ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ах! Георг держит на заметке каждую падшую женщину в городе.

«Падшая женщина». Эти слова правдивы. Она уже слышала их раньше, слышала и более грубые. Так почему же они так резанули ее по сердцу, когда их произнес Уиндем?

– Я хочу пить, – вдруг сказала она и отвернулась.

Стентон смотрел ей вслед, сознавая, что его резкие слова ранили ее. Он не хотел этого, но по мере того, как шло время, он все больше запутывался. Когда она только что прижалась к нему спиной, его охватило смешанное чувство похоти и паники, грозящее затуманить его взгляд.

Он хочет ее. Хочет увидеть, как она становится беспомощной и трепещущей в его руках.

Уиндем сглотнул, пытаясь обрести хладнокровие, что всегда удавалось ему в те годы, когда он отказался от определенных потребностей в своей жизни.

Сейчас он – только пылающая лава, как в вулкане. Он точно знает, кого хочет и насколько.

Прошло уже много лет с тех пор, как он позволял себе желать женщину с такой силой.

Позволял? «У тебя нет никакой защиты против нее. Она скрутила тебя, как пружину».

На самом деле, кажется, ему придется удвоить свое сопротивление. Это будет несложно, ведь у него многолетний опыт в таких делах.

Не всегда так было. Некогда он был довольно обычным молодым человеком, может быть, излишне наблюдательным, уставшим от лжи и лжецов, ноне настолько, чтобы люди избегали его, как сейчас.

Одному человеку удалось без труда преодолеть его сдержанность. У мисс Мелинды Петри были яркие голубые глаза, золотистые волосы и такая улыбка, что многие парни, не один Стентон, подумывали о том, чтобы каждую ночь возвращаться к такой девушке.

В тот сезон она бывала почти на каждом балу, неутомимая в поисках подходящей партии. Она танцующим шагом появлялась в каждой комнате в вихре муслина, по пятам за ней следовала, едва дыша, компаньонка. Стентон наблюдал, как девушка флиртует, открыто и мило, с каждым мужчиной, который появлялся у нее на пути, хотя на него она смотрела дольше всего.

Он был хорошим уловом: ведь у него были перспективы, если дядя не оставит наследника, и Стентон прекрасно сознавал, насколько это повышает его положение в обществе, да к тому же он обладал некоторыми привлекательными чертами Хорнов. Так что не было ничего необычного в том, что девушки на выданье внимательно поглядывали на него.

Мелинда, однако, завладела его вниманием не только благодаря своим блестящим глазам и волосам. Мелинда не лгала.

Ни разу он не поймал ее даже на малейшей неправде. Если она опаздывала, то откровенно бранила себя за склонность поспать. Если молодой человек спрашивал ее о планах на следующий день, то она не смущаясь с беззаботным смехом сообщала, что собирается весь день посвятить покупкам тех предметов туалета, о которых вслух упоминать не принято.

На Стентона это произвело большое впечатление, и он начал проверять ее сам.

– Что вы подумали о появлении принца Георга на балу у Смитсонов?

– Я думаю, ему лучше не носить этот оттенок красновато-коричневого, правда? Чтение? Ах, Господи, нет! Уверена, вы сочтете меня дурочкой, но я ни за что в жизни не смогу закончить книгу, которую начала читать.

Очень вдохновленный, Стентон стал позволять себе расслабляться в обществе Мелинды. Он был вознагражден улыбками и ободряющим смехом девушки и снисходительным одобрением ее отца. Мелинда не была из числа сложных натур, но Стентон стал считать, что это и к лучшему. Она обладала внешностью достаточно интересной, чтобы удерживать его внимание, и она была не глупой, а просто счастливо легкомысленной.

Он стал посещать ее дома. Мать Мелинды находила разные предлоги, чтобы оставить их наедине, а отец смотрел на них с жадным блеском в глазах.

Однажды вечером, когда Стентон особенно горячо целовал руку Мелинды, заглядывая в соблазнительно глубокий вырез декольте, он не сдержал страстного порыва, схватил ее в объятия и положил на диван. Она не сопротивлялась, приоткрыв губы навстречу его жаркому поцелую, не отталкивала рук, шаривших по ее телу.

