даже в спальне можно было расслышать властный стук в дверь.

– Проклятие! Рановато он! – Алисия пригладила волосы, в чем не было необходимости. – Заканчивай скорее. Я его отвлеку.

Она вылетела из комнаты и помчалась вниз по лестнице, опережая Гаррета, который хотел открыть дверь.

– Я открою, – сказала она ему. – И кстати, вы уволены.

Это научит его, как изменять своей хозяйке! Это, должно быть, был Гунтер, потому что всякий раз, как она посылала его с поручением, Уиндем таинственным образом оказывался в состоянии вмешаться.

А теперь нужно разобраться с самим Уиндемом…

Она опоздала, а он специально приказал ей быть вовремя. Поэтому Алисия решила нанести опережающий удар. Она распахнула дверь и хмуро уставилась на Стентона.

– Как вы осмеливаетесь показываться здесь, после того как вели себя так безобразно прошлым вечером?

Это удивительно несправедливое заявление произвело желаемый эффект. Лорд Уиндем застыл на месте, и, казалось, порылся в памяти, отыскивая причину такого, нападения.

Мгновение было бесценным, и это было слишком даже для Алисии. Она зашлась смехом и отвернулась, оставив его кипеть от негодования на пороге.

Она вытерла глаза и, повернувшись, увидела, что он все еще стоит на месте и в глазах его горит мрачный огонь.

– Что вы там стоите?

– Жду, когда мне предложат войти, – сказал Стентон, четко выговаривая каждое слово.

Леди Алисия уперлась кулаками в бедра.

– Странно. Пожалуй, я оставлю вас там, чтобы вы подумали о том, как глупо стоять на пороге дома, за который вы на самом деле платите. Я буду в гостиной, это на тот случай, если вы поумнеете.

Бросив на него прощальный взгляд, говорящий о том, насколько она сомневается в таком исходе дела, Алисия отвернулась.

Не успела она сделать и двух шагов, как Уиндем схватил ее за локоть. Она посмотрела на него снизу вверх.

– Для человека, настолько уважающего права собственности, вы слишком часто накладываете на меня руки.

Он посмотрел на нее сверху вниз.

– Нам нужно придерживаться расписания и обсудить основные пункты. У меня нет времени на ваши представления.

Она закатила глаза и выдернула руку.

– Если вы явились, чтобы разглагольствовать о правилах, я предпочла бы не тратить времени на такие глупости. – Она кокетливо улыбнулась ему. – Если, конечно, у нас есть расписание.

– У нас есть соглашение, леди Алисия. Вы должны помогать мне в поисках этого лица. Вы должны придерживаться определенных правил, если мы хотим добиться успеха.

Она скрестила руки на груди.

– Вы повторяетесь, лорд Уиндем. Кроме того, я могу нарушить соглашение в любой момент. У меня две ноги. Мне достаточно выйти за эту дверь.

– Я могу позаботиться о том, чтобы вы не покинули этот дом.

Она посмотрела на него, сощурив глаза.

14
{"b":"4974","o":1}