Он женится на ней, он будет до конца своих дней заботиться о такой необыкновенно честной женщине, он никогда не забудет, какой дар ему преподнесли.

Она извивалась в его объятиях. Она бурно дышала. Она была податливая и послушная, не возражала, когда он страстно впивался в ее губы, шею, грудь. Время остановилось, и его сердце громко стучало. Он погрузился в душистые волосы, и Мелинда была…

Мелинда испугалась. Ее сердце колотилось от страха, а не от желания.

Он замер.

– Ты не хочешь, чтобы я касался тебя?

Она запустила руки в его волосы.

– Ах, Стентон, я не могу дождаться, когда стану твоей женой, я так люблю тебя!

Внутри у него все похолодело. Каждое произносимое ею слово было ложью. Были слезы. Было оскорбления и проклятия. Были угрозы. Стентон не реагировал ни на что.

– Я не хочу ее. Она не хочет меня. Вы не можете обвинить меня в том, что я испортил жизнь вашей дочери, поставив под сомнение ее добродетель и вашу заботу о ней. Поскольку я не женюсь на ней, вы должны подумать о том, чтобы не пачкать ее имени, иначе ни один мужчина никогда на ней не женится.

Больше не было ни угроз, ни слез. Стентон покинул дом Петри, уверенный в том, что спасся от долгой и ужасной совместной жизни с женщиной неправдивой и даже нежелающей оправдываться.

Более того, нельзя было отрицать, что в покрасневших от слез глазах Мелинды светилось облегчение. Она выйдет замуж за какого-нибудь очаровательного младшего сына, которого, без сомнения, завоюет и сведет с ума своей пышной фигурой и пустой болтовней.

К несчастью, однако, сначала ей нужно было объявить о том, что сама разорвала отношения с будущим маркизом Уиндемом, жестоким и ненасытным чудовищем.

После этого поползли слухи. Его попытки рассказать правду только разжигали их. Этому способствовало и то, что он покинул высший свет, – теперь, по крайней мере, ему не приходилось слышать шепот за спиной и видеть, как на него показывают пальцем.

Прошло время, история забылась. Он слыл суровым хозяином, страстным лошадником и развратником, каких свет не видывал. Но именно это и было неправдой!

К несчастью, настоящему развратнику нужен партнер, а Стентон не обладал такой силой убеждения, чтобы завлечь какую-нибудь привлекательную вдовушку в свою постель.

А если он не мог сделать это ради себя самого или не хотел за это платить, то ему ничего не оставалось, как держать себя в ежовых рукавицах.

Так что он завязал с этим. Он мог бы убить в себе мужчину простым воздержанием от женщин до конца своей жизни.

Потому что за последние десять лет он не коснулся ни одной женщины, не пил спиртного, не снял сюртука в обществе других людей, за исключением своего слуги.

А в этот вечер он сделал все упомянутое выше.

Не важно. Он должен идти на уступки, если уж оказался в таких обстоятельствах. Не то чтобы он не помнил, как действовать тайно. Возможно, он немного утратил навыки, но когда-то он был очень активным разведчиком, выполняя приказы предыдущего Сокола.

От одного стаканчика бренди и прикосновения к женской щеке с ним не случится ничего страшного.

Глава 12

По пути к столу, где слуги наливали в бокалы крепкие напитки, Алисия увидела много людей, знакомых ей лично или по слухам. Она весело махала рукой женщинам и кокетливо улыбалась мужчинам. Она поговорила с каждым мужчиной, который был здесь в этот вечер, – не обращая внимания на смысл речей, она лишь вслушивалась в их голоса.

И ей пришлось признать, что таинственного лорда сегодня здесь не было. Кроме того, она обнаружила, что быть в центре всеобщего внимания довольно утомительно. Хотя Алисия все еще не забыла слова Уиндема и картина, как они делят с ним спальню, мелькала у нее перед глазами, все-таки она начала мечтать о том, чтобы эта ночь поскорее закончилась.

Она взяла бокал с чем-то холодным, потом зашла за колонну, скрывшись от другой половины зала. Она увидела, как к ней направляются три дамы, как бы не решившие еще, подойти поближе или избежать общения с ней.

23
{"b":"4974","o":1}